.. |

Шмыгин А.И. СОИ глазами русского полковника

Москва, 2000 г.

Рецензия

Вам может повезти, если вы успеете приобрести недавно появившуюся в продаже книгу "СОИ глазами русского полковника", Издатцентр ЦСП "Ветеран отчизны", "Мегатрон", Москва, 2000. Повести не столько потому, что тираж ее ничтожен (700 экземпляров - это явно меньше минимума, необходимого для комплектования научно-технических библиотек различных учреждений России), сколько потому, что такого объемного и четко систематизированного материала по тематике противоракетной обороны вы не встретите более нигде, в том числе и в зарубежных изданиях.

Популярная на первый взгляд книга, по мере ее прочтения все больше становится похожей на необычно увлекательную монографию с глубоким исследованием и осмысливанием тех научно-технических проблем, которыми нас хочет "порадовать" Америка в ХХI веке.

Легко и раскованно, нестандартным образным языком автор "по полочкам" раскладывает все научно-технические принципы, достижения и открытия науки, так или иначе использованные в самой сложной военно-технической проблеме - противоракетной обороне. Строго следуя в описании от образца к образцу автор создает стройную систему восприятия всей грандиозной по масштабам, хотя технически проблематично осуществимой американской программы СОИ.

Увлекательно читабельной делают книгу "вкрапления". Это комментарии автора, примеры из физики, различные справки, высказывания ученых, политиков и т.д. Указанные отступления не только помогают раскрыть тему излагаемого материала (в ряде случаев совершенно с неожиданной точки зрения ), но и, как ни странно, одновременно помогают отвлечься от него, снизить усталость от непрерывного восприятия иногда малознакомого технического повествования. Первые по своему увлекательные и познавательные главы книги посвящены истории создания ПРО. Без их понимания усвоение разнообразных современных систем борьбы с баллистическими ракетами и их боевыми блоками просто невозможно.

Автор буквально "врос" в тему, что позволяет ему и нам воспринимать описываемые подсистемы СОИ сразу, полностью, со всеми присущими им достоинствами и недостатками. В книге описаны все без исключения виды создаваемого оружия для борьбы с баллистическими ракетами и их боеголовками (боевыми блоками), начиная от традиционных противоракет и кончая лазерными, пучковыми, электродинамическими и другими более "экзотическими" типами систем. В начале изложения материала поражает кажущаяся легкость создания тех или иных видов оружия ПРО. Однако, по мере углубления в тонкости техники "вдруг" появляются научные и технические трудности, препятствующие быстрому созданию или надежному функционированию описываемого оружия. Чувствуется, что автору "есть что сказать" американским разработчикам, но он явно не из их друзей. Поэтому в ряде описаний видна недосказанность в раскрытии материала: ставится больше вопросов, чем дается на них ответов.

Впечатляют объем и разнообразие фактического материала, освещенного в книге и способствующего более полному восприятию возможностей разрабатываемого оружия ПРО. Любопытны примеры применения такого оружия в системах сухопутных войск, в авиации и на флоте. Неожиданным для военно-технической книги являются многочисленные интересные примеры применения разработок по технике ПРО в мирной жизни: связи, медицине, строительстве, торговле, быту и т.д. Зрелые выводы автора, анализ высказываний авторитетных лиц в различных областях знаний по тем или иным аспектам тематики ПРО делает эту энциклопедически насыщенную книгу крайне интересной для чтения политикам и военным, экономистам и экологам, врачам и геологам, энергетикам и связистам.

Актуальность изложенного материала неизмеримо возросла в связи с решительным намерением США приступить к развертыванию национальной ПРО. В книге описаны два из множества существующих вариантов претворения в жизнь этой дистабилизирующей программы, которая, по сути, является ни чем иным как первым этапом построения широкомасштабной системы СОИ.

Несомненно, особый авторитет книге придает то, что ее рецензентом и автором Предисловия является первый Генеральный конструктор противоракетных систем СССР, член-корреспондент РАН, Герой Социалистического Труда Кисунько Г. В. В феврале 2001 г. под эгидой Российской Академии Наук состоялись "Кисуньковские чтения", приуроченные к 4 марта 1961 г. Тогда коллективом, возглавляемым Григорием Васильевичем, впервые в мире в верхних слоях атмосферы был осуществлен перехват и полное уничтожение боеголовки баллистической ракеты прямым попаданием в нее поражающих элементов противоракеты. Американцы смогли воспроизвести подобный перехват только через 23 года.

В целом хочется отметить несомненный творческий успех автора Шмыгина Андрея Ивановича и рекомендовать его книгу широкому кругу читателей.

Академик РАН В. С. Бурцев.

Предисловие

Cороковые годы ХХ столетия запомнятся человечеству не только как годы невиданного в его истории бедствия, каким была Вторая мировая война, но и тем, что это время в исторической памяти человечества запечатлено как начало беспрецедентного варварства, выплеснувшегося на дрожжах научно-технического прогресса, заявившего о себе своими первенцами в виде двух атомных бомб - "Худого" и "Толстяка", испепеливших Хиросиму и Нагасаки. Варварская бомбардировка этих японских городов (проведенная уже после разгрома фашистской Германии, когда были сочтены и дни милитаристской Японии) была продиктована отнюдь не военными соображениями. Не устоял президент Трумэн перед соблазном продемонстрировать под занавес Второй мировой войны американскую ядерную мощь для устрашения СССР!

Попытка устрашить СССР фактически лишь была прелюдией к новой (ядерной) стратегии США по отношению к своему бывшему союзнику по антигитлеровской коалиции - стратегии, впоследствии ставшей основой "холодной войны" в духе известной речи Уинстона Черчилля в американском города Фултоне. Эта стратегия облекалась в лицемерную формулу - "стратегия массированного возмездия", а ее целью недвусмысленно провозглашалась ликвидация социалистического строя и расчленение СССР на отдельные оккупационные зоны. В условиях монополии США на ядерное оружие в планах заокеанских стратегов вырисовывалась заманчивая для них перспектива достижения этих целей путем нанесения атомных бомбовых ударов по сотням советских городов при гарантированном отсутствии риска ответного ядерного возмездия со стороны СССР. Согласно одному из таких планов дошло даже до того, что в 1948 г. в Великобританию из США прибыло 90 ядерных бомбардировщиков В-29. Мир был на грани ядерной агрессии против СССР!

Но планы ядерных игр только в наши ворота были перечеркнуты созданием советской атомной бомбы. И еще тем, что на одном из военных парадов над Красной площадью пролетели новые бомбардировщики авиаконструктора Мясищева как намек для понятливых военных атташе, что при необходимости у СССР найдется, чем доставить атомные бомбы в логово агрессора по северным полярным трассам, проложенным еще в 1930-е годы советскими летчиками как трассы дружбы между народами СССР и США. У атомных маньяков рухнула надежда на то, что США смогут, развязав атомную агрессию с европейских авиабаз, отсидеться в заокеанской недосягаемости, подставив своих европейских союзников под ответные атомные удары СССР.

Казалось бы, на этом стоило и образумиться, договориться о запрещении и уничтожении ядерного оружия, на чем всегда настаивал СССР. Однако США вместо этого продолжали накапливать и совершенствовать наступательное ядерное оружие, нацеленное на СССР, а для исключения ответного удара советских межконтинентальных самолетов срочно создали вместе с Канадой северную линию ПВО. СССР ответил на это созданием межконтинентальной баллистической ракеты, абсолютно неуязвимой для традиционных (противосамолетных) средств ПВО, в том числе и для средств североамериканской ПВО.

Американский сенатор Тафт создавшуюся ситуацию в ракетно-ядерном противостоянии назвал ядерным тупиком, выход из которого, по его мнению, возможен только в том случае, когда одна из сторон первой создаст противоракетную оборону (ПРО) и тем самым получит решающий стратегический перевес над другой (опоздавшей) стороной. Однако проблема создания системы ПРО, способной повлиять на исход полномасштабного обмена ракетно-ядерными ударами, оказалась беспрецедентно сложной, можно сказать, наисложнейшей среди военно-технических проблем ХХ века, до сих пор не получившей стратегически значимого решения.

В условиях образовавшегося ядерного тупика, казалось бы, какой смысл загонять в него все больше и больше наступательных ядерных вооружений? А ведь именно по этому абсурдному пути пошло дальнейшее развитие ракетно-ядерного противостояния СССР и США. Военно-промышленный комплекс США в погоне за баснословными сверхприбылями продолжал подхлестывать гонку вооружений в целях достижения такого (явно несбыточного) превосходства над СССР, при котором США смогли бы "уничтожить все стратегические носители ядерного оружия в СССР". Именно так формулировалась стратегия "гибкого реагирования" США в 1961 г. И вполне естественно, что СССР на каждом витке такой гонки вынужден был отвечать своими контрмерами по поддержанию стратегического паритета, ложившимися разорительным бременем на его экономику.

Авторы мифа об угрозе советской агрессии, конечно же, в него не верили и использовали его как ширму, за которой сами же планировали ядерные удары по СССР. Об этих планах подробно сказано в предлагаемой книге, и они не были плодом безответственной самостоятельности наиболее драчливых "ястребов", а провозглашались официально на уровне президентской власти. Достаточно вспомнить, например, директиву N59 президента Картера от 1979 г., в которой открыто провозглашалась стратегия нанесения первого ядерного удара по СССР и ведение ограниченной ядерной войны в Европе. (Причем более чем странная логика этой стратегии заключалась в том, чтобы ударить по СССР ядерным оружием из Европы в расчете на то, что ответные удары СССР будут ограничены Европой и не затронут США!). А сменивший Картера президент Рейган начал с того, что объявил СССР империей зла, пообещал покончить с нею и выбросить коммунизм на свалку истории. При этом для обеспечения выживания США в затяжной ядерной войне Рейган распорядился о развертывании НИОКР по программе, получившей название "Стратегическая оборонная инициатива" (СОИ), нацеленной на создание крупномасштабной системы ПРО, способной отражать ответные удары советских баллистических ракет.

Что же мешало американским ядерным ястребам нанести разоружающий удар по ракетно-ядерным силам "империи зла"? Рассмотрим этот вопрос на примере противостояния МБР СССР и США, зафиксированного при подписании Договора ОСВ-2: у США - 1054 ПУ МБР, из них 550 - с ракетами "Минитмен-3", оснащенными трехзарядными РГЧ Мк-12 с боеголовками индивидуального наведения (всего 1650 боеголовок) для удара по всем 1398 пусковым шахтам советских МБР. Расчет показывает, что если бы США попытались нанести удар всеми ракетами "Минитмен-3" по советским ПУ МБР, то число последних, не накрытых огненными шарами наземных контактных ядерных взрывов, составляло бы 460+52 с вероятностью 0,997, т.е. остаток советских МБР для ответного удара находился бы в пределах от 408 до 512 ракет, между тем как по оценкам специалистов Пентагона, удар уже 30 советских ракет неприемлем для США. А ведь в нашем расчете не учитывались БРПЛ, а также часть советских МБР, которые бы успели стартовать до того, как на них упали бы боеголовки ракет "Минитмен-3". Вот она - уздечка для ядерных заокеанских скакунов!

И все же стратегов Пентагона не покидала надежда на то, что им и без ПРО удастся избавиться от этой уздечки. Для этого в 1975-1980 гг. форсированно осуществлялись программы НИОКР, суть которых заместитель министра обороны США Дж. Перри охарактеризовал следующим образом: "...выявить и использовать уязвимые стороны СССР... Краеугольным камнем нашей стратегии капиталовложений является создание технического превосходства... Создание управляемого оружия с высокой точностью доставки к целям затрагивают три раздельные технические области: устройства обнаружения целей, высокоточные системы наведения и боевые части..." (доклад Дж. Перри конгрессу США 1 февраля 1979 г.). Все это в совокупности было направлено на создание оружия, в котором реализуется принцип "fire and forget" ("выстрелил и забыл").

Свои возможности, достигнутые в этих трех областях применительно к системам обычных вооружений, США убедительно продемонстрировали в ходе военных действий в районе Персидского залива, с "хирургической точностью" расстреливая в качестве полигонных мишеней беззащитные объекты Ирака. Дядя Сэм слова и деньги на ветер не бросает!

Каковы же результаты НИОКР в этих трех областях, достигнутые в целях совершенствования ядерного оружия первого удара? Наиболее важные из них: возможность космической разведки наземных целей и их координатной привязки с точностью до единиц метров; создание для переоснащения ракет "Минитмен-3" РГЧ Мк-12А, тоже трехзарядных, но с увеличенными в 2 раза мощностями спецзарядов и повышенными в 2 раза точностями наведения боеголовок; создание нового поколения МБР с десятизарядными РГЧ и более эффективными, чем у Мк-12А, боеголовками индивидуального наведения. Благодаря этому к середине 1980-х гг. ракетно-ядерные силы США приобрели возможность поразить практически все 1398 ПУ МБР СССР. Например, при доставке по одной боеголовке Мк-12А к каждой цели число непораженных советских ПУ МБР составило бы не более одной с вероятностью 0,9994, или нуль - с вероятностью 0,9626.

И все же эти безусловно впечатляющие результаты не дали потенциальному агрессору выход из ядерного тупика. Ибо даже при уничтожении всех советских МБР до того как они стартовали бы из пусковых шахт во встречном ударе по объектам США и даже при уничтожении одновременно всех советских ПУ БРПЛ у Советского Союза остались бы для ответного удара МБР мобильного базирования. Как ни верти, а без СОИ-ПРО ядерному агрессору не обойтись!

Но главный подвох для планировщиков ядерных ударов по СССР возник с совершенно неожиданной стороны в результате исследований советских ученых на математических моделях экологических последствий ядерных взрывов. Дело в том, что при уничтожении советских пусковых шахт МБР ущерб от 1398 ядерных взрывов затронул бы попутно не только соответствующие регионы СССР, как это мнилось ядерным стратегам. От такого количества ядерных взрывов произошла бы самоубийственная для человечества катастрофа в глобальном масштабе. Вся наша планета на много лет погрузилась бы в ядерную зиму и в кромешный мрак, она превратилась бы в ледяной дом, а ее обитатели - и агрессоры, и жертвы агрессии - в радиоактивные ледяные сосульки. Не случайно по этому поводу в конгрессе США состоялись слушания советских ученых (один из которых впоследствии загадочным образом исчез во время заграничной командировки), а Рейган вынужден был согласиться сделать совместное с Горбачевым заявление о том, что в ядерной войне победителя не будет и что надо перейти от наращивания стратегических наступательных вооружений к их существенному паритетному сокращению. Но при этом Рейган отказался признать, что конечной целью этого сокращения является полное запрещение и уничтожение ядерного оружия, следовательно, подразумевался какой-то предельный уровень для сокращения?

Не остановится ли сокращение на "экологически приемлемом" для ядерной агрессии уровне, кстати заодно и облегчающем реализацию системы ПРО-СОИ? И все это было очень удобно выдавать как акт миролюбия, подхваливая СССР за новое мышление: мол, СССР перестал быть агрессором (?!), стал "хорошим", поэтому можно объявить холодную войну законченной и начать сокращение ядерных вооружений. Но какой же это конец холодной войны, когда ядерные силы США и России до недавнего времени были взаимно нацелены на объекты высоких договаривающихся сторон? А разве требование закрыть Красноярскую РЛС - не отрыжка холодной войны? И, наконец, СОИ - разве не дитя холодной войны, рожденное под призывы покончить с "империей зла", заботливо вскармливаемое независимо от смены хозяев в Белом доме? Кто может поручиться, что в свое время, набрав силу, оно не заявит о себе окрепшим молодым баском на языке своей мамаши, перерядившейся в мирную тогу холодной войны?

В настоящей книге дается научно-популярное освещение проблем ПРО, исследуемых в программе СОИ. Предмет книги очень непростой, ибо подходы к проблемам ПРО с самого начала забаррикадированы невидимыми даже для специалиста препятствиями, подобно тому, как подводные части айсбергов закрывают доступы к их вершинам. Эта книга поможет любознательному вдумчивому читателю преодолеть эти препятствия и на этом пути обогатить свои знания в широком спектре ключевых идей современного научно-технического прогресса. Но это не будет легким развлекательным чтением. Оно не для тех, кому, например, достаточно прочитать газетную передовицу о кукурузе и уже считать себя специалистом в сельском хозяйстве. Или поучать медиков, вычитав кое-что из журнала "Здоровье".

Излагая историю начала работ по программе СОИ, автор на конкретном фактическом материале показывают ее нацеленность на достижение военно-технического превосходства США над СССР, разжигание психоза об "угрозе советской агрессии", бум в военно-промышленном комплексе вокруг прибыльных контрактов с Пентагоном, меры по привлечению к работам по СОИ технологического потенциала других стран Запада, обработку общественного мнения в пользу создания "противоракетного зонтика" над континентами США и даже Европы.

"От Фау до Шаттла" - этот заголовок первой главы емко и выразительно отображает тот факт, что создание в США баллистических и космических ракетных систем является прямым продолжением работ, проводившихся в фашистской Германии до ее поражения во Второй мировой войне. Автор показывает, как германские ракетчики и Пентагон активно искали друг друга в агонизировавшем Третьем рейхе, и благодаря этому им удалось осуществить в высшей степени организованно перемещение в США всего научно-технического задела и интеллектуального потенциала Германии и буквально с ходу продолжить работу немецких ракетчиков в их "новом отечестве". Это сэкономило для США большие средства и, главное, время в развитии ракетной техники. Весь материал этой главы (как, впрочем, и двух других) насыщен научно-документальной конкретикой и персонификацией описываемых событий, что в сочетании с образным языком делает книгу увлекательной. Автору удалось, не обременяя читателя техническими подробностями, но и не вульгаризируя в угоду популярности, раскрыть внутреннюю логику развития ракетной техники от образца к образцу.

Для читателя безусловно интересными будут данные по сумасбродным прожектам создания средств нападения на СССР по американским программам "НАБС", "Дайна-Сор", "Икар", создания военных баз на Луне, а также по противоракетному проекту "Дефендер" и его предшественникам "Сейнт", "МОЛ" и "МОДС".

В книге дается обзор эволюции американских работ по системам ПРО наземного базирования, начиная с проекта "Хелмит" (крупнокалиберная ствольная артиллерия) и "первенца ПРО США" - системы "Найк-Зевс" и кончая системами "Сентинел" и "Сейфгард". При этом автор обстоятельно рассказывает о развитии ракетных и радиолокационных средств ПРО, о средствах СПРН и о связанных с ними проблемах.

Наиболее емкой по содержанию и системному охвату излагаемого материала является третья глава, посвященная проблематике СОИ. Здесь можно выделить следующие ключевые моменты:

- концепцию построения многоэшелонной системы ПРО, критический анализ доклада конгрессу США о ходе выполнения программы СОИ за период с 1983 до начала 1989 г.;

- систему обнаружения, захвата, сопровождения МБР и боеголовок, а также оценок результатов применения оружия по ним; анализ проектов разработки этой наиболее сложной и наиболее дорогостоящей части СОИ;

- наиболее "экзотические" элементы программы СОИ, основу которых составляет разработка в интересах ПРО нетрадиционных идей, относящихся к новейшим разделам физики: лазерное оружие, пучковое, микроволновое, ЭМИ; упоминается даже идея инфразвукового оружия;

- основные результаты работ по развитию традиционного принципа ПРО - "снарядом по снаряду", но с существенной для прежних американской добавкой в виде головок самонаведения на конечном участке перехвата баллистических целей, реализация этих результатов в образцах противоракет, способных осуществлять безъядерное (кинетическое) поражение целей;

- системно-кибернетические аспекты СОИ: алгоритмы, процессоры, программное обеспечение, концепции сети и связи, проблемы надежности, безопасности, предотвращения ложных срабатываний системы;

- инфраструктурную проблематику для космического эшелона СОИ: энергопитание, космические транспортные средства, связанные с ними вопросы экологии.

Автор последовательно шаг за шагом вводят читателя в круг всех этих ключевых задач и связанных с ними физических идей и принципов, заложенных в гипотезу построения СОИ.

Суммируя всю приведенную в книге информацию о СОИ, а также высказывания ряда ученых, политических и общественных деятелей США, автор четко квалифицируют программу СОИ как предназначенную для дестабилизации в пользу США стратегического ракетно-ядерного паритета. Свое отношение к СОИ авторы выражают надеждой на то, что человечество сумеет найти единственный аварийный выход из гонки вооружений - объявить вне закона создание новых "экзотических" видов оружия и навсегда избавиться от существующего арсенала оружия массового уничтожения людей.

С этим мнением "русского полковника" нельзя не согласиться. Но как быть, если работы по СОИ завершатся созданием стратегически значимой системы ПРО? Здравый смысл подсказывает, что на этот случай для сохранения стратегического паритета Россия должна быть готовой создать адекватную систему у себя. Здесь здравый смысл вступает в противоречие с заявлениями М.С. Горбачева, подсказанными ему учеными из числа бывших МГУшных однокашников (Е.П. Велиховым и Р.З. Сагдеевым), будто мы располагаем рецептом "асимметричного" варианта реагирования на программу СОИ, которая будет в "десятки и даже в сотни раз дешевле", чем создание советской ПРО.

Суть идей асимметричного варианта состоит в том, чтобы воспрепятствовать поражению наших МБР космическими компонентами СОИ путем сокращения участка вывода МБР и их боеголовок на заданные траектории в пределах достаточно плотных слоев атмосферы. Но это физически потребовало бы списания всего арсенала наших МБР и создания совершенно новых ракет с более мощными двигателеми, с новыми, более сложными системами управления их выводом, с повышенной прочностью и теплозащитой носителей в условиях их движения с повышенными ускорениями и скоростями в плотных слоях атмосферы. И это называется "дешевле в десятки и даже сотни раз"! (Надеяться сегодня всерьез, что Америка "сотоварищи" пойдут навстречу предложениям Б.Н. Ельцина вряд ли приходится. Кто согласится соединить огромный научно-технический задел Запада с практически "пшиком" с нашей стороны в предполагаемой гипотетической системе коллективной безопасности взамен СОИ?).

Однако программа СОИ отнюдь не сводится к призрачной космической экзотике. Она вобрала в себя и реальные ранее выполненные разработки наземных средств ПРО, построенных на принципе "ракета против ракеты" с кинетическим (безъядерным) поражением целей. Об одной из таких разработок сообщала газета "Красная звезда" от 31 января 1991 г.: "Стартовавший с полигона на атолле Кваджелейн в Тихом океане перехватчик ЭРИС на высоте 100 миль перехватил и при столкновении уничтожил боеголовку МБР "Минитмен", запущенную с базы ВВС США Ванденберг. Во время испытаний применялись ложные цели, затруднявшие обнаружение боеголовки".

Это означает, что США уже сейчас технически готовы за год-два развернуть, не нарушая договор по ПРО, боевой противоракетный комплекс путем размещения 100 безъядерных противоракет ЭРИС в пусковых шахтах, предназначавшихся в законсервированном комплексе "Сейфгард" для ядерных противоракет "Спартан" и "Спринт". Причем этот комплекс сможет оборонять не только базу МБР Гранд Форкс, на территории которой он расположен, но и большую зону вокруг нее протяженностью в сотни километров, так что подобные комплексы могут оказаться весьма удобными для развертывания территориальной системы ПРО США, предназначенной для отражения ответного удара советских МБР при экологически ограниченном уровне паритета СНГ и США по наступательным вооружениям. Например, если этот уровень определен в количестве 300 боеголовок, то для ядерных ястребов возникает соблазн нанести этими боеголовками удар по СНГ - сокрушительный при "асимметричном" отсутствии советской ПРО - между тем как в самом неблагоприятном для США случае нагрузка на американскую СОИ-ПРО составила бы в среднем по 6 боеголовок на каждый штат. Это, конечно, не тот массированный удар, против которого стоило бы городить дорогосто ящий, по существу фантастический, космический эшелон ПРО. К тому же огневая производительность наземных средств ПРО может повышаться путем компоновки перехватчиков типа ЭРИС в виде пакетов субснарядов, выводимых в зону перехвата общим носителем с последующим самонаведением каждого субснаряда на заданную ему цель.

Из приведенного примера следует, что наши "асимметричные" (или любые другие) игры с программой СОИ могут обернуться катастрофически опасными последствиями для России.

После всего сказанного у читателя, естественно, возникнет вопрос: а как обстоят дела с ПРО в России? А ответить на него можно одним словом: плачевно, т.е. хуже, чем очень плохо. С момента, когда по инициативе США начались переговоры о заключении договора по ПРО, мы начали не просто отставать от США в тематике ПРО, а даже бежать в ложных, тупиковых направлениях.

Одним из таких направлений явились исследования по проблеме создания СВЧ-оружия для ПРО, особенно широко развернувшиеся после правительственного постановления в 1970 г. В их основе была внешне заманчивая идея поражать боеголовки баллистических ракет не противоракетами, а сфокусированными радиолучами в диапазоне СВЧ. Для пропаганды этой бредовой идеи ее сторонники построили лабораторный стенд, в котором СВЧ-излучение фокусировалось непосредственно вблизи этого источника. По существу это была разновидность высокочастотной нагревательной печи в сантиметровом радиодиапазоне, в которой можно было при определенной выдержке разогреть до плавления все, что угодно. И это действовало впечатляюще на неспециалистов, особенно в ранге министров и повыше. На самом же деле это было чистейшее шарлатанство, так как эффект фокусировки при переходе от СВЧ-печи к большим расстояниям исчезает в соответствии с законами физики.

Важным фактором живучести этой анекдотически абсурдной темы явилась подпитка ее различными формами американской дезинформации. Явно с этой целью, например, в июне 1984 г. был опубликован даже "патент США" с приоритетом от 3 апреля 1972 г. под названием "Высокоэнергетическая микроволновая система обороны".

Другим абсурдно тупиковым направлением работ по ПРО явилось создание "усовершенствованной" системы ПРО Москвы по образу и подобию системы "Сейфгард", предназначавшейся для обороны базы МБР США Гранд Форкс. И это несмотря на то, что США законсервировали стрельбовую часть "Сейфгарда" с ядерными противоракетами и занялись разработкой противоракет с безъядерным (кинетическим) поражением целей в заатмосферной зоне!

В американском "Сейфгарде" поражение целей должно было осуществляться в основном в атмосферной зоне из-за отсутствия селекции в заатмосферной зоне. При этом ядерные подрывы противоракет "Спринт" (а возможно, и перехватываемых ими боеголовок) в атмосфере над укрепленными бетоном шахтами МБР в безлюдном районе считались вполне безопасными. А как будут чувствовать себя Москва и ее пригороды, когда над ними в атмосфере будут взрываться ядерные заряды российских "Спринтов"? Не смахивает ли такая оборона на ядерное харакири для Москвы? И еще: около 60 ядерных российских "Спринтов" размещены в пусковых шахтах вблизи Московской кольцевой автодороги в режиме боевого дежурства, создавая для Москвы постоянный риск самопроизвольных стартов ядерных противоракет. Такое, например, случается с пороховыми ускорителями наших зенитных ракет (к счастью, неядерных), а во время войны в Персидском заливе сообщалось о самопроизвольном запуске американской зенитной ракеты "Пэтриот". Вся эта история с ядерным заминированием Москвы и Подмосковья выглядит особенно нелепо в контрасте с успешным продвижением за это же время НИОКР в США по проблеме создания средств ПРО с безъядерными противоракетами. И это несмотря на то, что именно в СССР впервые в мировой практике в 1961 г. были успешно проведены 11 пусков экспериментальных противоракет с безъядерным (за счет кинетического соударения) уничтожением головных частей баллистических ракет, а также 5 пусков противоракт с отработкой тепловых головок самонаведения.

Как же могло получиться, что столь удачное начало работ в СССР по проблеме ПРО оказалось загубленным на корню? Это сделали алчность и завистливость титулованных ученых дилетантов, охотников до легких противоракетных хлебов и пирогов, их стадная круговая порука с высокочиновными покровителями в промышленных министерствах, в Министерстве обороны, в ВПК, в бывшем ЦК КПСС. К этому привели карьеризм и корыстолюбие, умноженные на некомпетентность и волюнтаризм. Высокочиновные начальники командовали специалистами в области ПРО, убирали строптивых, выдвигали покладистых бездарей - все это получалось у них не хуже, чем у других таких же начальников с агрономами, животноводами, руководителями колхозов и совхозов.

Приняли эстафету и успешно преумножили развал оборонного потенциала страны "демократы" эпохи Б. Ельцина. Создать сегодня действенный противовес любому потенциальному агрессору в противоракетной обороне посильно лишь политикам и экономистам новой формации - настоящим патриотам своей Родины.

В перспективе СОИ еще не раз может оказаться предметом политических и дипломатических игр со стороны определенных кругов США, которые захотят с ее помощью нарушить военно-технический паритет с Россией в условиях сокращений ракетно-ядерных вооружений до "экологически приемлемого" порога. А это, в свою очередь, будет поддерживать устойчивый читательский интерес к вопросам ПРО.

Член-корреспондент РАН, генерал-лейтенант в отставке, Герой Социалистического Труда, лауреат Ленинской премии Г. Кисунько.

Глава 1. От Фау до "Шаттла"

"Колыбель" ракет для войны

Сегодня никто не ставит под сомнение утверждение, что первые ракеты появились в Китае. Иногда только спорят о том, когда началось их боевое применение. Некоторые исследователи утверждают, что это случилось в Азии в 1232 г, а в Европе - в 1380 г. Однако массовое применение ракет в военном деле уходит корнями в прошлый век. Еще в 1823 г. существовал прусский ракетный корпус, на вооружении которого были пороховые ракеты. Но в 1883 г. он был расформирован вместе с исследовательским бюро по ракетной технике. Причина одна - низкая точность попадания пороховых ракет по сравнению с артиллерийскими системами с нарезными стволами.

Мировая бойня, вспыхнувшая в 1914 г., заставила искать новые средства для борьбы с противником. Поэтому не случайно в 1918 г. кайзеровский офицер Рудольф Небель, пилотируя самолет-истребитель, запустил с него по объектам противника две построенные им небольшие ракеты. Однако проигрыш Германии в Первой мировой войне положил конец развитию нового оружия. Ведь согласно V разделу Версальского мирного договора артиллерия будущей Германии могла иметь не более 204 полевых орудий калибра 77 мм с комплектом снарядов к каждому не более 1000 и 84 полевые гаубицы калибра 105 мм с боекомплектом не более 800 снарядов. Но лазейку в любом договоре при желании все же можно найти. И она нашлась - ведь производство, хранение и применение ракет (а они в договоре не были оговорены как боеприпасы) не были категорически запрещены.

В 1930 г. Рудольф Небель построил в предместье Берлина ракету с жидкостным двигателем, старт которой положил начало совершенствованию ракетного оружия. Для рекламы своих ракет Р. Небель не только обратился с просьбой о пожертвованиях для развития нового оружия к немецким промышленникам, но и пригласил "автомобильного короля" США Генри Форда посетить полигон для испытания ракет. И Форд откликнулся на это предложение - в октябре 1930 г. он прибыл на громко названный "первый ракетодром мира". Вслед за этим американские бизнесмены предложили Рудольфу Небелю миллион марок, если он организует демонстрационный запуск 30 ракет в США. Так начался ракетный бизнес.

В 1931 г. инженеры Небель и Ридель запатентовали совместное изобретение - "Реактивный двигатель на жидком топливе", а к концу этого же года группа Небеля испытала 87 малых ракет, одна из которых, "Мирак-2", поднялась на высоту 60 м.

Именно в этом году начала всходить звезда 19-летнего немецкого студента, обучающегося на машиностроительном факультете Цюрихской высшей технической школы, барона Вернера фон Брауна. По протекции барона-папы, конечно, который обладал огромной политической и финансовой властью, Вернеру нашлось теплое местечко в Берлине. Договорившись с начальником армейской инспекции по вооружению, что тот "возьмет под крылышко" младшего фон Брауна, фон Браун-старший предопределил будущую карьеру сына. В 1931 г. Вернер переводится в Берлинскую высшую техническую школу и одновременно с учебой выполняет обязанности подсобного рабочего у Рудольфа Небеля.

Руководитель группы по жидкостно-реактивным ракетам отдела баллистики Управления вооружений армии 35-летний инженер-машиностроитель капитан Вальтер Дорнбергер приметил этого подающего надежды студента. В 1932 г. он рекомендовал ему баллотироваться в члены правления "Союза межпланетных сообщений" - сугубо мирную организацию ученых-исследователей. Как говорится, дело выгорело, и Управление вооружений приобрело надежного и усердного агента в Союзе, представляющем для него огромный интерес. Благодарность не замедлила последовать - 1 октября 1932 г. 20-летний недоучившийся студент был назначен референтом в группу Дорнбергера.

Лишь в 1934 г. 23-летнему барону был вручен диплом доктора философии. Событие, на первый взгляд, прямо скажем, ординарное: очередной выходец из дворянской семьи получил высшее образование. Однако диссертация вновь испеченного "философа" была в течение десятилетий строго засекречена, так как посвящалась теоретическим обоснованиям преимуществ ракет с жидкостными двигателями над ствольной артиллерией и авиацией.

Любопытны обстоятельства "защиты" этой диссертации. В феврале 1934 г. начальник отдела баллистики полковник Беккер и капитан из отдела военной разведки ("Абвера") появились на квартире Хорна - декана философского факультета университета Фридриха-Вильгельма. По-военному четко Беккер сразу же объяснил цель прихода: необходимо "провести" защиту некой диссертации, содержание которой в интересах рейха должно быть сохранено в строжайшей тайне, причем ни профессорско-преподавательский состав, ни тем более студенты не должны ничего об этом знать. Профессор Хорн, специальностью которого была английская литература, выразил сомнение по поводу такого необычного предложения. Но Беккер в довольно раздраженном тоне заметил, что командование рейхсвера уже получило согласие ректора университета. Устоять было невозможно - ведь Гитлер уже искоренил инакомыслящую интеллигенцию Германии, и 27 июня 1934 г. под дипломом, утверждавшем Вернера фон Брауна в ученом звании доктора философии, появились подписи ректора Фишера и декана Хорна. Таким образом, докторскую степень (по нашей классификации - специалист с высшим гуманитарным образованием) фон Брауну присвоила практически армия. Недаром начальник отдела исследований управления вооружения генерал-майор Эрих Шуман при казал немедленно докладывать в отдел военной контрразведки о каждом человеке, который будет интересоваться диссертацией фон Брауна. Кстати, позднее барон удостоился и диплома доктора естественных наук.

В начале 1930-х гг. на артиллерийском полигоне в Куммерсдорфе, в 27 км от Берлина, была создана "Испытательная станция Вест". Даже офицеры полигона не знали, чем занимается там капитан Дорнбергер вместе со штатскими специалистами - богатырски сложенным инженером Вальтером Риделем, доктором философии Куртом Вамке (защитившем диссертацию по теме "Исследование истечения газов через цилиндрические сопла", не имевшую даже отдаленного намека на философию), техниками Артуром Рудольфом, Генрихом Грюновым и студентом, а затем и доктором Вернером фон Брауном. Только часто на территории станции раздавались взрывы (как выяснилось позже, ракетные двигатели "не шли"). Это обстоятельство нервировало высшее руководство, выражавшее недовольство медлительностью работ, расходы на которые возрастали явно не пропорционально достигнутым успехам.

Заметим, что сразу после прихода Гитлера к власти в 1933 г. расходы на вооружение резко увеличились. Если в 1933 г. на эти цели выделялось всего лишь 1,9 млрд марок, то уже в 1938 г., по официальным статистическим данным, они составили 18,4 млрд марок (а сумма, вложенная в вооружение Гитлером с момента его прихода к власти, достигла 40 млрд марок). Реально оценивая роль ракет в будущих войнах, командование вермахта на исследования в этой области выделило 4 млрд марок.

В 1933 г. были проведены пуски ракет А-1 ("Агрегат-1") массой около 150 кг. Конечно, говорить об их боевом применении не приходилось ведь только гироскоп (прибор, обеспечивающий стабильный, устойчивый полет ракеты) весил 40 кг.

В следующем году была испытана аналогичная ракета А-2 с двигателем на жидком топливе, поднявшаяся на высоту 2 км. Особые надежды руководства по созданию боевых ракет были связаны с идеями инженеров Небеля и Вамке. Но случай решил иначе. Во время очередного пуска ракеты Вамке "застоялся на старте", что стоило ему жизни - взрыв ракетного двигателя, клубы пыли, смешанные с ярко-желтым дымом и... срочно доставленный кислородный прибор, который, увы, помочь мертвому уже не смог. Один из самых опытных и старых по возрасту (ему минуло всего 30 лет!) исследователей в группе Дорнбергера "приказал остальным долго жить". Вернер фон Браун отнесся к гибели Вамке весьма своеобразно. Конечно, цель, стоящая перед конструкторами группы, была одна, но партию первой скрипки в этом ракетном "оркестре" Вернер никогда не играл. Превосходство Вамке как в возрасте, так и опыте работы мешало молодому барону занять лидирующие позиции. Смерть Вамке автоматически сняла эту проблему. Однако в группе еще оставался признанный корифей - учитель Вернера азам ракетной техники, опытнейший инженер Рудольф Небель. И тогда молодой, но уже достаточно предприимчивый фон Браун снова подключил к делу своего отца. Напирая на чистоту расы, барон Магнус фон Браун, постоянно находившийся в окружении рейхсфюрера СС Генриха Гиммлера, сумел внушить кому нужно, что Небель не кто иной, как... еврей. Ну а дальнейшее было делом техники - и Небель и его невеста оказались за колючей проволокой. Так отплатил за науку своему учителю дворянин новой, гитлеровской формации (уже с 1933 г. Вернер фон Браун носил черную форму 4-го кавалерийского эскадрона 6-го полка СС). Путь к карьере был расчищен.

В 1936 г. Гитлер приказал передать 24-летнему Вернеру фон Брауну, недостаточно зрелому в научном отношении, но зато стопроцентно надежному с точки зрения нацистской политики, техническое руководство рискованнейшим проектом того времени. Однако для испытаний новой ракеты А-3 территория станции на полигоне оказалась явно недостаточной. В поисках земли, удовлетворяющей требованиям будущего ракетного полигона, пришлось обратиться непосредственно к Гитлеру. И, несмотря на то, что страна находилась в отчаянном экономическом положении, он санкционировал создание нового полигона. Немалую роль в этом сыграли заверения Дорнбергера и Брауна в скором создании ракет, способных достигать других континентов, что хорошо импонировало планам Гитлера о мировом господстве. С этого момента вопросы ракетостроения стали относить к разряду самых важных.

С владелицей земли острова Узедом, на котором находилась небольшая деревня Пенемюнде, уполномоченный Германа Геринга подписал соглашение о покупке так называемого Пенемюндского леса за 750 тыс. марок. На строительство ракетного центра Гитлером было ассигновано 20 млн марок. Строительство велось специалистами, пользовавшимися особым доверием нацистского руководства. При этом распространялись слухи, что на острове Узедом строится ряд приморских санаториев общества "Сила через радость". Однако район, естественно, должен быть закрытым, так как предназначен он для отдыха выдающихся немецких ученых, которым никто и ничто не должно мешать. Так, к концу 1930-х гг. здесь появился технический центр и жилой городок с населением 20 тыс. человек.

А Дорнбергер - военный начальник центра и фон Браун - технический руководитель проекта не теряли времени даром. Осенью 1937 г. они провели три пуска новой ракеты А-3. И хотя двигательные установки работали нормально, система наведения не оправдала возлагавшихся на нее надежд: эта 750-килограммовая жидкостная ракета явно не удовлетворяла требованиям вермахта. Поэтому было решено создавать новую ракету А-4.

Рис. 1.1

Новая 13-тонная 14-метровая ракета с двигателем на жидком топливе, пожиравшим 125 л спирта и кислорода в секунду, могла нести боевую часть массой 800 кг на расстояние до 320 км (рис. 1.1). К лету 1942 г. небольшая партия новых ракет (впоследствии получивших название Фау-2) была готова к летным испытаниям. Только в октябре 1942 г. третья из запущенных ракет поднялась на высоту 48 км и на 296-й секунде полета упала в море на удалении 190 км от точки пуска. Однако весь последующий год лишь каждое десятое испытание проходило по программе (штатно - как принято сейчас говорить). В результате ракеты, если они вообще поднимались в воздух, неожиданно рушились на землю. Неудивительно, что Гитлер приказал вычеркнуть Пенемюнде из списка объектов особой важности - дела на фронте шли отнюдь не по разработанному им сценарию, и реальные танки были нужнее, чем иллюзорные ракеты. (Сравнение с танками не случайно. Ведь ежегодный бюджет испытательной станции Вернера фон Брауна в 1942 г. достиг 150 млн марок. Эта сумма была равна расходам на производство танков в 1940 г.). Поэтому внимание заправил третьего рейха сфокусировалось на разрабатываемой с начала 1942 г. конструктором Физелером новой системе оружия дальнего действия под названием "Физелер Фи-103" - самолете-снаряде (точной копии морской торпеды, но с небольшими крыльями и реактивным двигателем), позднее получившем название Фау-1. Рейхсмаршал Геринг без труда добился для производства нового оружия (из соображений секретности проект назывался "Косточка вишни") режима "наибольшей важности". Эта более чем двухтонная конструкция (прообраз будущих американских крылатых ракет "Регулус", "Матадор", "Мейс", "Томагавк") могла доставить к цели 700 кг взрывчатого вещества на дальность до 370 км. Правда, скорость полета в 600 км/ч позволила впоследствии эффективно бороться с ними в полете истребителям королевских ВВС Великобритании и зенитным средствам ПВО.

Однако жизнь внесла свои коррективы. В ночь с 17 на 18 августа 1943 г. англо-американская авиация с авиабаз Великобритании осуществила массированный налет на Пенемюнде. В налете участвовало около 600 четырехмоторных бомбардировщиков и 65 разведывательных самолетов-наводчиков, сбросивших около 1600 т фугасных и 280 т зажигательных бомб. Из налета не вернулся 41 самолет, но ракетный центр был разрушен. Производство ракет было перенесено в подземные заводы, где работали узники концлагерей под руководством немецких специалистов. Общий надзор за осуществлением имперской "программы возмездия" фюрер передал СС. Для испытания Фау-2 на территории оккупированной Польши был построен новый полигон (центр Пенемюнде был полностью восстановлен в октябре 1943 г. "благодаря" действенному стимулу: за отставание от графика работы смертная казнь).

Гитлер, обеспокоенный следовавшими одно за другим поражениями на фронте, вновь вспомнил об "оружии возмездия". Вызванные на доклад руководители ракетного центра - генерал-майор Вальтер Дорнбергер и штурмбанфюрер СС Вернер фон Браун предстали перед фюрером рейха в июне 1943 г. Доклад делал "ракетный барон". "Убедительность доводов Вернера фон Брауна произвела на Гитлера такое же сильное впечатление, как позднее на генералов Пентагона", - писал в 1955 г. западногерманский журнал "Дер Шпигель". А после просмотра фильма об экспериментальных пусках ракет фюрер воскликнул: "Благодарю вас! Почему я до сих пор не верил в успех вашей работы? Меня просто плохо информировали". После этого деньги в Пенемюнде потекли рекой.

13 июня 1944 г. первые Фау-1 упали на Лондон, а уже 3 июля число погибших от нового немецкого оружия достигло 2500 человек. Всего на Великобританию упало 9300 самолетов-снарядов Фау-1. В результате 23 тыс. домов были полностью разрушены, около 18 тыс. человек ранено и 6800 убито. За годы Второй мировой войны было изготовлено более 23000 таких ракет.

29 августа 1944 г. Гитлер приказал подвергнуть обстрелу ракетами Фау-2 Лондон и Париж, к тому времени освобожденный войсками союзников. Первые ракетные части (эсэсовская батарея 500, эсэсовский ракетный дивизион 385 и моторизованный артиллерийский дивизион 836) были передислоцированы в западную часть Германии. 8 сентября первая Фау-2 обрушилась на Лондон, образовав посреди улицы воронку глубиной 10 м. К 8 ноября 1944 г. на Англию упало 210 ракет, а на г. Антверпен - 400, причем в среднем при одном попадании Фау-2 погибало в 4 раза больше людей, чем при попадании Фау-1. 27 марта 1945 г. на Лондон упала последняя стартовавшая во Второй мировой войне ракета Фау-2. Всего по Британским островам было пущено 1054 ракеты Фау-2, из них 517 - по Лондону. Число погибших составило примерно 2700 человек. За годы Второй мировой войны было изготовлено примерно 12 тыс. таких ракет.

Конечно, эффект от применения ракет был невысок - убитых все же маловато. Тем не менее, и такой вклад в войну нужно поощрять. Поэтому 24 декабря 1944 г. Гитлер наградил Вернера фон Брауна "рыцарским крестом с мечами" - одним из высших нацистских орденов. Не обошла награда и Вальтера Дорнбергера. Кроме того, он был досрочно произведен в генерал-лейтенанты.

В целом новое "оружие возмездия" рейха имело невысокую точность попадания и было предназначено главным образом для политического устрашения правительства, а также для деморализации и уничтожения населения крупных городов стран, противостоящих фашистской Германии на западном фронте. По данным, обобщенным известным британским специалистом по вопросам ракетной техники К. Гетлендом, в период с 13 июня по 4 сентября 1944 г. немцы выпустили 8070 самолетов-снарядов Фау-1 по объектам Юго-Восточной Англии. Из этого числа 29% (2340 шт.) упало на территорию Лондона, 46% (3712) уничтожено средствами ПВО и 25% (2018) не достигло цели. Не лучше обстояло дело и с "питомцами" Вернера фон Брауна. Так, 44% от общего числа ракет Фау-2, выпущенных немцами по объектам союзников, упало в радиусе 5 км от цели и лишь 25% ракет имело отклонение в 1,5 км.

Чем же объяснить резкую перемену мнения Гитлера о роли ракет в боевых действиях, несмотря на их низкую поражающую способность? "Ракетная" любовь фюрера объясняется просто: по опубликованным сведениям, самолет-снаряд Фау-1 в условиях производства военного времени стоил 61200 марок, а ракета Фау-2 - до 306300 марок (т.е. в 6 раз дешевле бомбардировщика) и на ее постройку затрачивалось в 5 раз меньше труда игра стоила уже догорающих свеч третьего рейха! Говорят, деньги не пахнут. Неправда, пахнут и сильно. Только не каждый хочет ощущать их запах. Не хотели этого делать и руководители американской фирмы "ИТТ", поставлявшие в годы Второй мировой войны фашистской Германии системы связи, радарное оборудование и некоторые компоненты для ракет, которыми впоследствии обстреливалась Англия.

Однако под занавес главный фашистский маньяк решил посильнее хлопнуть дверью. И вот в ночь с 29 на 30 ноября 1944 г. германская подводная лодка "U-1230" высадила в надувной лодке на побережье США двух диверсантов. Так началась гиммлеровская операция "Эльстер" ("Сорока"). Оба имели при себе, кроме 60 тысяч долларов, мешочков с бриллиантами, оружия, средств тайнописи и других шпионских атрибутов, специальную радиоаппаратуру. Кто они, направляющиеся в небезопасный заграничный вояж парни Гиммлера? Эрих Гемплер (по поддельным документам капитан армии США Эдвард Грин), агент N146 Главного управления имперской безопасности из отдела, руководимого фашистским суперменом Отто Скорцени. Радиоинженер, с 1935 г. - "торговец" техническими товарами в Лиме (Перу). Перед отправкой на задание за несколько месяцев с помощью специалистов концерна "Сименс" изучил систему самонаведения ракет на цель. Сообщник Гемплера - Уильям Куртис Колпаг - агент службы безопасности по кличке "Билли". Окончил Массачусетский технологический институт и военно-морской колледж, служил мичманом в военно-морских силах США. Завербован германской разведкой.

Задачи, поставленные перед агентами, претендовали на глобальность. Судите сами: сбор информации о работах над созданием (ни много, ни мало) атомной бомбы и организация групп для диверсий на предприятиях военной промышленности США. Однако главной целью операции было радионаведение фашистских баллистических ракет на центр Нью-Йорка. Немцы хотели заранее объявить о том, что самый высокий небоскреб США - Эмпайр Стейт Билдинг - будет разрушен их новейшим оружием в определенный день и час. Для этого агентам необходимо было установить на небоскребе радиопередатчик, который, проработав всего несколько минут, как магнит притянул бы к себе ракету. Гиммлеру эта идея пришлась по вкусу. А проект ракеты межконтинентальной дальности лежал в сейфе Вернера фон Брауна еще с 1941 г. Однако только в начале 1944 г. Вернер фон Браун в одной из своих ставших обычными бесед с Гитлером рассказал ему о плане создания ракеты для обстрела Америки. Фюрер ухватился за эту идею и приказал немедленно сконструировать такую ракету, "сократить период испытаний и сразу же начать ее промышленное производство". Все оставшееся время до разгрома Германии Гитлер подгонял специалистов-ракетчиков, сулил Брауну все золото мира и заставлял работать конструкторов по 15-16 часов в сутки без перерыва.

Рис. 1.2

Пробный пуск двухступенчатой баллистической ракеты А-9/А-10 "Америка" с жидкостными двигателями (рис. 1.2) состоялся 8 января 1945 г. и закончился неудачей. Однако доктор фон Браун не унывал и продолжал готовить к испытаниям новые образцы этого изделия. Неудачей закончилось и пребывание обоих гиммлеровских агентов в США, вскоре разоблаченных спецслужбами. Узнав об основной цели их прибытия - разрушении Нью-Йорка, президент США приказал немедленно передать дело военному суду, который вынес единогласный приговор: "To be hanged by the neck until dead!" ("Повесить за шею, пока не умрет!"). Правда, одному из них было дано помилование, и он вернулся после окончания войны в ФРГ в ореоле героя.

Казалось, все рухнуло с потерей этих агентов - ведь точность наведения на конечном участке 5000-километрового маршрута новой 29-метровой 100-тонной ракеты зависела только от установленного на цели радиопередатчика-сороки! Однако фон Браун и тут нашел приемлемое решение: ракету А-9/А-10 направит на Нью-Йорк пилот-смертник. 24 января 1945 г. после очередного экспериментального запуска доктор Браун заявил, что проблема последней ступени ракеты технически решена. Но час уже пробил Советская Армия сорвала планы гитлеровских ракетчиков и "... первый "привет" (Америке - авт.) от Вернера фон Брауна, - констатировал журнал "Зольд унт техник" в 1958 г., - так и не был изготовлен".

3 апреля 1945 г. командир армейского корпуса ракетного оружия группенфюрер СС Ганс Каммлер приказал немедленно эвакуировать руководящие кадры и производство оружия "Фау" в "Альпийскую крепость" - район на юге страны, где сходились границы трех государств (Германии, Швейцарии и Австрии) - райский уголок для любителей горнолыжного спорта. Здесь в фешенебельном отеле "Ингебург" и его окрестностях расположилась команда "ракетного" барона Германии. "Делать им тут особенно было нечего, продовольствие и спиртные напитки они привезли с собой или же их им доставляли", - вспоминал бывший владелец отеля. Единственная забота ракетчиков бывшего центра: как бы не попасть в руки рыскавших в округе уцелевших отрядов СС, вылавливавших и расстреливающих на месте дезертиров, или, хуже того, оказаться плененными частями Советской Армии. Ничего хорошего не ждало немецких ракетчиков и в английской тюрьме.

Как и многие выдающиеся люди при бездарных правителях, фон Браун не избежал репрессий. Однажды по доносу он был арестован по приказу самого Гиммлера и заключен на две недели в тюрьму СС. В мотивировке обвинения один из пунктов гласил: доктор Браун использовал слишком много средств при создании ракет для исследования космического пространства в ущерб их применению в военных целях. Дорнбергер лично обратился к Гитлеру, заявив, что "... без фон Брауна нам не создать Фау-2". Лишь после этого конструктор был освобожден из штецинской тюрьмы. Видимо, этот эпизод позволил фон Брауну впоследствии заявлять: "Космонавтика - вот все, что меня интересует". Эти слова прозвучали и в созданном после Второй мировой войны американском кинофильме "Вернер фон Браун: стремлюсь к звездам!" В связи с выходом этого фильма на экраны известный английский кинорежиссер Дж. Ли Томпсон сказал: "Если бы мы заполучили Брауна в 1945 году, то наверняка предали бы его суду военного трибунала. И, вероятно, он был бы повешен". Видимо, это мнение в то время разделяло большинство англичан. К сожалению, уже в 1970-х гг. раны в памяти англичан, видимо, зарубцевались, так как британские власти, следуя в кильватере Америки, всячески прославляли технический гений бывшего нацистского ракетчика. Не случайно фон Браун среди прочих наград носил и золотую медаль, врученную от имени Ее Величества за успехи в области ракетостроения.

Дорнбергер и Браун решили, что сдаваться в плен необходимо только американцам. Но фон Браун не знал, что спецслужбы Америки уже давно не выпускали его из вида, а в 1944 г. перед высадкой союзников в Нормандии американское командование даже разработало план секретной операции "Пейперклип" по захвату нацистских ученых-ракетчиков. ("Пейперклип" в переводе с английского означает "канцелярская скрепка" - именно специальными нержавеющими скрепками были сколоты карточки с фамилиями нацистских ракетчиков, хранящиеся в картотеке лиц, за которыми охотилась американская разведка). Как выяснилось, это было не нужно, так как доктор фон Браун во главе своей научной группы сам искал американцев. Предприимчивый ученый даже послал своего младшего брата-лейтенанта отыскать какую-нибудь американскую часть, чтобы вступить с ней в контакт, который и состоялся, к общему удовольствию, в апреле 1945 г. (рис. 1.3).

Рис. 1.3

5 мая советские войска штурмом овладели островом Узедом и ракетным центром. В это же время части американской армии захватили подземный ракетный завод, расположенный на территории, которая, по соглашению, должна была стать советской зоной оккупации. Когда американские офицеры приступили к исполнению необходимых формальностей, поезд уже ушел. И не один поезд, так как к этому времени предприимчивые американцы сумели отправить на родину из-под носа своих доверчивых союзников (т.е. из-под нашего носа) около 300 товарных вагонов, груженных оборудованием и деталями ракет Фау-2. В целом же из разгромленной Германии США вывезли около 500 ведущих специалистов по ракетной технике во главе с Вернером фон Брауном и более 1 млн запатентованных и не запатентованных изобретений по всем отраслям науки и техники.

С войной покончили мы счеты. А они?

Международный военный трибунал, собравшийся в ноябре 1945 г. в Нюрнберге, судил в первую очередь нацистских и военных преступников, которые были официально приняты в члены СС. Но Вернера фон Брауна на скамье подсудимых не оказалось. И не удивительно! Не получив визы государственного департамента, от которого было скрыто его прибытие в Америку, он уже плодотворно трудился на полигоне Уайт Сэндс (штат Нью-Мехико), монтируя захваченные Америкой ракеты Фау-2. "В качестве первоочередной задачи ему было поручено обучить персонал американской армии и инженеров "Дженерал электрик компани" обращению с Фау-2", - с гордостью писал в 1952 г. западногерманский журнал "Вельтраумфарт". С этой задачей коллектив фон Брауна успешно справился, поэтому согласно контракту с компанией "Дженерал электрик" в распоряжение немецких конструкторов было предоставлено все необходимое оборудование для дальнейшей работы и введена в строй первая база "импортных" ракетчиков в Эль-Пасо (штат Техас).

Весной 1946 г. США провели серию испытаний вывезенных из Германии ракет Фау-2. Вначале 69 ракет запустили с наземных установок, однако лишь 32 из них стартовали успешно. (Кстати, надежность пусков ракет Фау-2 в Германии составляла 75%). Затем в сентябре 1947 г. провели пуск с полетной палубы движущегося авианосца "Мидуэй" недалеко от Бермудских островов. Ракета пролетела в опасной близости от мостика, а затем закувыркалась и, разломившись на три части, упала в океан.

Так, с хорошего "допинга" в виде большого отряда нацистских ученых вместе с "продуктами" их труда началась ракетная программа США. До этого времени особыми успехами в этой области американские ученые похвастаться не могли. Генерал американской армии Х.Н. Тофтой откровенно заявлял: "Немецкая ракета Фау-2 сэкономила американской военной технике (ведь когда эти ракеты были доставлены из Германии, мы еще были в этом деле просто приготовишками) 50 млн долларов (по курсу тех лет. - авт.) и 5 лет, которые ушли бы на исследовательскую работу". И это не просто красивые слова. Генерал знал дело, так как до 1944 г. занимал руководящий пост в технической разведке на европейском театре военных действий. С 1945 г. он был директором армейской лаборатории по управляемым снарядам, а в 1954 г. назначен начальником Редстоунского арсенала (это нужно запомнить особо!). С 1958 г. генерал Тофтой - начальник войск управляемых снарядов (так тогда назывались ракеты) американской армии.

Работы над проектом первой американской экспериментальной баллистической ракеты МХ-774 с жидкостными ракетными двигателями (ЖРД) в 1946 г. развернула фирма "Конвэр". Внешне ракета походила на Фау-2, но имела меньшую стартовую массу в результате использования тонкостенных топливных баков с наддувом, карданного подвеса камер сгорания двигателя и некоторых других усовершенствований. До декабря 1948 г. были проведены три испытательных пуска этой ракеты, но все они закончились неудачно. Поэтому контракт с фирмой на работы по этой ракете был аннулирован. А что же бывший штурмбанфюрер СС доктор фон Браун? Ему доверял сам фюрер - рекомендация более чем достаточная в глазах американской администрации. Стало быть, человек и работник он проверенный!

Рис. 1.4

Так и решили американцы, назначая его через несколько лет после окончания войны техническим директором конструкторского бюро Редстоунского арсенала (рис. 1.4), подчиненного Управлению баллистических ракет Армии (так с прописной буквы обозначались ранее сухопутные войска США). И он оправдал их надежды. Используя опыт работ над ракетой Фау-2 и практически тем же конструкторским коллективом, здесь и была создана жидкостная ракета оперативно-тактического назначения "Редстоун" (в переводе с английского "красный камень" - по характеру местности, окружавшей арсенал). По своей конструкции она почти не отличалась от ракеты Фау-2, только ее габаритные размеры были больше. Почти 28-тонная 19-метровая ракета имела дальность полета около 320 км и оснащалась ядерным боеприпасом. Именно этими ракетами с 1956 по 1964 г. были усилены полевые армии сухопутных войск США в Западной Европе.

С перебазированием в Редстоунский арсенал "фирмы" фон Брауна преобразился захолустный американский городок Хантсвилл в штате Алабама. Число его жителей увеличилось в несколько раз, как грибы после дождя выросли гостиницы, мотели, магазины, появились новые аэродромы и автострады. "Образовалось" только одно неудобство - город днем и ночью трясло словно в лихорадке: в юго-западной части изо дня в день, иногда целыми часами подряд, слышался оглушительный грохот, в клубах черно-коричневого дыма и желтого пламени взмывали ввысь и исчезали ракеты, оставляя в небе белый расползающийся след. В пригороде раскинулся поселок роскошных вилл. Именно отсюда каждое утро выезжал "Крайслер" (причем каждый год новый), за рулем которого сидел широкоплечий светловолосый барон - шеф пяти тысяч девятисот инженеров и техников строго охраняемого ракетного арсенала. А охрану жизни самого барона и его виллы взяло на себя правительство США. Содержал барон и свой "двор". Только вместо конюхов, которые у его отца исчислялись десятками, Вернер фон Браун "завел" кучу механиков, обслуживающих его личные автомобили и самолет. Браун неохотно давал интервью журналистам и комментаторам средств массовой информации, тщательно дозируя сведения и всегда обходя молчанием свое прошлое и аспекты частной жизни.

В январе 1951 г. с фирмой "Конвэр" вновь был заключен контракт на исследовательские и опытно-конструкторские работы над проектом МХ-1593. Одной из задач проекта было сравнение потенциальных возможностей баллистической и планирующей ракет. Работы осуществлялись на основе опыта разработки ракеты МХ-774. Трудности включения двигателя на высоте, встретившиеся при испытании ракет МХ-774, были решены путем применения общих топливных баков для двигателей обеих ступеней, запуска всех двигателей на земле и последующего отделения стартовых двигателей. В сентябре 1951 г. проект МХ-1593 получил название "Атлас", а в 1953 г. специальный комитет ВВС США внес ряд рекомендаций в проект, согласно которым планировалось создание боевой межконтинентальной баллистической ракеты и принятие ее на вооружение в 1960 - 1962 гг. Уточненный проект получил код SM-65, а работам по его реализации был придан высший приоритет.

29 июля 1955 г. пресс-секретарь Белого дома Дж. Хэггерти официально объявил о предстоящем в США запуске искусственного спутника Земли (ИСЗ). Он сообщил журналистам, что президент Д. Эйзенхауэр поручил министру обороны Ч. Вильсону, используя опыт конструирования боевых ракет, создать ракету-носитель, которая могла бы вывести на орбиту ИСЗ.

Чем же располагали в то время американские военные? Конструкторами ВВС была создана и поставлена на боевое дежурство в Европе баллистическая ракета средней дальности "Тор". Тяга ее двигателей могла доставить термоядерный боеприпас массой 900 кг на дальность до 2400 км. Однако этой тяги было явно недостаточно для разгона до первой космической скорости (8 км/с) ИСЗ массой даже в несколько граммов.

Значительно более совершенную ракету такого же класса - "Юпитер" - создали ракетостроители Армии в своем Редстоунском арсенале под руководством все того же Вернера фон Брауна. Одновременно с ракетами "Тор" у границ Советского Союза в 1958-1959 гг. были развернуты и эти ракеты (в Великобритании - 60 ракет "Тор", в Италии - 30, а в Турции - 15 ракет "Юпитер"). Так, спустя десятилетие была осуществлена мечта заправил третьего рейха - иметь "оружие возмездия" против Советского Союза. Нужно отдать должное конструкторским способностям фон Брауна - разработка ракеты "Юпитер" велась на базе ранее созданной ракеты "Редстоун", поэтому первый образец новой ракеты "Юпитер-А" был, по существу, улучшенным вариантом ракеты "Редстоун" с дальностью около 1300 км. Однако уже в боевом варианте ракеты было много новинок. Так, впервые в американском ракетостроении была применена конструкция отделяющейся в полете головной части ракеты, испробованы новые формы ГЧ и их теплозащитное покрытие, так как при входе в атмосферу Земли с огромной скоростью (около 7 км/с) с высоты 1000 км перед ГЧ образуется ударная волна - слой плазмы температурой до 10.000 гр. С. А даже самый тугоплавкий из существующих металлов вольфрам (широко применяемый в нитях накаливания обыкновенных электрических лампочек) при температуре 3420 гр. С переходит из твердого в жидкое состояние. Ранее сгоравшая при спуске в плотных слоях атмосферы последняя ступень ракеты передавала теплоту головной части, что могло привести к выводу из строя ядерного заряда.

Делать ГЧ из вольфрама крайне невыгодно - он очень дорог и, что еще важнее, тяжел. Традиционно в конструкциях, где необходима особая прочность, применяют сталь. Известно, что температура плавления нержавеющей стали составляет около 1400 гр. С. Но если слой такой стали покрыть с двух сторон фенольными смолами, усиленным стеклом, асбестом или кварцем, то она, не теряя прочности, может выдержать температуру до 2500 гр. С в течение 2 мин. Созданное в то время в США специальное жаропрочное покрытие "Астролит" (смесь прозрачного стекловолокна и связывающего вещества) способно было еще дольше выдерживать температуру 2700 гр. С, а кратковременно - даже до 5500 гр. С. Любопытно, что для разрезания пластинки из "Астролита" толщиной 12,5 мм пламенем кислородно-ацетиленовой горелки температурой около 2500 гр. С при испытаниях потребовалось 140 с, тогда как стальная пластинка той же толщины была разрезана за 40 с.

Высокую жаростойкость показали и керамические покрытия, которые, кроме того, по сообщениям зарубежной печати, хорошо поглощают электромагнитную энергию. Таким образом, покрытие головной части слоем из керамики позволит замаскировать ее от обнаружения радиолокационными станциями.

Но и из стали головную часть тоже не сделаешь - очень тяжела! Только дюралюминий применялся и применяется сейчас в ракетостроении, а ведь температура его плавления почти в 8 раз ниже, чем у стали. Маленькие хитрости, которые обернулись большой выгодой, были найдены теоретическими исследованиями и экспериментальными пусками различных космических аппаратов. При возвращении их из космоса была подобрана такая аэродинамическая форма спускаемого аппарата, которая (наряду с обязательным применением ТЗП) позволяла уберечь внутреннюю "начинку" космического устройства от проникновения окружающей теплоты. Наиболее эффективной оказалась сферическая (или близкая к ней форма). Выяснилось, что чем "тупее" носовая часть спускаемого аппарата, а в нашем случае боеголовки, тем меньше ее нагрев. В чем же дело? Да, оказывается, в той же ударной волне.

"Притупленная" боеголовка, обладая значительно большим сопротивлением, создает мощную ударную волну (подпор воздуха перед собой), которая и "отодвигает" слой раскаленной плазмы на несколько десятков сантиметров от носовой части ГЧ, образуя пограничный слой, температура которого (1200-1300 гр. С) вполне приемлема для современных ТЗП. Таким образом, плазма огибает летящую головную часть, но не имеет возможности соприкасаться с ней (рис. 1.5).

Рис. 1.5

Нагревая теплозащитное покрытие, плазма буквально "пожирает" и "слизывает" его слой за слоем, унося вместе с ним избыточный тепловой поток. Безусловно, скорость снижения ГЧ в плотных слоях атмосферы вследствие большого лобового сопротивления резко снижается. (По иностранным данным, при подходе к плотным слоям атмосферы скорость головной части МБР составляет до 7500 м/с, тогда как в момент касания земли в районе цели она не превышает 3000 м/с). Но тут уж ничего не поделаешь: выгадывая в одном сохраняя от перегрева электронную систему подрыва и сам термоядерный заряд, тут же прогадывают в другом - при уменьшении скорости ГЧ увеличивается время ее полета в плотных слоях атмосферы, что, в свою очередь, увеличивает шансы системы ПРО (для успешного ее уничтожения).

Рис. 1.6

Теоретические изыскания с блеском оправдались на практике. Так, передняя поверхность ГЧ межконтинентальной баллистической ракеты "Атлас" имеет тупую форму, близкую к полусферической, и представляет собой слой из жаропрочного (по некоторым сведениям) керамического покрытия. "Венчает" головную часть аэродинамический наконечник из жаропрочного материала (рис. 1.6). С помощью такого наконечника вершина ударной волны уносится вперед, что позволяет избежать нагрева поверхности ГЧ при старте ракеты и в начальный период обратного входа головной части в атмосферу. Затем наконечник не выдерживает нагрева и сгорает.

Описанная форма "притупленной" головной части применялась в конструкциях всех американских БРСД и МБР первого поколения ("Юпитер", "Тор", "Титан"). Не для красоты оборудованы "иглой" и баллистические ракеты подводных лодок "Трайдент-1", состоящие сегодня на вооружении.

По расчетам специалистов, наличие такой "иглы" резко снижает аэродинамические нагрузки на участке выведения (с 18х10Е4 до 9х10Е4 Н), благодаря чему дальность полета ракеты увеличивается на 550 км. В последующем о судьбе "иглы" не беспокоятся, ведь она - только элемент обтекателя головной части, под которой находятся восемь термоядерных боеголовок.

Однако и боевая баллистическая ракета "Юпитер" не могла развить первой космической скорости. Это могла сделать только мощная многоступенчатая ракета типа "Атлас", на возможности которой и рассчитывали в Белом доме.

Заявлению пресс-секретаря Белого дома предшествовало совещание ведущих ракетостроителей США, на котором ученые пришли к выводу, что жидкостная ракета "Редстоун", снабженная верхними ступенями из нескольких связок твердотопливных ракет, может вывести ИСЗ массой 2,3 кг на орбиту высотой 320 км. Так был утвержден основной технический замысел программы "Орбитер". При этом Армия в лице Редстоунского арсенала конструировала ракету-носитель, а ВМС - сам спутник. Но тут началась межведомственная грызня за престиж - ведь проект "Орбитер" выдвинули ВМС, а ракету - этот основной компонент программы - делают почему-то не они. Новый проект ВМС "Авангард" отодвинул проект "Орбитер" в тень, а ВМС приступили к разработке своей ракеты под тем же названием, что и проект "Авангард".

Не захотели упустить свой кусок космического пирога и ВВС, выдвинувшие проект запуска ИСЗ на базе ракеты "Атлас". Итак, из трех проектов в августе 1955 г. правительственной комиссией был выбран проект "Авангард". Однако Армия обжаловала это решение, мотивируя тем, что проект "Орбитер" (который теперь стал только ее детищем) в отличие от аналогичного проекта "Авангард" предусматривает использование уже отработанных ступеней РН, связан с меньшим техническим риском и может быть реализован в короткие сроки. Фон Браун обещал вывести первый американский ИСЗ к январю 1957 г., чтобы "гарантированно опередить русских". Эти аргументы не повлияли на решение комиссии, а министр обороны Вильсон своим приказом даже запретил продолжать работы в этой области Армии и ВВС, дабы не мешать дальнейшей разработке баллистических ракет "Юпитер" и "Атлас".

Но плохо знал министр обороны Вернера фон Брауна - если уж тот ставил перед собой задачу, то шел к ней целеустремленно, не обращая внимания ни на какие запреты. И в Редстоунском арсенале продолжали "неофициально" создавать ракету для проекта "Орбитер". Она была названа "Юпитер-С" и использовалась для испытаний новых теплозащитных материалов для головных частей баллистических ракет "Юпитер". В сегодняшнем понимании термина "ракета" РН "Юпитер-С" (полное название - "составная ракета для испытаний на вход в атмосферу") назвать нельзя. В качестве первой ступени "Юпитер-С" использовалась модифицированная жидкостная оперативно-тактическая ракета "Редстоун" - усовершенствованный вариант Фау-2. Вторая и третья ступени представляли собой связки ракетных двигателей твердого топлива "Бэби Сарджент". Четвертой ступенью являлся один РДТТ "Бэби Сарджент". После одного из успешных пусков этой составной ракеты, состоявшегося 20 сентября 1956 г., начальник Управления баллистических ракет Армии бригадный генерал Дж. Медарис приказал ракету "Редстоун" N29, резервную для программы испытаний новых теплозащитных материалов, не использовать в рамках этой программы, а заложить на хранение, "...поскольку ее, возможно, ждет более высокое предназначение". Так, вопреки приказу министра обороны, руководство Армии тайно готовилось опередить своих военных собратьев на финише космического марафона.

Запуск 20 сентября 1956 г. заслуживает особого внимания. И тут следует отметить несомненный успех коллектива, возглавлявшегося бывшим фашистским конструктором. Четырехступенчатая ракета при этом пуске имела три натурные ступени, а четвертая, вместо топливного заряда, несла песок. Ракета совершила полет по баллистической траектории на дальность 5310 км и достигла рекордной для американских ракет высоты 1094 км. Об этом нигде не сообщалось, так как запуск осуществлялся по секретной программе Пентагона. Когда эти сведения просочились в печать, начались домыслы о том, что было бы, если бы четвертая ступень ракеты при этом запуске была нормально снаряжена топливом. Включение ее двигателя могло бы разогнать ступень до орбитальной скорости, и она стала бы первым в мире ИСЗ. В этом случае космическая эра могла бы начаться на год раньше.

За престижем на Луну

Шок, который, по свидетельству прессы, испытали многие американцы 4 октября 1957 г. после запуска Советским Союзом первого в мире искусственного спутника Земли, оттеснил все события. "Невероятно! - сказал один из корреспондентов академику А. Благонравову, находившемуся с группой советских ученых в Вашингтоне в рамках программы Международного геофизического года. - Материалы о спутнике вытеснили всю информацию с первых полос. Мы сняли портрет чемпиона бейсбола и заменили Вашим. Этого у нас еще не бывало..."

Ночью 4 октября в здании Пентагона и в Белом доме горел свет. В глазах американской военщины ракета, выведшая на орбиту ИСЗ, на некоторое время заслонила сам спутник. Обстановка истерии, которую умело направляли и щедро финансировали военно-промышленные круги США, подогревалась прогнозами о неотвратимой военной угрозе со стороны СССР. Правительство и военные руководители США немедленно приступили к созданию национальных стратегических ударных сил. Причем некоторые американские ученые и сейчас заявляют, что все наиболее важные шаги в области национальной научно-технической политики сделаны ими под действием страха и давления. Например, Комиссия по атомной энергии создана в критической ситуации Второй мировой войны, НАСА (Национальное управление по аэронавтике и исследованиям космического пространства) - как ответ на запуск советского ИСЗ. (Это не соответствует действительности, так как управление было основано еще в 1915 г., а современное название получило в 1958 г.).

Работы по освоению космоса в один день вдруг сразу стали одними из главных в деятельности правительственных и, особенно, военных органов. Уже в феврале 1958 г. при министерстве обороны США было создано управление перспективного планирования научно-исследовательских работ (ДАРПА), главной задачей которого стало руководство военными программами в космосе. Несколько позднее конгресс принял закон о преобразовании совещательного комитета по авиации в национальный комитет (ныне управление) по авиации и космическим полетам (НАСА). На основании этого же закона при президенте был утвержден Совет по аэронавтике и космическим полетам.

Учитывая, что эта проблема стала общенациональной (а в то время каждый американец испытывал некоторую ущемленность от того, что его страна от кого-то отстала), совет возглавил сам президент Эйзенхауэр. Думается, что в данном случае решение президента взять всю ответственность на себя пример, достойный для подражания и в наше нелегкое время. Ведь ни один политический лидер нашей страны еще никогда не брал на себя персональную ответственность за решение какой-либо отстающей, например продовольственной, программы со всеми вытекающими последствиями в случае отрицательного результата. Тут уж не обошлось бы "грозными" формулировками типа "поставлено на вид", "строго предупрежден" или "объявлен выговор" народ просто не простил бы его и не потерпел дальнейшего присутствия на этом или другом ответственном посту.

В совет также вошли государственный секретарь (министр иностранных дел), министр обороны, председатель Комиссии по атомной энергии, директор НАСА и президент Национальной академии наук. Кроме того, президент Эйзенхауэр лично назначил членом совета вице-президента нефтяной компании "Шелл ойл" Дж. Дулитла, исходя из принципа: умеешь красиво говорить - отвечай за свои слова! (дело в том, что Дж. Дулитл, выступая в средствах массовой информации, обратился к народу Америки со словами: "Мы, Соединенные Штаты, должны быть первыми. Если мы не затратим умственную энергию, не приложим усилия и не израсходуем требующиеся для этого деньги, тогда другая и более прогрессивная страна сделает это. Она будет господствовать в космическом пространстве и на Земле... Мы не позволим ей первенствовать!").

А положение Америки в то время в области освоения космоса было не из лучших. В послании к конгрессу от 2 февраля 1959 г. по вопросу об освоении космического пространства президент Эйзенхауэр, ссылаясь на мнение специалистов, оценил отставание США от Советского Союза в космических исследованиях на 12-18 месяцев, заявив далее, что "... если советские темпы прогресса будут не быстрее американских, все равно этот разрыв не ликвидируется, а будет постепенно увеличиваться".

В одном из документов, принятых палатой представителей конгресса США, констатировалось: "Программа "Авангард" была задумана в "доспутниковом" 1955 г. в обстановке неоправданного национального самодовольства в отношении технического превосходства США". Необходимость поддержания пошатнувшегося научно-технического, да и политического, престижа вынуждала Америку к скорейшему ответу на запуск советского спутника. Но вот беда - ракеты "Авангард", "Атлас" и "Тор", созданные по проектам американских ученых, пока не летали!

Ракета "Авангард" была выполнена по трехступенчатой схеме. В качестве первой, наиболее мощной, разгонной ступени американцы использовали усовершенствованный вариант ракеты "Викинг". Последняя была создана в США на базе Фау-2 и впервые оторвалась от стартового стола 3 мая 1949 г. В качестве второй ступени применялась новая жидкостная ракета "Эйбл", а третьей - ракета "Альтаир", оснащенная твердотопливным двигателем.

Первый экспериментальный пуск МБР "Атлас" состоялся 11 июля 1957 г. и закончился неудачей. Только на 15-м пуске (29 ноября 1958 г.) была достигнута расчетная дальность 10.200 км.

Ракета "Тор" разрабатывалась на базе МБР "Атлас". Специалисты ВВС изучали возможность использования ее в качестве первой ступени составной ракеты для запуска не только ИСЗ, но и автоматических лунных станций. Первый испытательный пуск ракеты состоялся 17 августа 1958 г. и закончился неудачей - ракета взорвалась через 77 с после старта. Не принесли утешения и два последующих пуска. Только в дальнейшем ракета-носитель, созданная на базе ракеты "Тор", стала "рабочей лошадкой" американской космонавтики. Она запускалась в различных модификациях свыше 150 раз - больше, чем какая-либо другая американская ракета. (Кстати, эксплуатирующаяся до настоящего времени РН "Дельта" - не что иное, как одна из модификаций ракеты-носителя "Тор").

3 ноября 1957 г. на Америку обрушилась новая весть - в космосе второй русский ИСЗ с собакой Лайкой на борту. Тут уж не выдержал и запаниковал даже министр обороны США - 8 ноября он дал команду готовить запуск американского ИСЗ ракетой "Юпитер-С" как резервный вариант на случай неудачи при запуске ИСЗ по программе "Авангард". Вот когда пригодилась предусмотрительно дальновидно заложенная на хранение ракета "Редстоун" под номером 29.

Дата запуска первого американского ИСЗ "Авангард" массой 1,5 кг неоднократно откладывалась и, наконец, была намечена на 2 декабря 1957 г. Однако из-за технических отказов систем ракеты около 200 журналистов, телеи радиокомментаторов, прибывших на космодром, вынуждены были ждать до 6 декабря. В этот день в 11 ч 45 мин РН "Авангард" поднялась над пусковым столом на 60 см и... упала. От нее отлетел в сторону крошечный, с кулак величиной, космический первенец США и захлебнулся в тонком радиоплаче. Как в воду глядел министр обороны США! Престиж "самой лучшей американской техники" катастрофически падал.

Пришлось идти на поклон в Редстоунский арсенал к Вернеру фон Брауну, и он оправдал надежды западного мира. Дооснащенная до ракеты "Юпитер-С" боевая ракета "Редстоун" 31 января 1958 г. успешно вывела на орбиту первый американский ИСЗ "Эксплорер-1" ("Исследователь-1") общей массой 8,21 кг (из них на приборы приходилось только 5 кг). Таким образом, работы по созданию обеих американских РН ("Юпитер" и "Авангард") уходят корнями в труды немецких специалистов времен гитлеровской Германии. В целом же надежность американских ракет-носителей была низкой. До 31 декабря 1958 г. было предпринято семь попыток запусков спутников ракетой "Авангард" (из них лишь один завершился успешно) и шесть попыток запуска спутников РН "Юпитер-С" (из них лишь три успешные).

Рис. 1.7

Еще не раз "выручала" американцев фирма "фон Браун со товарищи". Так случилось в 1961 г. после полета Ю.А. Гагарина. Приоритет США в освоении космического пространства был окончательно утерян. Именно тогда, 5 мая 1961 г., с помощью модифицированной ракеты "Редстоун" в капсуле "Меркурий" совершил полет по баллистической суборбитальной траектории капитан III ранга ВМС США А. Шеппард, а 21 июля того же года аналогичный полет выполнил майор ВВС В. Гриссом (рис. 1.7). По существующим сейчас международным правилам такие полеты вообще не относятся к космическим.

В дальнейшем для запуска полезных грузов в космос американцы разработали целое семейство РН, первой ступенью которых являлись боевые ракеты "Атлас", "Тор" и "Титан".

На базе МБР "Атлас" разработаны "Атлас-B, -10B, -С, -D, -Е, -F". С помощью 111-тонной ракеты "Атлас" были выведены на орбиту первые одно-местные космические корабли "Меркурий" с американскими астронавтами на борту.

На базе МБР "Титан" в США созданы ее модификации "Титан-2, -3", а в последующем - "Титан-3С, -3М, -34D". С помощью 154-тонной ракеты "Титан-2" были выведены в космос двухместные космические корабли "Джеминай".

Одновременно с МБР первого поколения были созданы ракеты "Аджена", "Дельта", "Эйбл", "Центавр" и др. Используя их в качестве вторых (или третьих) ступеней к боевым МБР, американские конструкторы создали новую серию ракет для вывода грузов в космос. Наиболее известные комбинации из них: "Тор-Эйбл", "Тор-Дельта", "Тор-Аджена", "Атлас-Аджена", "Атлас-Центавр" и др. Так, например, с помощью ракет "Тор-Аджена" и "Атлас-Аджена" выведено на орбиту более 60% всех американских космических объектов (в основном в интересах Пентагона) массой от 700 кг до 4 т.

Особого внимания заслуживает 824-тонная ракета "Титан-3С" с двумя навесными 21-метровыми стартовыми ускорителями (каждый диаметром 3 м) с РДТТ. Ракета была предназначена для вывода на орбиту высотой до 500 км объектов военного назначения массой около 14 т. Под такими объектами руководством Пентагона подразумевались спутники космической глобальной связи, засечки ядерных взрывов, а также специальные спутники для встречи на орбите и уничтожения других космических аппаратов.

Рис. 1.8

В "зоне особого внимания" военных находился проект "Дайна-Сор" - создание гиперзвукового пилотируемого ракетоплана Х-20 (прототипа сегодняшнего "Спейс Шаттла") с полетной массой около 6,8 т (рис.1.8). Работы по одному из конкурсных проектов "Дайна-Сор" осуществлялись с ноября 1959 г. фирмой "Боинг", а полномасштабный макет ракетоплана был изготовлен в сентябре 1961 г. Предполагалось, что вывод его на орбиту может осуществляться разрабатываемыми РН "Титан-3С" или "Сатурн-1". Именно поэтому к конструкции ракеты "Титан-3С" были предъявлены жесткие требования: надежность - не более 2 отказов на 1000; готовность к старту в течение 30 сут - 30 с; точность времени старта - +2 с. Первый пуск этой ракеты состоялся в июне 1965 г.

Еще одна разрабатываемая модификация этой ракеты - "Титан-3М" имела более мощные ракетные двигатели и предназначалась для вывода в космос пилотируемой военной орбитальной лаборатории MOL (МОЛ). Однако космическая станция так и не была построена. Проект станции МОЛ появился в декабре 1963 г. после прекращения работ по программе "Дайна-Сор". По официальным заявлениям, основной задачей станции было определение возможностей использования человека для управления боевыми космическими средствами в длительном полете. В зарубежной печати отмечалось, что с помощью станций можно будет решать ряд задач противокосмической и противоракетной обороны. По проекту, станция МОЛ представляла собой цилиндрический отсек длиной от 7,6 до 9 м и диаметром 3 м, соединенный с космическим транспортным кораблем "Джеминай" (длина - 4, а диаметр - 3 м). Общая масса станции - 11 340 кг. Предполагалось, что экипаж из двух человек будет работать на орбите в течение 2-4 недель.

К слову, 8 декабря 1967 г. в авиационной катастрофе близ авиабазы Эдвардс (штат Калифорния) погиб майор Роберт Лоуренс - единственный в те годы негр среди американских астронавтов. Он был одним из 16 летчиков-астронавтов, готовившихся по программе МОЛ.

Для вывода в космос различных грузов как военного, так и коммерческого назначения РН "Титан-3С" в 1970-х гг. была усовершенствована. На ее базе была создана новая ракета "Титан-34D", по внешнему виду почти не отличающаяся от своего прародителя, однако с лучшими характеристиками по тяге и надежности. Кстати, РН "Атлас-Аджена", разработанная в начале 1960-х гг., до сих пор служит надежным средством для вывода грузов в космос. Отработанная "как телега" (так уважительно-профессионально шутят о нашем действительно надежнейшем носителе "Восток"(Р-7) стартовики в Байконуре), РН "Атлас-Аджена" является несомненным конструкторским достижением американских ракетостроителей.

Но вернемся к 1961 г. Тогда масса грузов, выводимая американцами на околоземную орбиту, не шла ни в какое сравнение с массой, выводимой мощными советскими ракетами - факт отставания был налицо. Догнать СССР в осуществлении околоземных полетов означало лишь повторить все то, чего достигли советские ракетостроители. Поэтому американцы решили восстановить неожиданно для них утраченное превосходство, осуществив пилотируемую программу изучения Луны. "Я убежден, - сказал президент США Джон Кеннеди 25 мая 1961 г. на совместном заседании сената и палаты представителей, - что наша страна должна взять на себя обязательство еще до истечения нынешнего десятилетия высадить человека на Луну с благополучным возвращением на Землю... Ни один другой космический проект в этот период не произведет на человечество более сильного впечатления".

Проектирование сверхмощной РН было поручено конструкторскому бюро во главе с Вернером фон Брауном, имевшим хороший "задел" в области создания ракет такого класса.

Для реализации программы "Аполлон" на базе Редстоунского арсенала был создан научно-исследовательский Центр имени Маршалла с уникальной по сей день экспериментальной базой для огневых испытаний ракетных блоков и динамических испытаний собранной РН в подвешенном состоянии. Штат центра в пиковый период (1966 г.) достигал 8.000 человек вместе с его директором Вернером фон Брауном.

Тогда же был создан Центр для подготовки астронавтов со штатной численностью около 5.000 человек.

И снова фон Браун не подвел! В его конструкторском центре была создана целая серия ракет нового семейства "Сатурн". И вновь его подход в деле создания новых систем был рассчитан точно: в первой ракете семейства "Сатурн-1" были заимствованы элементы ракеты "Юпитер", что во многом предопределило успех ее испытаний. Затем, отработав ракету "Сатурн-1", он взял с нее одну готовую ступень и, добавив к ней новую, создал РН "Сатурн-1B". Отработав эту ракету, он вновь берет ее готовую ступень и устанавливает на "Сатурн-5". Всего в рамках мирной космической программы "Аполлон" (что для фон Брауна было впервые в сознательной жизни) было создано три типа ракет - "Сатурн-1", "Сатурн-1B" и "Сатурн-5".

Ракета-носитель "Сатурн-1" - двухступенчатая, 56-метровая, с наибольшим диаметром 6,6 м и массой 524 т - стартовала 27 октября 1961 г. Ракета была предназначена для отработки технологии производства (общих для последующих модификаций) узлов и деталей, а также для тренировки обслуживающего персонала.

Ракета-носитель "Сатурн-1B" - двухступенчатая, 65-метровая, того же диаметра, но массой уже 580 т - стартовала в феврале 1966 г. и была предназначена для летных испытаний отдельных отсеков космического корабля "Аполлон".

Ракета-носитель "Сатурн-5" - трехступенчатая, 110-метровая, с наибольшим диаметром 10 м и массой 2800 т - стартовала 9 ноября 1967 г. и была предназначена для доставки на орбиту Земли 140-тонной системы и последующего вывода на траекторию полета к Луне 43-тонного трехместного космического корабля "Аполлон", состоящего из командного, двигательного и лунного отсеков. Стоимость изготовления и запуска одной такой ракеты составляла 125 млн долларов.

Нет, не случайно журнал "Лайф" назвал фон Брауна "новым открывателем Вселенной", не случайно в набранных жирным шрифтом газетных заголовках рядом с его именем стояли слова "Прометей Америки", не случайно за заслуги перед Пентагоном он был награжден несколькими высшими орденами Соединенных Штатов Америки. Говорят: о мертвых - или хорошо, или ничего. В случае с фон Брауном этого сделать невозможно. Умерший в 1977 г. Вернер фон Браун как конструктор был гениален. Как человек - личность малопривлекательная, предающая своих друзей, легко меняющая хозяев, ненавидящая людей другой идеологии. Странно, но именно он стал национальным героем Америки. Тогда вызывает недоумение, почему в НАСА начала 1980-х гг. не любили, когда интересовались национальностями ее служащих, - ведь двое из трех директоров, ответственных за осуществление программы по пилотируемым космическим кораблям, были немцами. На этом закончим о Вернере фон Брауне, хоть он и не раз еще встретится на страницах книги.

Вместо справки. Судить о том, насколько деловиты и предприимчивы американцы, можно по тому, что около 10% всех научных и инженерных кадров (причем наиболее квалифицированная часть) вплоть до 1960-х гг. в США формировалась путем "импорта умов" из других стран. Практика временного приглашения высококвалифицированных специалистов существовала и в нашей стране в первые годы Советской власти. Именно с помощью высокооплачиваемой (в 4-5 раз по сравнению с нашими "спецами") иностранной технической интеллигенции было возрождено наше машиностроение - построены Горьковский автомобильный, Сталинградский тракторный и многие другие крупнейшие предприятия.

И, напротив, импортируемая Советским Союзом в недавнем прошлом "рабочая сила" (например, граждане Вьетнама) не имела никакой квалификации, была часто физически ослаблена, поэтому о ее заработках говорить не приходится. Не приходится говорить и о предоставляемом ей жилье, так как жилищное "обитание" многих советских граждан оставляет желать лучшего. Отсутствие многих социальных прав (даже рождение ребенка автоматически ведет к разрыву контракта и насильственному возвращению на родину) делает пребывание этих "искателей счастья" в нашей стране невыносимым, а в ряде случаев - приводит к возрождению "импортной" преступности (как будто нам своей не хватает!). Похоже, что "импорт по-русски", на который охотно откликнулись за рубежом, нам горько аукнется.

Затраты на посещение 12 гражданами США поверхности Луны были огромны и оцениваются в 25 млрд долларов. Сами американцы образно пишут, что стоимость одноразового модуля "Орел", доставляющего астронавтов на поверхность нашего спутника и обратно к лунному орбитальному блоку, равна стоимости 15 таких модулей, сделанных из золота. А стоимость карата лунного грунта, доставленного на Землю, в 3,5 раза дороже стоимости карата бриллианта.

Но главная цель программы "Аполлон" была достигнута 16 июля 1969 г: человек впервые ступил на другое инопланетное тело. И это был американец - престиж США в области освоения космоса был восстановлен!

"Челнок"... космос...?

Новый этап освоения космического пространства начался с ввода в строй многоразового транспортного космического корабля (МТКК). Мысль о его создании появилась в министерстве обороны и НАСА давно. Еще в 1960-х гг. рассматривалась возможность применения РН "Титан-3С" для создания МТКК в целях доставки экипажей и грузов на околоземную орбиту высотой до 500 км. Однако в те годы технические возможности США не позволили осуществить эту программу. К идее создания МТКК вернулись в 1972 г. - именно в этот год была утверждена программа "Спейс Шаттл" ("космический челнок"). "С этого момента кончилась эра освоения гражданского космоса" - отмечала иностранная пресса.

Сама идея такого корабля заманчива - ведь все запускаемые в космос РН используются только для одного полета. Мало того, мягкую посадку на Землю (в случае пилотируемого полета) совершает лишь один командный отсек, который весит ничтожно малую часть от ракеты. Так, по программе "Аполлон" масса стартующей ракеты составляла от 2800 до 3100 т, а на Землю возвращался отсек массой лишь 5,9 т, что в 525 раз меньше стартующей космической системы. Значительно лучше это соотношение при полетах на орбитах вокруг Земли. Например, масса стартующей РН "Союз" составляет, в зависимости от программы полета, 300-320 т, а спускаемый аппарат весит 2,8 т (соотношение в 107-114 раз).

Рис. 1.9

Рассмотрим поподробнее "Спейс Шаттл" (рис. 1.9). В качестве первой ступени РН (а вернее, ускорителей) используются два 45-метровых блока РДТТ, которые после отделения от системы на высоте 50 км приводняются в океан на парашютах. Предполагалось не менее 20 раз "перезаряжать" спустившиеся ускорители для повторного использования. Однако к настоящему времени ни один из них повторно не использовался, да, видимо, и не будет использоваться, так как причиной гибели МТКК "Челленджер" явилась неисправность именно такого ускорителя. Три основных ЖРД длиной 4,2 м, диаметром 2,6 м и массой 3 т каждый работают в течение 520 с. Они установлены на самом МТКК и рассчитаны на использование в 55 полетах. Кроме трех маршевых двигателей, ракетно-космическая система "Спейс Шаттл" насчитывает еще 44 жидкостных реактивных двигателя для орбитального маневрирования и ориентации в полете. Топливо для основных ЖРД подается из 743-тонного 47-метрового подвесного бака, который затем сбрасывается (на высоте примерно 150 км), входит в атмосферу, тормозится ею и разрушается. Остатки его тонут в океане. Небольшой запас топлива (около 15 т) на самом "челноке" используется для дальнейшего разгона МТКК до орбитальной скорости 8 км/с. Общая масса стартующей ракетно-космической системы около 2000 т.

Внутренний объем кабины МТКК - 78 куб.м позволяет разместиться 2-4 членам экипажа и 6 пассажирам. Центральную часть фюзеляжа МТКК занимает негерметизированный грузовой отсек (длиной 18 и диаметром 4,5 м), в котором на орбиту высотой 185 км доставляются грузы массой около 30 т или спускаются с нее, но уже в меньшем количестве - до 15 т. Для удобства работы с грузами предусмотрен специальный манипулятор длиной 15 м, управляемый из кабины МТКК.

Особенно сложной проблемой при создании МТКК оказалось обеспечение его теплозащиты. Ведь максимальная температура на поверхности "челнока" при его спуске в плотных слоях атмосферы достигает 1454 гр. С, а температура плавления алюминиевого сплава, из которого изготовлен корпус корабля, не превышает 180 гр. С! По уровню температур вся поверхность корабля условно разделена на 4 зоны. Там, где температура не превышает 371 гр. С (а это 20% поверхности "челнока", в основном верх крыльев и раскрываемые створки грузового отсека), применяется гибкое ТЗП, представляющее собой войлок из специальных волокон. Это покрытие в виде листов размером 0,9х1,2 м приклеивается клеем-герметиком к корпусу. На участках, где температура достигает 649 гр. С (кабина, двигатели и киль корабля), используется ТЗП в виде 6800 приклеиваемых плиток (размером 203х203 мм и толщиной от 5 до 25,4 мм) из специального кварцевого волокна, покрытых сверху стеклом. В местах, где поверхность "челнока" нагревается до 1260 гр. С (практически весь низ корабля), применяют аналогичное покрытие, однако размер плиток (их 24100 штук) несколько изменен - 152х152 мм при толщине от 19 до 64 мм. И, наконец, на носовом обтекателе и передних кромках крыльев, где при спуске развивается температура до 1454 гр. С, используется ТЗП из углерода. Все ТЗП "Спейс Шаттла" в общей сложности состоит из более чем 30000 плиток и листов, повторно заменяемых после каждого возвращения на Землю, так как от него мало что остается - плазма "сжирает" все. Не случайно поэтому при общей массе МТКК с полезным грузом около 111 т. масса теплозащитного покрытия составляет около 9 т, т. е. почти 10% от общей массы "челнока".

После выполнения космического полета МТКК сходит с орбиты и тормозится в атмосфере, делая большую, нисходящую к Земле петлю. При это он может совершать маневр в боковом направлении на удаление до 2000 км. Двигателей для осуществления посадки у "челнока" нет, поэтому для сведения к минимуму риска "промахнуться" при заходе на посадку на одном из высохших соляных озер Америки был создан аэродром длиной около 5 км.

Разработка МТКК длилась более 10 лет и, по некоторым зарубежным данным, стоила около 20 миллиардов долларов.

Если рассматривать космический "челнок" только как средство доставки полезного груза на орбиту, то он слишком дорог. (Сравните: РН "Сатурн-5" выводила на околоземную орбиту космический корабль "Аполлон", лунный модуль "Орел" и последнюю ступень для разгона к Луне. Их общая масса составляла 140 т). Однако жить сегодняшним днем нельзя. Нужно думать, как овладевать космосом не периодически, а работая в нем так же уверенно, как и на Земле. Для этого и создаются МТКК. К сожалению, 100%-ной надежности любой системы быть не может. Отказ же в космической системе чреват серьезными последствиями. Так случилось 28 января 1986 г. на очередном, 25-м пуске с одним из четырех эксплуатируемых американских МТКК "Челленджером". Катастрофа не только унесла семь человеческих жизней и привела к утрате космического корабля стоимостью свыше 1 млрд долларов, но и поставила под сомнение надежность всей американской ракетно-космической техники в целом. Положение усугубилось, когда вслед за катастрофой "Челленджера" с небольшими интервалами последовали аварии при старте одноразовых РН "Титан-34D" (18 апреля при запуске военного ИСЗ на полигоне Вандерберг) и "Дельта" (31 мая при запуске метеорологического ИСЗ ГЕОС с мыса Канаверал). "Аварии ошеломили буквально всех. Все тонет в каком-то хаосе", - писала 15 июня 1986 г. газета "Нью-Йорк Таймс".

Дело, в конечном счете, не в авариях - они бывали и раньше. В их причинах разбирались, и старты ракет вновь возобновлялись. Беда в том, что запас одноразовых РН в США ограничен, а их производство было легкомысленно свернуто, так как считалось, что надобность в них отпадает с появлением МТКК. Единственные, кто забил тревогу в связи с этим опрометчивым решением еще до трагедии с "Челленджером", были военные. Они сумели-таки добиться ассигнований на изготовление 10 РН "Титан-34D", но ракеты планировалось изготовить только в 1988 г. В результате США на длительное время остались практически без средств для вывода грузов в космос, а потребители на запуски своих КА выстроились в очередь, как у нас в былые времена за колбасой. Дело дошло до того, что угроза огромных неустоек перед другими заказчиками вынудила некоторые американские фирмы (например, фирму "Тересат" - изготовляющую коммерческие спутники связи) обратиться в поисках РН к Китайской Народной Республике, которая, по мнению американских специалистов, отстала от США в области ракетно-космической техники на несколько десятилетий. Так же поступили и шведские бизнесмены.

Интересно, что комиссия по расследованию причин катастрофы, назначенная НАСА, была распущена распоряжением президента Р. Рейгана. По его указанию была создана "независимая правительственная комиссия", председателем которой стал бывший госсекретарь США У. Роджерс, а членами первый из землян, ступивший на поверхность Луны, Н. Армстронг, первая женщина-астронавт США, дважды побывавшая в космосе, С. Райд, всемирно известный летчик-испытатель, впервые превысивший на самолете скорость звука, Ч. Игер, лауреат Нобелевской премии по физике профессор Р. Фрейнман и другие известные конструкторы, руководители промышленных фирм, юристы. Комиссия изучила свыше 6000 документов и заслушала показания 160 человек. Пять томов доклада комиссии точно и в срок были представлены президенту США. Причины аварии рассмотрены скрупулезно, начиная с 7-й секунды полета, когда на стыке секций правого твердотопливного ускорителя появился дым (виновата всего лишь "негерметичность стыка"), и до взрыва ракетно-космической системы на 73-й секунде полета. Дыма, как известно, без огня не бывает. И огонь появился в виде струи пламени, которая прожгла стенку бака с жидким водородом, начавшим истекать из поврежденного бака. В тот же момент вследствие реактивного действия струи пламени правый ускоритель сорвало с креплений, он повернулся, ударился о бак с жидким кислородом и пробил его. Стекающий жидкий водород смешался с кислородом в пропорции гремучей смеси... Взрыв разметал всю 2000-тонную космическую систему над океаном на высоте 14 км.

Все это подробно отражено в докладе комиссии, затраты на деятельность которой составили около 4 млн долларов - лишь комиссия, расследовавшая убийство Джона Кеннеди, потребовала больших затрат. Но, нужно отдать должное, американцы - нация деловая, мобильная, предприимчивая и неунывающая. Их конструкторы в течение двух лет изготовили и "прожгли" на земле новые твердотопливные ускорители, устранили другие недостатки, продумали систему аварийного спасения астронавтов (на все это понадобилось более 2 млрд долларов), и очередной "челнок" 29 сентября 1988 г. благополучно стартовал в космос, а 3 октября вернулся на Землю. Мало того, американские ракетостроители не только приступили к созданию нового МТКК взамен утраченного (как сообщила печать, чтобы "не допустить срыва военных программ Пентагона"), но и продолжали строительство МТКК нового поколения "Шаттл-С".

Итак, мы кратко рассмотрели разнообразные системы вывода полезных грузов в космос. Но полезными они остаются только до тех пор, пока ими не заинтересуются военные. К сожалению, как у нас в стране, так и в США ракеты-носители создавались в первую очередь в интересах министерства обороны. Предвидя, чем грозит гонка вооружений в космосе, наша страна выдвинула инициативу - запретить вывод в космос любого оружия, оставить космос мирным на все времена. Но эта инициатива не была поддержана, и только потому, что кое-кто за рубежом все еще надеется добиться превосходства в космических технологиях и оружия, чтобы диктовать оттуда, сверху, нам всем, живущим здесь - на Земле.

Глава 2. Путь к СОИ

Предыстория создания ПРО

В 1947 г. после непродолжительной (и весьма комфортабельной) "отсидки" в лагере для интернированных лиц в Великобритании бывший генерал-лейтенант Вальтер Дорнбергер появился в Америке. Англичане не нашли в его деяниях состава военного преступления - ведь он только добросовестно выполнял приказы фюрера! Бывший руководитель ракетного проекта Германии и любимый шеф доктора Брауна ехал не на "пустое" место. Откровенно и честно, не пользуясь "блатом" и рекомендательными телефонными звонками, он предложил свои знания и опыт новой отчизне. Долго без дела быть Дорнбергеру не пришлось - его заслуги были столь очевидны, что Пентагон без колебаний принял временного "безработного" гражданина Америки в свои ряды.

И не пожалел об этом, так как предложения и идеи посыпались из генерала как из рога изобилия. Может быть, ударения в новом "родном" языке он иногда ставил неправильно, но как наносить удары - это он знал наверняка. Поэтому, едва освоившись на новом месте службы, он выдвинул предложение о создании космической системы, включающей в себя сотни спутников, вооруженных ядерными бомбами. Одновременно Дорнбергер предложил идею создания противоракетной обороны, в основе которой намечалось использование большого количества космических аппаратов, оснащенных небольшими ракетами для уничтожения атакующих МБР противника. Из песни слова не выкинешь - сегодня надо признать, что идеи рейгановской СОИ уходят корнями в далекое прошлое гитлеровских ракетчиков.

Конечно, Дорнбергер слегка "перехватил" - ведь ракет, способных вывести оружие в космос, в Америке тогда не было. Однако желание поквитаться с русскими было по достоинству оценено. Кстати, впоследствии, будучи главным конструктором американской коммерческой фирмы "Белл", он воплотил свою мечту в деле создания новых видов вооружений.

Дальнейшее развитие идей Дорнбергера нашло свое отражение в проекте ПРО BAMBI ("Бэмби"), выдвинутом в США в середине 1950-х гг. Согласно проекту, эта система должна была состоять из большого числа беспилотных космических платформ - носителей антиракет и аппаратуры для обнаружения запусков МБР, определения траекторий перехвата и управления антиракетами. По расчетам, противоракеты, расположенные на космических платформах, могли уничтожать МБР на дальности 500-1000 км и иметь скорость полета от 6,8 до 15,5 км/с. Это позволило бы осуществлять перехват атакующих межконтинентальных баллистических ракет через 175-300 с после их запуска.

На каждой космической платформе планировалось разместить 6-8 самонаводящихся по инфракрасному (тепловому) излучению противоракет. По замыслам разработчиков, противоракета должна была при подлете к МБР поражать ее мелкими металлическим предметами (например, шариками) массой 1,5-3 г. Шарики вылетали из барабана, вращающегося внутри боеголовки противоракеты.

Чуть-чуть расчетов и физики. Опасны ли такие шарики? Да, очень опасны, ведь энергия удара равна половине произведения массы шарика на квадрат скорости встречи ее с ракетой. Предположим, что шарик имеет массу всего 1 г, а скорость его встречи с ракетой составляет 10.000 м/с (скорость МБР - 6.800 м/с и умышленно заниженная скорость шарика - 3.200 м/с). Тогда по формуле Ньютона легко определить кинетическую энергию удара, которая составит E=mv2 : 2 = (1г х 100.000.000 м2/с2) : 2 = (0,001 кг х 108 м2/с2) : 2 = 50.000 Дж.

Много ли это? Для сравнения: такой же кинетической энергией обладает артиллерийский снаряд массой 400 г, если его скорость меньше в 20 раз, т. е. равна 500 м/с. Обладая такой энергией, шарик способен пробить ракету насквозь, повредить электронные системы головной части и даже вызвать преждевременный взрыв обычного взрывчатого вещества ядерного боеприпаса или горючего ракеты. Во всех случаях задача противоракеты будет выполнена.

Реально же скорости столкновения в космосе будут еще большими (от 11.600 до 15.000 м/с) и произойдет следующее. При соударении происходит явление, похожее на взрыв, в результате которого шарик полностью разрушается. Часть высвобождаемой при этом энергии пойдет на разрушение шарика и материала ракеты, образуя в нем воронку или кратер, глубина и диаметр которого иногда в десятки раз превосходят диаметр самого шарика. Часть кинетической энергии превратится в тепловую, часть - перейдет в упругие колебания (ударную волну), которые будут распространяться в материале ракеты. Нарушение же аэродинамической формы головной части или частичное разрушение ее теплозащитного покрытия приведет к тому, что она разрушится и сгорит при входе в плотные слои атмосферы над целью.

Расчеты показывают, что при скорости 15 км/с шарик массой 30 г способен пробить даже стальной корпус любого космического устройства при его толщине 15 см.

Эффективность задуманной громоздкой системы ПРО так и не была полностью просчитана (очевидно, из-за ее сложности), а надежность (даже с учетом перспектив развития радиоэлектроники) оценивалась слишком низко. Поэтому уже в 1961 г. этот проект был отложен: слишком уж много требовалось орбитальных платформ (от 810 до 3620) для уничтожения МБР, стартующих из любой точки земного шара, да и определелить характер пуска МБР исследовательский или боевой - было просто невозможно. Но главное состояло в другом - расходы, необходимые для создания и эксплуатации этого проекта, по расчетам специалистов, составили бы 50 млрд долларов в год, т. е. сумму, равную годовым ассигнованиям США на оборону! Это была непосильная ноша даже для богатейшей страны мира.

В 1950-х гг. многие специалисты ведущих американских военно-промышленных корпораций видели "спасение" своей страны и всего "свободного мира" чаще в нападении на своего потенциального противника, чем в защите от него. В этом плане заслуживает упоминания американская программа НАБС по созданию беспилотных спутников-бомбардировщиков носителей ядерного оружия. Пресса США писала о разработке двух типов космических бомбардировочных систем: низкоорбитальной - для атаки объектов противника с орбит в сотни и тысячи километров и высокоорбитальной - для действия с орбит выше 36.000 км. По мнению зарубежных военных специалистов, к достоинствам этого проекта относится то, что время предупреждения о запуске оружия, стартующего из космоса, очень мало. Так, если сход орбитальной бомбы с высоты около 300 км начинается на расстоянии 2200-3000 км от цели, то она поразит цель через 3-10 мин в зависимости от выбранной траектории спуска.

Компания "Мартин Мариетта" в 1958 г. приступила к конкурсному проектированию пилотируемого планирующего ракетного бомбардировщика "Дайна-Сор" (Х-20), обладающего дальностью боевого применения "по всему земному шару". Кроме прямого назначения - бомбардировки, ракетоплан Х-20 предназначался для инспектирования и перехвата (уничтожения) космических аппаратов противника на орбитах.

Иногда просто фантастическими видятся с позиций сегодняшнего дня некоторые разработки американских ракетчиков конца 1950-х гг. Например, та же компания "Мартин Мариетта" (последнее ее детище - баллистические ракеты средней дальности "Першинг-2", уничтоженные согласно Договору РСМД), выражая неудовольствие тем, что администрация США, планируя освоение космоса, не видит дальше своего носа, объявила, что ею закончена разработка проекта создания военной базы на Луне, строительство которой, по мнению компании, станет неизбежным в ближайшие 5 лет. Само строительство будет состоять из пяти этапов: первоначальная высадка, выбор места базы, строительство, приспособление базы для размещения людей и ее расширение.

Специалисты компании подсчитали, что для строительства базы будет необходим всего лишь один авиаинженерный батальон. При этом на этапе приспособления базы для размещения людей потребуется присутствие на Луне 230 строителей, а на этапе начальных действий по использованию базы - около 1000 человек. Удивительно, что строительство базы предполагалось завершить в четыре-шесть месяцев, учитывая доставку на Луну строительных материалов массой около 10.000 т. Что и говорить - несколько легкомысленные планы, по смелости далеко обогнавшие намерения нашего известного доморощенного мечтателя г-на Манилова. Однако американцы восприняли эту программу всерьез. Так, бригадный генерал Х. Буши, высказывая в прессе свою точку зрения на строительство "неуязвимой" базы на обратной стороне Луны и отдельные ее недостатки (ракете потребуется для поражения цели на Земле от 2 до 2,5 суток), сделал однозначный вывод: "... кто контролирует Луну, тот контролирует Землю". По его мнению, США будут иметь такую базу не позднее 1969 г. Высококвалифицированные специалисты компании "Америкэн авиэйшн" относили появление такой базы к 1970-1975 гг.

Рис. 2.1

Видимо, читателю покажется совсем уж "явно оборонным" проект "Икар" (рис.2.1), прорабатываемый в те годы фирмой "Дуглас".

Главный замысел этого проекта состоял в создании десантных ракет многоразового использования, каждая из которых сможет перебрасывать до 1200 солдат в любую точку земного шара. Общее полетное время - 45 мин. Предполагалось, что стоимость создания 150 таких ракет составит около 10 млрд долларов.

Безусловно, не только цена будущей системы ПРО сдерживала американскую администрацию. К недостаткам, сопутствующим строительству космических платформ, начиненных ракетами-перехватчиками, относились следующие:

- соображения, что оружие на орбите, являющееся более мощным средством сдерживания, может привести к большему политическому проигрышу. Действительно, тяжело добиться доброжелательного отношения к народу того государства, которое впервые выведет (угрожающие любой стране и в любое время) ракеты на орбиту Земли;

- может оказаться, что одна из сторон рано или поздно попытается избавиться от висящего над ее головой орбитального ракетного (а очень возможно, что и ядерного) оружия, принадлежащего другой стране. Такая попытка, почти наверняка, не ограничится изолированным столкновение в космосе, а перерастет в военный конфликт на Земле;

- число орбитальных противоракет, требующихся для поражения одной МБР противника, должно быть в несколько раз большим. Это объясняется отсутствием при пуске с орбиты предстартовой проверки ракет, а известно, что надежность любой беспилотной системы вооружения не может равняться надежности МБР. (По расчетам зарубежных специалистов, срок существования в космосе ракетной системы - примерно один год - определяется главным образом временем появления неисправностей в электронном оборудовании, имеющем ограниченные возможности по дублированию элементов).

Однако проекты ПРО, несмотря на их явные технические, экономические и политические недостатки, продолжали разрабатываться. В начале 1960-х гг. получили известность исследовательские работы по проектам "Сейнт" (создание беспилотного КА для инспектирования и уничтожения неопознанных или вражеских ИСЗ), "МОЛ" и "МОДС" (создание орбитальных пилотируемых станций для размещения, запуска и управления системами вооружения, в том числе малогабаритными противоракетами).

Следует также упомянуть проект "Дифендер" ("Защитник"), предусматривающий применение в широких масштабах космических аппаратов, выводимых на низкие орбиты для перехвата МБР, запускаемых с наземных пусковых установок. Космические аппараты, начиненные противоракетами, должны были уничтожать МБР на восходящих участках траектории их полета, что, по замыслу разработчиков, лишало противника выгод от возможного применения многочисленных ложных целей. Однако для полного глобального перекрытия всей поверхности Земли система ПРО должна была включать от 1000 до 3500 спутников-перехватчиков. В октябре 1961 г. фирмы "Конвэр", "Хьюз" и "Спейс текнолоджи лаборатриз" получили контракт на составление технической оценки возможности создания такой системы.

Интересно, что на раннем этапе развития программы "Дефендер" возникла идея (проект "Хелмит") выстреливать перед приближающейся головной частью МБР какие-либо предметы (в виде обычного песка или ружейной дроби), создающие завесу. В развитие этой идеи предусматривалось размещение большого числа артиллерийских орудий на территории Канады (кратчайший "ракетный маршрут" между СССР и США проходит через Северный полюс, Гренландию и Канаду) и вокруг обороняемых объектов.

В рамках проекта "Хелмит" изучались возможности использования для поражения космических целей ствольной артиллерии калибров 127, 178, 406 и 762 мм. Снаряд для всех перечисленных орудий имел твердотопливный ракетный ускоритель, взрывчатое вещество и радиоэлектронную систему самонаведения на цель. Экономическая выгода от применения таких снарядов очевидна: стоимость доставки килограмма полезного груза на высоту 100 км и более в 100 раз дешевле, чем ракетой. Во время испытаний орудий калибра 406 мм снаряды выстреливались на высоту 120 и 300 км и несли 25-40 кг взрывчатого вещества, что позволяло снаряжать их ядерными зарядами мощностью, эквивалентной пяти тоннам тротила. Испытывались и возможности радиоэлектронной аппаратуры. Так, при стрельбе из 127-мм орудий телеметрические передатчики, смонтированные в снарядах, выдерживали перегрузку 50.000 g, а максимальная высота их полета составляла 75 км.

Однако дальнейшее совершенствование межконтинентальных баллистических ракет привело к разделению их головных частей во время полета на отдельные маневрирующие боевые головки, что вынесло смертельный приговор любым проектам создания завес как способам решения задачи ПРО весь космос не заполнишь дробью!

Заслуживает внимания и проект ранее упомянутого управления перспективного планирования научно-исследовательских работ (ДАРПА), согласно которому корпорация "Рэйтеон" приступила к исследованиям возможности создания системы ПРО для перехвата головных частей МБР на конечном участке траектории их полета. Согласно замыслам разработчиков системы ПРО "Арпат", для уничтожения атакующих ГЧ предполагалось использовать специальные ракеты-носители, запускаемые с Земли, в которых смонтированы малогабаритные самонаводящиеся ракеты массой до 20 кг.

Как видим, от недостатка изобилия прорабатываемых (и далеко не бесплатно) программ ПРО в начале 1960-х гг. Америка не страдала. (Правда, мы до сих пор пытаемся понять, почему же у них при этом сохранялось изобилие продуктов и товаров). Однако, несмотря на значительные расходы на научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы, все названные проекты вследствие их низкой эффективности тихо скончались, так и не вступив в жизнь. Окончательное мнение специалистов по принципам построения системы ПРО выработалось к середине 1960-х гг. - реальны два способа раннего перехвата боеголовок МБР противника: предварительный запуск ракет-перехватчиков с Земли и перехват на траектории полета в космосе.

В первом случае предусматривается раннее определение траектории МБР и запуск противоракет в упреждающую точку встречи в космосе, это, по существу, способ "минирования" траектории МБР. Он не является надежным, так как запуск противоракеты должен быть осуществлен до того, как пройдет разделение головной части на боеголовки. Для этого системы ПРО должны располагаться в полярных районах как можно ближе к территории СССР, однако таковыми США не располагают. Отмечалось, что в качестве первой линии обороны системы ПРО, построенные на указанных принципах, не являются достаточно надежными, но в целом будут полезными для защиты страны от ракетного нападения.

Во втором случае для перехвата головных частей МБР в космосе (вероятнее всего, на среднем участке траектории) можно было бы использовать пилотируемые орбитальные станции типа "МОЛ", оснащенные радиолокационными системами обнаружения, лазерными устройствами наведения, распознавания и сопровождения, а также противоракетами для уничтожения целей. Однако "...на современном этапе стоимость такой боевой системы ПРО представляется чрезмерно высокой. Поэтому решение задачи перехвата ракет в космосе будет отложено, по-видимому, до 1980-х гг." (Поразительно, насколько точно в 1966 г. спрогнозировал американский ученый Л. Дальбергер время, когда созреет плод: ведь именно в 1983 г. Рональд Рейган выступил с инициативой создания такой ПРО!).

Первенец ПРО

Реальным началом разработки средств ПРО обычно считают 1956 г., когда руководство Пентагона заключило с фирмой "Белл телефон" контракт на исследование возможностей создания оборонительной системы против межконтинентальных баллистических ракет.

Штрих к системе ПРО. Вспомните, кто был главным конструктором фирмы "Белл"? Правильно, Вальтер Дорнбергер! Но это не все. Для ускорения работ по созданию противоракет для армии (а именно она несла ответственность за противовоздушную оборону войск и отдельных объектов на территории страны) в ноябре 1957 г. была создана специальная организация "Редстоун Антимиссайл Миссайл Системз офис" (отдел координации разработки противоракетных комплексов). Она взяла на себя координацию работ военных ведомств и промышленных корпораций по созданию ракет для ПРО. И где же, вы думаете, располагалась штаб-квартира этой организации? Правильно! В Хантсвилле, небольшом городке штата Алабама, неофициальным хозяином которого был доктор Вернер фон Браун.

В рамках этой программы в 1957 г. началась разработка противоракетной системы "Найк-Зевс". В ее основе была заложена так называемая дуэльная схема уничтожения головных частей МБР перед входом их в плотные слои атмосферы над Америкой (противоракета должна стартовать навстречу цели для перехвата ее "в лоб"). Система ПРО "Найк-Зевс" предназначалась для защиты только отдельных объектов на территории страны.

Известно, что полет головной части в космическом пространстве происходит со скоростью более 25.000 км/ч. Понятно, что времени для обеспечения встречи такого "гостинца" отпущено очень мало. Желательно обнаружить головную часть как можно дальше от собственной территории, чтобы рассчитать траекторию ее полета, а затем подготовить и запустить в нужный момент противоракету. Поэтому работы по созданию системы ПРО разделились на две части: разработка комплексов противоракеты "Найк-Зевс" и строительство радиолокационной системы раннего предупреждения BMEWS ("Бимьюз").

Рис. 2.2. Ракета "Найк-Зевс" - третье поколение ракеты "Найк"

Зенитная управляемая ракета (ЗУР) "Найк-Аякс", принятая на вооружение в 1953 г., могла с вероятностью 80% поражать цель, летящую со скоростью 420 м/с на высоте до 12 км и маневрирующую с трехкратной перегрузкой. Но уже в 1955 г. стало ясно, что возможность этой системы во многом ограничивается характеристиками ракеты. В связи с этим были начаты разработки новой ЗУР "Найк-Геркулес", причем одним из требований министерства обороны США было следующее - возможность использовать те же хранилища, помещения для готовых ракет, оборудование для технического обслуживания, что и для системы "Найк-Аякс".

Все-таки "скупой" народ американцы! Нет у них нашего российского размаха - пытаются выгадать даже не то чтобы на системах - на одинаковых болтах. Мы не такие! Создали, например, два типа прекрасных, не уступающих на мировом военном рынке (а по ряду параметров и превосходящих аналогичные самолеты США) многоцелевых истребителей МиГ-29 и Су-27. Но мелочиться не стали - зачем применять серийно выпускаемые устройства и приспособления, если отпущены деньги для разработки аналогичных, но "своих" систем. Вот почему снова выпустить в полет случайно приземлившийся на аэродром "чужой" истребитель просто невозможно без комплекта переходников. Ведь штуцеры системы заправки самолетов сжатым воздухом, а также соединители аэродромных систем электропитания у марок этих истребителей совершенно различные, да что штуцеры и соединители - приставные лестницы (стремянки) для подъема пилота в кабину и те разные. Поэтому спуститься или подняться в кабину Су-27 со стремянки для обслуживания истребителя МиГ-29 невозможно - слишком коротка! Куда смотрели (в меру их инженерной компетенции) контрольные органы Совета министров СССР и Министерства обороны при утверждении серийного производства этих истребителей, - непонятно. Чтобы читатель не питал иллюзий, хочу напомнить, что такое же положение и в бомбардировочной авиации. Не лучше обстоит дело и с дозаправкой самолетов в воздухе - "свои" могут передать топливо только "своим". Проблема заправки актуальна и для кораблей ВМФ - и тут не унифицированы размеры фланцев шлангов у различных типов судов. Эта же "болезнь" типична и для конструкторских бюро Сухопутных войск: практически ни один из типов выпускаемых нашей "оборонкой" танков не имеет взаимозаменяемых траков - этой легко уязвимой в бою "обувью" боевых машин. Да, "здоровая социалистическая конкуренция" на уровне "мышления" ведомственных интересов отдельных конструкторских бюро способна разорить любую экономику!

Однако, в отличие от последней, новая ракета уже снаряжалась ядерной боевой частью и могла применяться для стрельбы по наземным целям. Для этого координаты цели примерно за 5 мин вводились в вычислительное устройство, затем ракета запускалась и наводилась по лучу радиолокационной станции в точку над целью. В нужный момент станция выдавала команду на пикирование ракеты.

Система "Найк-Геркулес" была принята на вооружение в июне 1958 г. и в последующем непрерывно совершенствовалась. Наивысшая эффективность, достигнутая этой усовершенствованной системой, была продемонстрирована 3 июня 1960 г., когда ракета "Найк-Геркулес" поразила в полете баллистическую управляемую ракету "Капрал", а также в августе 1962 г., когда ЗУР "Найк-Геркулес" перехватила другую такую же ракету, используемую в качестве мишени. В последнем случае перехват был осуществлен на дальности 51 км и высоте 18 км при скорости сближения ракет, превышающей 7М (М - скорость распространения звука у земной поверхности, равная, примерно, 330 м/с). Однако по своим техническим возможностям и эта усовершенствованная ракета не годилась для уничтожения головных частей МБР - скорость полета и высота применения были явно недостаточными, что ограничивало время перехвата на конечном участке траектории падения головной части в некоторых случаях до сотых долей секунды. Кроме того, ядерная боеголовка противника должна быть уничтожена на достаточно большой высоте, чтобы не нанести ущерба объектам, расположенным под местом перехвата (учитывалось также, что при подрыве ядерной боеголовки ЗУР "Найк-Геркулес" мог сработать термоядерный боезаряд атакующей головной части МБР противника). Расчеты показывали, что при названных условиях термоядерная "головка" МБР противника должна быть перехвачена на высоте более 160 км над поверхностью Земли.

Учитывая эти требования, уже в 1957 г. министерство обороны вновь собрало организованную еще при создании ракетного комплекса "Найк-Аякс" промышленную группу, состоящую из трех фирм - "Вестерн электрик"(головной подрядчик), "Белл" (ответственная за конструкцию системы) и "Дуглас" (ответственная за ракету). Именно эта группа в соответствии с "программой 505" и приступила к проектированию системы "Найк-Зевс" - первой и единственной в то время системы ПРО. Сами американцы иногда называют ее системой ПКО (противокосмической обороны).

Следует отметить, что политическое руководство США активно содействовало скорейшему введению в строй первой системы ПРО. Это объяснялось в первую очередь успехами Советского Союза в области ракетостроения и, в частности, официальными сообщениями ТАСС об успешном испытании первой в мире МБР, осуществленном 21 августа 1957 г. Безусловно, немаловажным обстоятельством являлись и будущие прибыли военно-промышленных корпораций США от гигантских заказов на вновь разрабатываемую технику ПРО. Сыграла свою роль и развернутая в средствах массовой информации Запада кампания о необходимости защиты американского народа от "ужасных русских ракет" в связи с необдуманными и зачастую хвастливыми заявлениями высшего советского руководства.

Еще в 1960 г., выступая на четвертой сессии пятого созыва Верховного Совета СССР, Н.С.Хрущев заверил, что Советский Союз уже имеет "...столько ядерного оружия - атомного и водородного и, соответственно, ракет для доставки этого оружия на территорию возможного агрессора, что если бы какой-либо безумец вызвал нападение на наше государство или на другие социалистические государства, то мы смогли бы страну или страны, напавшие на нас, буквально стереть с лица земли... Оружие, которое у нас есть, - говорил Н.С. Хрущев,- это грозное оружие, а то, что, так сказать, на выходе,- еще совершеннее, еще грознее. Оружие, которое создается и находится, как говорится, в портфеле ученых и конструкторов, - это невероятное оружие". После таких заявлений руководству военно-промышленных фирм США можно было не беспокоиться о прибылях и заказах - конгресс сам, без излишних доказательств и убеждений, выделял требуемые ассигнования на новые системы вооружений.

Судите сами, как можно оставаться равнодушным к высказыванию на ХХII съезде КПСС (октябрь 1961 г.) министра обороны СССР Р.Я. Малиновского, заявившего на весь мир : "...главное состоит в том, что... создан новый вид Вооруженных Сил - Ракетные войска стратегического назначения... Мы одновременно значительно укрепили и продолжаем всемерно развивать такой вид Вооруженных Сил, как войска противовоздушной и противоракетной обороны страны... Должен вам доложить, что... мы не только полностью, но и с большим избытком обеспечены ракетами различных типов и предназначения... Особо должен доложить, что успешно решена и проблема уничтожения ракет в полете".

Последнее утверждение неоднократно подчеркивалось и в западной печати. Так, в редакционной статье английского журнала "Флайт" от 2 августа 1962 г. прямо заявлялось: "Советский Союз уже неоднократно заявлял, что он имеет средства противоракетной обороны, а объекты США все еще остаются незащищенными от межконтинентальных баллистических ракет".

В октябре 1962 г. в связи с морской блокадой Кубы резко обострились отношения между СССР и США (Карибский кризис). В этот момент реально могла начаться ракетно-ядерная война между нашими странами. Чего стоили только два заголовка, набранные аршинными буквами 24 октября 1962 г. в газете "Красная звезда": СЕРЬЕЗНОЕ ПРЕДОСТЕРЕЖЕНИЕ ПРАВИТЕЛЬСТВУ США и ВОИНЫ АРМИИ И ФЛОТА ГОТОВЫ НАНЕСТИ СОКРУШИТЕЛЬНЫЙ УДАР ПО АГРЕССОРУ. Камнем преткновения начавшегося конфликта стали 42 советские БРСД Р-12 (SS-4) с дальностью полета около 2.000 км, размещенные в этот период на Кубе. Сегодня, однако, официально признано, что по стратегическим ядерным боеприпасам США превосходили Советский Союз в тот период в 17 раз: пять тысяч на триста! А возможность доставить такие боеприпасы на территорию вероятного противника наглядно продемонстрировал в своей книге "Путем ошибок к катастрофе" бывший министр обороны США Роберт Макнамара.

Позже, в декабре 1962 г., в газете "Красная звезда" появилась статья главнокомандующего Ракетными войсками стратегического назначения Маршала Советского Союза С.С. Бирюзова, в которой он писал : "В создании и развитии мощных ракет Советский Союз по-прежнему уверенно идет впереди Соединенных Штатов Америки... Сейчас можно с полным основанием сказать, что самые "страшные" опасения наших недругов подтвердились, Советский Союз и в создании противоракетной обороны показал свое превосходство над Соединенными Штатами Америки. У нас уже успешно решена проблема уничтожения вражеских ракет в полете, изготовлены комплексы многочисленных средств для защиты страны от ракетно-ядерного нападения противника".

Это заявление окончательно рассеяло сомнения журналистов, возникшие на пресс-конференции в июле 1962 г., во время которой Н.С. Хрущев в присущей ему шапкозакидательской манере заявил: "Наша ракета, можно сказать, попадает в муху в космосе". Действительно, в 1953 г. в связи с началом разработки американскими специалистами межконтинентальных баллистических ракет советские ученые приступили к проработке способов защиты от них. И снова немного "обскакали" американцев. 4 марта 1961 г. противоракетой с осколочно-фугасной боевой частью в космосе была уничтожена головная часть БРСД Р-12 (SS-4), запущенной с полигона Капустин Яр. Кстати, прямое попадание в боеголовку атакующей МБР американцы осуществили лишь через 23 года, по-видимому, изначально рассчитывая на установку в противоракете мощного термоядерного заряда. Однако единственный полигонный экспериментальный комплекс ПРО еще очень долго оставался таковым, пройдя все стадии доводки до боевого образца. Так что не было у нас никаких "многочисленных средств" борьбы с ракетами.

Говорить о прямом обмане советского народа и о дальнейшем его доверии к высказываниям высших политических и военных деятелей - не тема данной книги. (Объективности ради следует отметить, что приведенные выше высказывания руководителей высшего эшелона нашей страны в разгар "холодной войны", безусловно, оказывали сдерживающее воздействие на определенные агрессивные круги США. Поэтому, учитывая фактически существующее военное превосходство США, к критике подобных выступлений нельзя подходить огульно, как это, к сожалению, зачастую делается в наши дни по поводу и без повода).

Рис. 2.3

Во всех поколениях системы "Найк" использован один и тот же принцип устройства (рис.2.3), который состоит в следующем. Цели сначала обнаруживаются РЛС целеуказания ZAR. Полученные ею данные передаются в РЛС распознавания цели DR и от нее поступают в вычислительное устройство целеуказания, которое соединено с РЛС слежения за целью ТТР. Последняя захватывает цель и непрерывно передает ее координаты в вычислительное устройство перехвата. Как только цель попадает в зону пуска, вычислительное устройство перехвата выдает команду на автоматический пуск противоракеты "Найк-Зевс", сопровождаемой после старта лепестком радиоизлучения РЛС MTR слежения за ракетой. В это же время вычислительное устройство перехвата вырабатывает команды управления, которые передаются станцией MTR на борт ракеты с таким расчетом, чтобы как можно скорее вывести противоракету в точку встречи с ГЧ. В этой точке вычислительное устройство перехвата выдает команду на подрыв термоядерной боевой части.

Для дальнейшего понимания устройства современных проти-воракетных систем кратко рассмотрим устройство и принцип действия элементов системы ПРО "Найк-Зевс". Сама трехступенчатая десятитонная ракета "Найк-Зевс" вертикально стартует из подземной шахты, подобно пуле, имея ускорение 20 g (в двадцать раз превышающее ее вес), которое через 6 с, т.е. к моменту окончания работы стартового ускорителя, достигает более 35 g. В дальнейшем скорость ракеты поддерживается маршевым РДДТ и превышает 1600 м/с в точке встречи с атакующей головной частью МБР. Масштабы применения радиоэлектронной аппаратуры в ракете оставляли далеко позади любое другое оружие тех лет.

Рис. 2.4

Летные испытания первых экспериментальных противоракет начались в 1959 г. на полигоне в Уайт-Сэндс, а комплексные испытания всей системы осуществлялись на тихоокеанском ракетном полигоне США (рис. 2.4) весной 1962 г. 19 июля противоракета "Найк-Зевс", поднявшаяся с кораллового атолла Кваджелейн, перехватила головную часть МБР "Атлас", запущенную с базы Ванденберг (штат Калифорния). Головная часть, пролетевшая около 7.000 км, входила в атмосферу со скоростью 7 км/с. В американской печати сообщалось, что в ходе испытаний в 1962 г. было осуществлено три перехвата противоракетами "Найк-Зевс" головных частей МБР "Атлас". Противоракеты не несли термоядерных зарядов, и результаты перехватов оценивались по значению промаха, зарегистрированного приборами. В августе 1963 г. система ПРО "Найк-Зевс" была принята на вооружение. Она предназначалась для перехвата космических аппаратов на высотах до 240 км.

Однако "Найк-Зевс" - это не только управляемая ракета, а целая система оружия, весящая тысячи тонн, занимающая территорию около 80 га и представляющая собой воплощение новых научных достижений науки и техники. Причем система сконструирована так, что может (хотя и менее эффективно) действовать без помощи РЛС системы "Бимьюз", имея собственную радиолокационную станцию целеуказания ZAR, которая является самой громоздкой и дорогостоящей ее частью.

Как отмечалось в зарубежной печати, чтобы перехватить ГЧ на минимально приемлемой высоте (примерно 160 км), ее надо обнаружить и сопровождать с дальности около 1.600 км, что и возложено на РЛС ZAR. Передатчики этой РЛС имеют в своем составе специальные усилители высокочастотных колебаний (клистроны) общей мощностью 18 МВт (затем появились сведения, что мощность увеличена до 50 МВт). Каждый из клистронов, установленных в здании под свинцовым экраном, имеет массу 500 кг.

Рис. 2.5а

Сигнал от клистрона поступает на огромную вращающуюся треугольную (длина стороны треугольника 24 м) антенную систему (частота вращения которой 10 об/мин) для облучения окружающего пространства (рис. 2.5а). Излучение этой антенны считается смертельным в радиусе 100 м, поэтому она окружена на расстоянии 107 м металлическим экраном высотой около 20 м. Да и само огромное здание передатчика станции покрыто специальным сплавом, защищающим от проникновения внутрь радиолокационного излучения (рис.2.5б).

Рис. 2.5б

Не менее внушительно выглядит и приемная часть станции ZAR. Чувствительность приемных устройств столь велика, что если бы над центром обороны системы "Найк-Зевс" пролетел самолет, то отраженный от него сигнал в миллион раз превысил бы уровень сигнала, на который рассчитана приемная аппаратура станции, - приемники бы просто "захлебнулись". Такая чувствительность во многом достигнута специальной полусферической антенной диаметром 25 м и ее устройством. В качестве приемных элементов, которые выделяют из окружающего пространства электромагнитные волны, в антенне использованы 34.484 кубика (это ни много ни мало, а 42 товарных вагона) из пенопласта с длиной ребра 46 см. Внутри каждого кубика в строго определенном порядке располагаются металлические волокна, на которые и наводится ЭДС. Внешняя поверхность антенны защищена от воздействия ненастья нейлоновым обтекателем, имеющим диаметр 37 м. Антенна массой 1270 т вращается на опорном подшипнике диаметром 9 м, делая 10 оборотов в минуту.

Получив отраженные от цели сигналы, система "Найк-Зевс" должна определять, действительно ли источником этих сигналов является головная часть ракеты, т.е. распознать истинную цель в облаке сопровождающих ее ложных целей. Для этого предназначена РЛС распознавания целей DR на дальности около 1000 км. Ее устройство засекречено, однако известно, что для распознавания в ЭВМ станции проводится анализ отраженного от объекта сигнала и сравнение его с типовыми сигналами, зарегистрированными ранее от известных космических объектов. Мощность излучения станции измеряется десятками миллионов ватт.

После распознавания головной части точные данные о ней поступают на РЛС слежения за целью TTR. Параболическая антенна этой станции диаметром 7,5 м создает узкий мощный луч "карандашного" типа. Для сопровождения каждой цели (на дальности до 320 км) необходима отдельная станция.

Данные, полученные от РЛС TTR, поступают в вычислительное устройство перехвата цели TIC, которое определяет траекторию цели, сравнивает параметры этой траектории с техническими характеристиками и возможностями противоракеты "Найк-Зевс" и запускает последнюю в точно установленный момент. На все это уходит 10 с и не представляет особых технических трудностей. Однако устройство TIC разительно отличается от любых других ЭВМ тем, что оно никогда не должно допускать ошибок. Проектом предусмотрено появление лишь одной неисправности в транзисторных переключателях и угольных сопротивлениях за сто тысяч часов работы, а все устройство должно безотказно работать в течение 600 ч.

Рис. 2.6

Данные из вычислительного устройства непрерывно поступают на РЛС MTR, которая после пуска противоракеты корректирует траекторию ее полета (рис. 2.6).

Однако, уважаемый читатель, время, затраченное на чтение о системе "Найк-Зевс" (хотя описание ее еще не закончено), уже превысило тот лимит, который отведен на уничтожение головной части МБР. В этом можете убедиться сами, посмотрев на диаграмму примерного распределения времени по элементам системы обороны. Напомним, что взятие цели на сопровождение начинается с дальности 1600 км, а до этого РЛС ZAR, получившая первые данные о траектории полета какого-то космического объекта от радиолокационной станции раннего предупреждения, только находится в "готовности N1" принять с заданного направления космическую цель (рис. 2.7).

Рис. 2.7

С середины 1963 г. ВВС США в рамках "программы 437" начали проработку второй системы ПКО на базе ракеты-носителя "Тат" (модернизированный вариант баллистической ракеты средней дальности "Тор"). Эта система предназначалась для перехвата спутников и орбитальных бомб на высотах до 640 км. (По некоторым источникам, ракета имела наклонную дальность полета около 2800 км и могла осуществлять перехват спутников на орбитах высотой до 1300 км). Стартовый комплекс системы "Тат" был размещен на острове Джонстон в Тихом океане вблизи экватора. В августе 1964 г. президент США Джонсон объявил о принятии на вооружение этого комплекса. Система "Тат" была испытана по крайней мере 16 раз и находилась в состоянии 5-минутной готовности до 1975 г.

Обе системы были способны поражать небольшое количество неманеврирующих целей. Перехват же маневрирующих КА ракетными комплексами данных систем был практически невозможен. Таким образом, обе системы можно было считать боевыми лишь в том отношении, что в случае крайней необходимости они могли уничтожить несколько ИСЗ, но и то только после нескольких витков, необходимых для уточнения их орбит.

Как уже упоминалось, первые сведения о полете головных частей МБР противника должны поступать от РЛС раннего предупреждения системы "Бимьюз". Создание такой системы предопределялось трудностью обнаружения МБР или их головных частей в связи с высокими тактико-техническими данными последних. Действительно, средняя скорость полета ГЧ, составляющая около 7 км/с, приводит к тому, что они преодолевают огромные расстояния за считанные минуты. Для того чтобы суметь "достойно" встретить их, необходимо успеть подготовиться. Но при этом нужно учитывать, что для предупреждения огневых средств ПРО хотя бы за 15 мин до падения головной части ее надо обнаружить на дальности примерно 6000 км. Трудность обнаружения головных частей состоит также в том, что они имеют небольшие размеры, а значит, и небольшую площадь, от которой отражается радиолокационный луч. По зарубежным сведениям, такая площадь составляет всего лишь 0,5-0,6 м2 и может быть уменьшена примерно в 10 раз за счет применения различных радиопоглощающих покрытий.

Все это привело к необходимости создания очень мощных РЛС системы "Бимьюз", вставшей на боевое дежурство в 1963 г. Для обнаружения МБР на возможно большей дальности эти РЛС были вынесены далеко (на 2000-2500 км) за пределы северных границ территории США. Впоследствии была сформирована мощная система радиолокационного слежения (рис. 2.8).

Рис. 2.8

Однако информация от этой системы поступает, когда МБР вероятного противника уже находятся на полпути к цели, т.е. приблизительно через 15 мин после запуска. Посты системы "Бимьюз" размещены в Клире (Аляска), Туле (Гренландия) и Файлингдейлз-Мур (Великобритания).

Кстати, противоракетной защите Англии (как бы об этом ни уверяли американцы) это никак не способствует, так как за те 4-5 мин, которые остаются после обнаружения головной части ракеты до ее падения на территорию этой страны, предпринять что-либо практически невозможно.

На каждом из постов системы раннего предупреждения о ракетном нападении имеются различные РЛС огромной мощности и не менее внушительных размеров. Так, в Туле установлено четыре РЛС обнаружения целей AN/FPS-50 и три РЛС сопровождения целей AN/FPS-49.

Дальность действия первой из них - около 5000 км.

Не правда ли, внушительная цифра - пять тысяч километров! Конечно, чем больше дальность обнаружения, тем лучше. Заманчивей всего было бы следить за ракетой по всей траектории ее полета, начиная со старта.

Рис. 2.9

Но тут "мешает" форма Земли, так как дальность обнаружения цели не может быть больше дальности прямой видимости, т.е. той наибольшей дальности, на которой кривизна Земли позволяет "увидеть" ракету, движущуюся по траектории (рис. 2.9). Так, для оптимальных траекторий полета баллистических ракет в зарубежных источниках приводились следующие значения наибольших возможных дальностей обнаружения:

для ракеты с дальностью полета 1600 км - 1440 км;

для ракеты с дальностью полета 3200 км - 2400 км;

для ракеты с дальностью полета 8000 км - 3520 км.

Приведенные данные показывают, что ракеты с такими дальностями полета теоретически можно проследить с помощью РЛС соответственно на 90, 75 и 44% их траектории. Но только теоретически, так как луч РЛС приходится "поднимать" над поверхностью Земли, иначе он будет дробиться и отражаться от нее, что создаст очень много значительных помех. Различить среди них на экране отметку от цели при этом совершенно невозможно.

Бытует мнение: чем выше над поверхностью Земли поднята антенна РЛС, тем больше дальность прямой видимости и, стало быть, тем раньше можно засечь цель. Теоретически верно, но на самом деле это не так. Поднятие антенны даже на высоту в несколько километров не приведет к существенному увеличению дальности обнаружения, так как даже такая высота чрезвычайно мала по сравнению с радиусом Земли (около 6400 км). Например, ракета, набравшая высоту 200 км, засекается наземной РЛС на удалении 1600 км. Если же антенну поднять на высоту 15 км, то дальность обнаружения возрастает только до 2000 км. Таким образом, технические возможности РЛС AN/FPS-50 по дальности обнаружения целей остаются не реализованными на практике.

Станция имеет несколько одновременно работающих передатчиков, мощность которых складывается на выходе в антенной системе. Заметим, что общая мощность РЛС в импульсе, т.е. в радиопосылке, составляет 7-10 Мвт. Передатчики излучают электромагнитную энергию с помощью стационарных невращающихся антенн усеченной параболической формы длиной 122 и высотой 50 м.

Рис. 2.10

Таких антенн четыре - по одной на каждую из названных РЛС (рис. 2.10).


Рис. 2.11

Не менее внушительной выглядит и параболическая, 25-метровая в диаметре антенна РЛС AN/FPS-49 (рис. 2.11), закрытая огромным шаровым обтекателем диаметром 42 м из радиопрозрачного материала. Станция способна обнаруживать космический объект с отражающей поверхностью около 1 м2. Именно от указанных станций такого поста данные о направлении, скорости и высоте целей после обработки в ЭВМ по линиям связи автоматически вводятся в системы управления всех РЛС огневого комплекса "Найк-Зевс", расположенных на территории Америки.

Таким образом, к середине 1960-х гг. США провели испытания и поставили на боевое дежурство два комплекса ПКО, имеющих одинаковый принцип действия, но использующих разные противоракеты ("Найк-Зевс" и "Тат").

Рис. 2.12

Оба комплекса размещены в Тихом океане (рис. 2.12). Однако, по мнению американских специалистов, многие маршруты полетов межконтинентальных баллистических ракет и космических аппаратов, например, восточнее атолла Кваджелейн (Маршалловы острова) и западнее острова Джонстон уже остаются вне пределов действия этих систем, а изменение высоты орбиты ГЧ или КА в процессе полета (например, с помощью небольшого маневрового реактивного двигателя) вообще делает непредсказуемыми параметры их орбит и расчет точки их перехвата.

В конечном итоге, несмотря на некоторые положительные результаты испытаний, две развернутые системы так и остались единственными в США. Основной причиной отказа от полномасштабного развертывания таких систем на территории Америки, по мнению зарубежных специалистов, явилось то, что они с самого начала предназначались для перехвата одиночных целей и оказались неэффективными при отражении массированного ракетного удара с применением помех и ложных целей. Поэтому с конца 1960-х - середины 1970-х гг. обе системы были сняты с вооружения.

Совершенствование "богини"

Ника (Нике) - статуя вестницы богов, спускающаяся с неба. Воздвигалась в Древней Греции в честь победы на войне. Модернизированное на американский лад имя богини изменило и "направление" ее полета - ракеты "Найк" ("Найки") стартуют от земли к небу и далее.

Появление в середине 1960-х гг. новых технических средств раннего предупреждения о старте МБР настоятельно потребовало пересмотра принципов уже созданной системы ПРО "Найк-Зевс". К таким средствам относятся:

разработка разведывательных спутников "Мидас", оснащенных аппаратурой для регистрации мощного теплового излучения, возникающего при старте МБР и позволяющего обнаруживать ракеты противника в момент их пуска;

разработка загоризонтных РЛС, способных засекать появление в небе над контролируемой территорией перемещающихся скоростных объектов;

разработка других средств обнаружения стартующих МБР противника;

создание новых противоракет с увеличенной дальностью стрельбы и скоростью полета.

Все это позволило сделать новый шаг в ПРО - создать не объектовую оборону для защиты ограниченного числа крупных городов (как это планировалось в системе "Найк-Зевс"), а территориальную (т.е. защиту целых районов страны) систему противоракетной обороны.

Предпосылкой к созданию спутниковой системы раннего предупреждения о ракетном нападении явились несомненные преимущества как во временном, так и в пространственном измерениях. Действительно, пуск МБР регистрировался практически сразу после выхода ее из подземной шахты. Обзор пространства одним таким спутником, по мнению американских специалистов, позволял с высоты 400 км контролировать 100 млн км2, т.е. до 19% земной поверхности, а с высоты 1600 км - до 30% территории земного шара. Поэтому 12-15 ИСЗ этой системы планировалось "подвешивать" на орбиты высотой от 300 до 2400 км.

Проект "Мидас" разрабатывался фирмой "Локхид" под руководством и при участии ВВС США. Для запуска спутников этой системы использовалась ракета-носитель "Атлас-Аджена В". Первый вывод спутника "Мидас I" состоялся в феврале 1960 г. с полигона на мысе Канаверал и закончился неудачей. В мае 1960 г. был осуществлен запуск ИСЗ "Мидас II". Высота орбиты составила 700 км, однако отказ в работе бортовой аппаратуры сделал невозможным ее функционирование по наземным искусственным источникам инфракрасного излучения, а также по реальным опытным пускам МБР.

В последующем в отчетах по испытаниям элементов этой космической системы указывалось, что чувствительная бортовая инфракрасная аппаратура спутников "Мидас" оказалась неспособной отличить тепловые излучения факелов пламени стартующих МБР от естественной тепловой радиации, например, от излучения Солнца, отраженного от облаков и земной поверхности. В частности, приводился пример запуска МБР "Титан" в октябре 1964 г., который не был обнаружен спутником "Мидас IV". Кроме того, теоретические расчеты надежности такой системы показали, что при современном уровне развития радиоэлектроники ее безотказная работа может быть обеспечена лишь в течение 10 ч, а не круглосуточно, как планировалось изначально. Поэтому впоследствии программа "Мидас" была заменена созданием более простой системы спутников, выведенных на произвольные орбиты.

Загоризонтные РЛС работают на принципе, открытом советскими физиками, так называемом эффекте Кабанова, основанном на способности ионосферы отражать короткие радиоволны. Сущность его состоит в том, что излучаемая загоризонтной радиолокационной станцией электромагнитная энергия (с частотой колебаний 2-60 Мгц) отражается от ионосферного слоя на высотах 70-350 км и достигает цели за горизонтом. Так происходит при одном отражении. Но электромагнитное излучение РЛС после этого может отражаться от поверхности земли и снова уходить к ионосфере, повторно отражаясь от нее к земле.

Рис. 2.13

Происходят как бы скачки (рис. 2.13). На последнем скачке, отражаясь от ионизированного газового следа ракеты, радиоволны теоретически тем же путем (или огибая Землю) возвращаются к приемным антеннам РЛС. Первые сообщения о создании таких станций появились в зарубежной печати в 1959 г., а в 1969 г. были выделены значительные средства на серийное производство загоризонтных РЛС (или РЛС возвратно-наклонной локации). Разработано два типа таких станций по программам "Мадре" и "Типи". Радиолокационные станции "Мадре" используют одно отражение от ионосферы и могут обнаруживать стартующие ракеты за горизонтом на удалении до 4000 км.

По иностранным сведениям, ЗГРЛС "Мадре" имеют антенное поле размером 45х110 м, излучаемую мощность 5 МВт и может определять старт МБР с точностью 16 км по дальности и в несколько градусов - по направлению (прикиньте, сколько километров ошибки дадут эти несколько градусов на дальности около 4000 км!).

Значительно более совершенная ЗГРЛС "Типи" (созданная специалистами ВМС США) использует два-три скачка и способна засекать старт МБР на дальности от 6000 до 12.000 км.

К недостаткам ЗГРЛС следует отнести их дороговизну, огромную излучаемую мощность и недостаточную точность определения координат старта МБР из-за многопутности распространения отраженной от цели энергии. Положение осложняется и тем, что ионосфера постоянно "дышит", т.е. ее плотность и высота постоянно меняются. А согласно законам физики угол падения равен углу отражения, что сводит на нет точность данных таких РЛС без ежесекундного знания о параметрах ионосферы. Если же противником произведен ядерный взрыв в космосе, резко изменяющий параметры ионосферы, за точность данных ЗГРЛС вообще ручаться нельзя. Тем не менее, по сообщениям с Запада, указанные станции находят все большее применение как важное дополнение к системе раннего предупреждения о ракетном нападении.

Главная задача таких станций - достоверная регистрация стартов баллистических ракет на удалении 10-12 тыс. км - по всей видимости, технически неосуществима сегодня и в ближайшее время. Короткие волны, используемые для многократных скачков, по своей природе сильно подвержены помехам естественного и искусственного происхождения, что делает такие станции малоэффективными. (Кстати, читатель сам неоднократно убеждался в этом при прослушивании передач по радиоприемнику. Достаточно сравнить чистоту звучания в диапазоне УКВ с тресками, шумами, "гулянием" волны, сопровождающими передачи в КВ диапазоне).

Несмотря на опубликованные в зарубежной печати сообщения о высокой эффективности их действия, достоверность этой информации вызывает большие сомнения. Похоже, американцы подбросили нам идею одного из разорительных военных проектов, а мы, ухватившись за теоретически явно бесплодное предприятие, продолжаем усиленно разрабатывать его. (Мягко говоря, курьезные случаи с "загоризонтальщиками" получили достаточную известность в военных кругах, когда, "выведав" планируемое время запуска МТКК "Спейс Шаттл", они докладывали "наверх" о факте старта. Конфуз наступал, когда позже НАСА официально уведомляло о его отмене по техническим причинам). Вот почему закономерно беспокойство нашей общественности по поводу строительства новых и модернизации устаревших станций такого типа. Настораживают также и возможные последствия излучения их огромных (высотой в десятки, а длиной в сотни метров) антенн на окружающую флору и фауну. А мощности излучения станций огромны: известен даже международный скандал, когда Норвегия, Швеция и Дания заявили протест Советскому Союзу по поводу радиопомех от Чернобыльской ЗГРЛС рыболовецким судам в Баренцевом и Северном морях.

Кстати, комплекс ЗГРЛС "Типи" ("Тэлор проджект") первоначально планировался в составе передающей станции на территории США и приемных пунктов на островах Кипр и Тайвань. Однако после завершения строительства приемных пунктов было объявлено об отмене строительства передающей станции и передаче приемных пунктов в ведение ЦРУ.

Именно в это время мы приступили к созданию собственных ЗГРЛС.

К упомянутым "другим средствам обнаружения стартующих МБР противника" относятся разрабатываемые станции, обнаруживающие и регистрирующие низкочастотное излучение, сопровождающее любой пуск межконтинентальной баллистической ракеты. Дело в том, что при сильном колебании молекул перегретого газа, истекающего с огромной скоростью из сопла ракетного двигателя, возникают электромагнитные колебания с частотой 15-30 кГц. Радиоволны с этой частотой способны распространяться вдоль поверхности Земли на расстоянии до 10.000 км. Если расположить приемные станции на удалении в сотни километров друг от друга (известный принцип радиопеленгации), то по разности запаздывания прихода сигналов к этим станциям ЭВМ может определить место их возникновения и, главное, сам факт старта МБР.

В американской печати сообщалось и об использовании для этих целей других станций, регистрирующих радиоволны инфразвуковых (не воспринимаемых ухом) частот - от 2,5 до 0,05 Гц, возникающих при запусках мощных ракет, сильных землетрясениях, тайфунах, магнитных бурях и ядерных взрывах. Расположенные и действующие по только что описанному принципу такие станции способны регистрировать указанные явления в любой точке земного шара. Например, станции системы "Хедбоун" обнаруживают факт пуска ракет (и даже взлет реактивных самолетов) на расстоянии в несколько тысяч километров. Однако многопутность распространения радиоволн в обеих рассмотренных системах, а также "похожесть" радиосигналов от различных природных и искусственных явлений значительно снижают перспективность их боевого применения вследствие постоянных ложных срабатываний.

Какие же недостатки видели американские специалисты в уже разрабатываемой системе "Найк-Зевс"? Во-первых, она была рассчитана на перехват целей в космосе, в связи с чем нельзя было использовать атмосферную фильтрацию облака, состоящего из боеголовок, обломков последних ступеней ракет и ложных целей. Во-вторых, она требовала применения четырех различных РЛС с огромными, довольно медленно вращающимися антеннами, которые почти невозможно защитить от воздействия ударной волны ядерного взрыва и, главное, которые не могли обеспечить одновременное наведение большого числа противоракет на несколько целей.

Рассмотрим подробней, что кроется за нашим "во-первых". Известно, что стартующая МБР к третьей-четвертой минуте полета (активный участок траектории) полностью расходует весь запас топлива. Это происходит на высоте 400-500 км. Именно в это время и происходит отстыковка головной части ракеты от ее последней (как правило, второй) ступени. Но головная часть отделяется не одна, а с небольшой ступенью разведения боеголовок (например, у новейшей МБР "МХ" ее длина составляет всего 107 см), называемой на жаргоне американских ракетчиков "автобусом". Маневрируя в космосе с помощью девяти небольших жидкостных ракетных двигателей, она, как автобус на остановках, выпускает из себя в короткое время все 10 боеголовок и целую кучу ложных целей, по отражающей способности похожих на экране РЛС на боеголовки. Это еще не все. В печати не сообщалось, что затем происходит с "автобусом" МБР "МХ", но достоверно известно, например, что после разведения боеголовок МБР "Минитмен III" ее "автобус" взрывается, создавая дополнительно несколько десятков осколков, дезориентирующих РЛС системы ПРО противника.

Но и это еще не все. Американцы считают, что если противник произведет разрушение (взрыв) последней ступени ракеты в начале пассивного участка траектории (т.е. в начале свободного баллистического полета после окончания работы ракетных двигателей), то ее осколки, разлетаясь в пространстве, образуют уже в середине пути к цели огромное облако металлических осколков. Распознать и выделить замаскированные специальными радиоотражающими покрытиями боеголовки в массе приближающихся к цели объектов очень трудно. Так, в случае использования твердотопливных ракет размеры облака могут быть 24 км в диаметре и 96 км в длину. Известно, однако, что при разрушении тонкостенных жидкостных МБР (а именно они составляют основной парк советских межконтинентальных баллистических ракет) число осколков будет значительно больше, что, в свою очередь, увеличит и размеры облака до 30 км в диаметре и 160 км в длину.

И это только одна ракета! Куда же направлять противоракету "Найк-Зевс", если, по подсчетам некоторых зарубежных специалистов, число целей в таком облаке может достичь 10.000? Это то, что должна была определить секретная РЛС распознавания целей DR на основании данных, полученных при экспериментальных пусках американских МБР. Все данные о том, как "выглядит" моноблочная (т.е. с одним термоядерным зарядом) головная часть или отдельные боеголовки РГЧ, записаны в памяти ЭВМ. Однако сразу стало ясно, что создать ложную ГЧ (или БГ), по своим радиоотражающим способностям похожую на настоящую, особого труда не составляет. Например, считали американцы, противник может применить ложные цели в виде многочисленных легких свернутых пленок, покрытых снаружи алюминиевой фольгой. С помощью сжатого газа они могут быть быстро надуты и примут форму реальной боеголовки. Разбросанные по траектории полета они еще больше затруднят выделение истинных боеголовок.

Проверяя это, в июле 1961 г. США провели испытательный пуск МБР "Титан". Одной из задач пуска была проверка возможности создания таких ложных целей. После отделения отработавших ступеней из головной части было выброшено шесть целей массой примерно 1,2 кг, а после входа ГЧ в атмосферу - еще четыре.

Необходимо учитывать, что все объекты в описанном облаке постоянно и хаотично вращаются (или, если угодно, кувыркаются), получив первоначальный импульс при взрыве последней ступени ракеты и не испытывая тормозящего воздействия атмосферы. Их радиолокационные характеристики постоянно меняются, лишая ЭВМ в системе ПРО возможности оценивать и сравнивать полученные данные с "картинкой", записанной в памяти машины. Для этой же цели иногда сами боеголовки также не стабилизируются в полете. А это значит, что каждую неопознанную цель система "Найк-Зевс" должна рассматривать как реальную боеголовку и быть в состоянии поразить ее. Однако батарея "Найк-Зевс", имеющая станцию целеуказания, станцию слежения за целью, станцию распознавания целей и несколько станций слежения за противоракетами, может обстреливать только одну цель и оказывается беспомощной, когда к обороняемому объекту приближается группа в составе всего двух-трех неопознанных целей.

Несмотря на то, что по зарубежным источникам эквивалентная мощность термоядерного заряда противоракеты "Найк-Зевс" составляет несколько миллионов тонн тротила, в условиях космического пространства, где отсутствует ударная волна, поражение атакующей ГЧ (или БГ) зависит только от светового, гамма и нейтронного излучений. Считается, что суммарное воздействие всех перечисленных поражающих факторов эффективно в радиусе 5 км.

Рис. 2.14

А ведь облако с "начинкой", похожее скорее на семенной огурец (рис. 2.14), простирается на сотни километров.

Но способ разобраться "кто есть кто" все же существует и создала его сама природа. Это - атмосфера планеты. Именно она может автоматически произвести селекцию (т.е. распознавание, отбор) целей. Известно, что объекты разной формы и массы по-разному тормозятся при их входе с огромной скоростью в плотные слои атмосферы. Более тяжелые объекты правильной (а точнее, рассчитанной аэродинамической) формы, каковыми и являются головные части ракет или их боеголовки, тормозятся сравнительно медленно, тогда как легкие или же неправильной формы ложные цели и осколки тормозятся быстрее и могут сгорать подобно метеоритам на довольно больших высотах. Расчеты, полученные в результате широких исследований и экспериментальных работ американских ракетчиков, показали, что если отношение массы ГЧ к массе ЛЦ составляет 20:1 или более, то заметная разница в их траекториях обнаруживается на высотах 60-80 км. Естественно, что при меньшем отношении масс распознавание возможно на соответственно меньших высотах, т.е. ближе к поверхности Земли. Кстати, именно так и маскируют сегодня тяжелые ложные цели - хоть и балласт приходится выводить в космос, но поди разбери, что превратится над городом в огромный термоядерный гриб, а что плюхнется на землю пустотелой металлической болванкой? А это значит, что уничтожать нужно все подозрительные и мало-мальски похожие на боеголовки цели. Стремление использовать для пользы дела атмосферную фильтрацию подтолкнуло американских ученых к созданию новой системы ПРО "Найк-Икс", рассчитанной на перехват и поражение целей не только в космосе, но и в атмосфере на сравнительно небольших высотах. Способствовали этому и большие успехи в радиоэлектронике, достигнутые учеными в области распознавания целей и управления противоракетами, а также создание новых противоракет.

Решение об ускоренной разработке системы "Найк-Икс" было принято министром обороны США Р.Макнамарой в январе 1963 г.

Рис. 2.15

В рамках программы "Найк-Икус" был разработан новый вариант трехступенчатой твердотопливной противоракеты "Найк-Зевс" (DM-X2), имеющей увеличенную дальность стрельбы, большую массу полезного груза и повышенную маневренность (рис. 2.15). Ракета, предназначенная для территориальной обороны, должна была осуществлять перехват целей за пределами атмосферы на удалении более 1000 км после прохождения ими среднего участка траектории. Новый вариант противоракеты, летные испытания которого проходили в 1968-1969 гг., в западной печати первоначально получил название "Усовершенствованный Зевс" или "Супер-Зевс". Впоследствии за ним прочно закрепилось название "Спартан".

Первая информация о разработке в США новой противоракеты "Спринт" появилась в зарубежной печати летом 1962 г. Исследовательские контракты на возможность ее создания были заключены с фирмами "Белл телефон", "Дуглас", "Мартин-Орландо" и "Норт Америкэн". В 1963 г. на конкурсе представленных разработок лучшей была признана конструкция фирмы "Мартин" - ей и было поручено создание этой ракеты. Таким образом, видно, что новая ракетная система просто догоняла в своих разработках уже проходившие полномасштабные испытания комплексы системы "Найк-Зевс".

Сообщалось, что новая противоракета ближнего действия для системы "Найк-Икс" - "Спринт" предназначена для объектовой обороны (например, защиты подземных стартовых комплексов МБР, командных пунктов и центров управления). Это двухступенчатая твердотопливная ракета. В качестве первой ступени использован мощный стартовый ускоритель, аналогичный по конструкции первой ступени ракеты "Найк-3евс". Однако благодаря применению нового топлива тяга нового стартового ускорителя примерно в 1,5 раза превышает тягу первой ступени "Найк-Зевс", составляющую 200 x 104 H. Стартовая масса противоракеты "Спринт" примерно в 2 раза меньше, чем у ракеты "Найк-3евс", а потому и ускорение "Спринта" больше примерно в 3 раза и достигает 50 - 60 g (впоследствии сообщалось, что ракета "Спринт" стартует с ускорением более 100 g, а уже через 5 с ускорение достигает 200 g, что позволяет ей очень быстро развить скорость, соответствующую числу М6. Эта скорость столь высока, что носовую часть ракеты пришлось "одеть" в теплозащитное покрытие, подобное тому, каким оснащены головные части МБР или их боеголовки. Новая ракета, летные испытания которой проводились в 1968 г., должна была быть способна перехватывать цель на дальности примерно 55 км. Одновременно велись разработки антиракеты "Супер Спринт", развивающей еще большее ускорение - до 800 g.

Новейшим элементом системы "Найк-Икс" являлись радиолокационные станции обнаружения, сопровождения и распознавания целей, а также станции наведения противоракет на цели. Весь комплекс станций имел антенные системы, построенные по принципу фазированной антенной решетки (ФАР).

Остановимся подробнее на устройстве этих антенн, тем более что они будут играть немаловажную роль и в современных системах ПРО. Радиолокационные станции с ФАР - одно из последних достижений в области радиотехники. Справедливо говорят, что новое - это хорошо забытое старое, что полностью относится и к фазированным антенным решеткам. Многоэлементные антенные решетки как прообраз нынешних ФАР были известны давно. Так, еще в 1899 г. английскому изобретателю Брауну был выдан патент на антенну, представляющую собой комбинацию отдельных вибраторов (элементов, преобразующих электрическую энергию передатчика в электромагнитную энергию радиоволн). Однако из-за сложности устройства антенны, ее настройки и управления подачей электрического тока к вибраторам антенны, ее применение в то время оказалось практически невозможным.

Идею ФАР удалось реализовать только в наши дни. Современные ФАР состоят из множества излучающих элементов, число которых, по сообщениям зарубежных источников, может составлять 10.000 и доходить даже до 100.000 шт. Каждый из элементов представляет собой миниатюрную антенну. Наверное, многим из читателей приходилось видеть ферритовый сердечник с обмотками, широко применяющийся в бытовых переносных радиоприемниках в качестве направленной антенны. Вспомните, что поворотом корпуса приемника с закрепленной в нем антенной можно легко добиться большей громкости и чистоты приема - вот и получилась вращающаяся направленная антенна! Такие же ферритовые сердечники могут использоваться и в антенных элементах ФАР. Чем больше этих элементов, тем больше излучаемая энергия всей антенны (если она используется на передачу), а это позволяет засекать и "разглядывать" очень мелкие цели.

Рис. 2.16

Сами элементы в антенной решетке неподвижны (посмотрите для наглядности собираемую ФАР на рис. 2.16), но изменяя параметры (фазу и частоту) подводимого к ним тока, можно изменять направление излучаемых (или принимаемых) ими радиоволн. Причем излучение можно направлять практически в любую точку пространства, находящуюся перед элементом (вправо и влево - на 150 гр., а также вверх - до 70 гр. и вниз - до уровня поверхности земли). Сигналы отдельных излучающих элементов складываются на общих выходах, что позволяет резко повысить общую излучаемую мощность РЛС в избранном направлении и дальность ее действия. Таким образом, отпадает необходимость в громоздких устройствах поворота огромных по площади, но довольно хрупких антенн.

Совсем уж сверхъестественными способностями обладают РЛС с ФАР при обзоре окружающего пространства. Изменение направления излучения (или приема) антенн осуществляется практически мгновенно - менее чем за одну миллионную долю секунды, что в 5000 раз превосходит скорость обзора пространства обычных вращающихся антенн. Это, в свою очередь, позволяет последовательно, через определенные и очень короткие промежутки времени сопровождать более 100 целей одновременно. Причем местоположение целей и их характеристик (скорость, высота, яркость отметки от цели на экране РЛС, прогнозируемая траектория полета цели и т.д.) вырабатываются и запоминаются мощной ЭВМ, которая и "руководит" работой РЛС по определенной программе поочередным "инспектированием" время от времени интересующих целей. Таким образом, цель всегда в нужный момент находится в поле видимости станции.

Дальнейшее совершенствование РЛС с ФАР позволило выделять из общей антенной решетки какие-то группы элементов и подавать им команду на излучение (прием) в направлении, отличном от направления излучения (приема) всей ФАР. Так была создана многолучевая ФАР, позволяющая брать на постоянный контроль те цели, сомнения в реальной опасности которых окончательно подтвердились. Кстати, исследования показали, что выход из строя элементов ФАР (или умышленное выделение части элементов в самостоятельный луч), в ряде случаев даже до 50%, незначительно сказывается на ухудшении характеристик этих новых РЛС. Возможность формирования нескольких лучей, а также изменение их формы (диаграммы направленности) во время излучения позволяют таким РЛС выполнять одновременно несколько функций - поиска, сопровождения, распознавания целей и наведения противоракет на них.

Какими же другими достоинствами обладают ФАР по сравнению с ранее применявшимися антеннами? Главное - отсутствие огромных вращающихся масс антенн, что требует больших затрат электроэнергии и высочайшей точности их наведения. Ведь если существует небольшой люфт (а он должен существовать всегда, иначе система вращаться не будет), то ЭВМ будет получать информацию о ложной траектории полета цели, т.е. антенна "смотрит" немного не туда, куда указывают контрольные приборы на ее пульте. Вот почему, например, 9-метровый в диаметре подшипник, на котором вращается приемная антенна РЛС целеуказания ZAR в ранее описанной системе "Найк-3евс" выполнен с допуском 0,01 мм!

Но и это не последнее преимущество ФАР. Важным фактором является высокая повреждаемость механическими воздействиями прежних антенн. Действительно, незначительное повреждение зеркала антенны существенно изменяло диаграмму их направленности, что опять-таки создавало условия для ошибочного их наведения по известной поговорке: один глаз на Кавказ (так регистрируют направление поворота зеркала антенны приборы пульта РЛС), а второй - на Арзамас (реальное направление излучения антенн с поврежденным зеркалом).

Как и все новейшие устройства, РЛС с ФАР конструктивно очень сложны и требуют для своей работы специальную управляющую систему. Конечно, стоимость их так высока, что не идет ни в какое сравнение с прежними радиолокационными станциями.

Именно такие новейшие РЛС и было решено использовать в системе ПРО "Найк-Икс", к разработке которой приступили более 3000 крупных фирм Америки.

Основной радиолокационной станцией системы "Найк-Икс" являлась многофункциональная РЛС MAR, обеспечивающая одновременно обнаружение, распознавание и сопровождение нескольких целей, а при необходимости сопровождение и вспомогательное (дублирующее) наведение нескольких противоракет. РЛС MAR должна обслуживать до четырех батарей антиракет, расположенных в радиусе 25 км. Средняя мощность излучения станции составляла около одного миллиона ватт (в импульсе - более 100 МВт), что позволяло ей засекать цели на удалении до 3200 км. По расчетам, стоимость такой станции составляла более 400 млн долларов (разумеется, в ценах 1960-х гг.). На базе этой станции был создан менее сложный и более дешевый боевой вариант TACMAR ("Тактический МАR"), который может использоваться на большинстве позиций ПРО системы "Найк-Икс". Дешевизна, несомненно, понятие относительное, так как "упрощенный" вариант станции размещается в частично заглубленном здании, размеры которого только над поверхностью земли составляют 30х76х76м. Стоимость станции - порядка 250 млн долларов.

Неотъемлемой составной частью системы "Найк-Икс" по-прежнему являлись станции раннего обнаружения целей, расположенные, как и прежде, далеко за пределами территории США. Такие РЛС с ФАР (им присвоено обозначение PAR) имеют меньшую точность сопровождения, но обеспечивают обнаружение целей, обладающих низкой отражающей способностью, на дальности до 4200 км. Мощность передатчика станции огромна и составляет в импульсе до 300 МВт. По оценкам специалистов США, такая РЛС может обнаруживать межконтинентальные баллистические ракеты через 10-15 мин после их старта. Антенное устройство РЛС PAR размещено в бетонном здании размером 100х100x43 м, а ее основная аппаратура находится в менее внушительном сооружении с основанием 64x64 м высотой 9 м. Строительство станции оценивалось в 220 млн долларов.

В системе "Найк-Икс" задействована еще одна РЛС с ФАР - это станция наведения (сопровождения) противоракет "Спринт" и "Спартан" на цель - MSR. Конечно, ее возможности позволяют также сопровождать и распознавать цели, но они весьма ограничены, так как дальность ее действия составляет немногим более 1300 км. Круговой обзор станции обеспечивается четырьмя ФАР диаметром 4 м каждая, вмонтированными в здание напоминающее по форме усеченную пирамиду размерами 36,8х38,8 м, высотой 12,2 м. До начала выработки точных координат цели станция MSR должна сопровождать ее не менее 5 с. В отличие от станции такого же назначения предыдущей системы "Найк-Зевс" РЛС MSR может наводить на цели не одну, а несколько антиракет "Спринт". Стоимость создания такой станции оценивалась в 165 млн долларов.

Последней составной частью комплекса "Найк-Икс" является сверхбыстродействующая система обработки данных, предназначенная для распознавания целей, расчета траектории перехвата и наведения антиракет. Производительность вычислительных машин системы составляла несколько миллионов коротких операций в секунду, тогда как в комплексе "Найк-Зевс" она равнялась "лишь" 200 тыс. таких операций. Считалось, что быстротечность ракетного удара исключает любые отказы в работе ЭВМ. Поэтому контроль за исправностью всех ее систем выполняет сама машина, для чего 10-15% ее вычислительных мощностей работает в режиме непрерывной самопроверки и поиска неисправностей.

В основу действия системы ПРО "Найк-Икс" также заложен дуэльный принцип. Главное отличие ее от системы "Найк-3евс" - более высокая надежность перехвата головных частей или боеголовок благодаря появлению "страховочной" ракеты "Спринт": если головную часть МБР не удалось уничтожить в космосе противоракетой "Спартан", то возможность "покончить" с ней предоставляется противоракете "Спринт", но уже в атмосфере практически над защищаемым объектом (рис. 2.17).

Рис. 2.17

Маленький, но существенный нюанс. При ядерных взрывах в атмосфере на большой высоте ударная волна не является главным поражающим фактором, так как воздух там сильно разряжен. Незначительным будет и радиоактивное заражение местности. Но общее разрушительное воздействие от такого взрыва может не только не уменьшиться, а даже увеличиться, так как основным поражающим фактором становится световое излучение.

Это объясняется строением атмосферы - почти весь водяной пар (а именно он очень интенсивно поглощает тепловую энергию при ядерном взрыве) находится в нижних ее слоях. Тепловое излучение, возникающее при высотном взрыве, заметно ослабевает лишь в сравнительно тонком слое атмосферы непосредственно у поверхности земли. Поэтому "зажигательное" воздействие высотного взрыва проявляется на больших расстояниях, чем при взрывах у поверхности земли. (Разница между этими взрывами примерно такая же, как между нагреванием поверхности Земли Солнцем, стоящим в зените и у горизонта). Но нужно учитывать, что при взрыве небольшого атомного заряда антиракеты "Спринт" велика вероятность срабатывания термоядерного заряда атакующей головной части МБР или ее боеголовки. А это чревато тяжелыми последствиями.

Так, по оценкам зарубежных специалистов, зажигательное воздействие мощного водородного взрыва способно поражать обширные районы даже при высоте подрыва 30-40 км и более. Вот почему вызвала большие сомнения возможность защиты городов с помощью противоракет "Спринт". Конечно, при защите хорошо укрепленных объектов (таких, как шахты МБР) их эффективность могла проявиться в полной мере.

Высокая гибкость системы "Найк-Икс" проявлялась в том, что только одна радиолокационная станция МАR могла обеспечить все функции, распределенные между перечисленными РЛС (конечно, с значительно меньшей эффективностью). Многофункциональной оказалась и новая противоракета "Спринт", так как на полигонных испытаниях она с успехом использовалась как ракета ПВО для уничтожения самолетов, летящих с любыми скоростями полета, и даже ракет класса "воздух-земля".

В феврале 1967 г. министр обороны США заявил о существовании нескольких вариантов развертывания системы ПРО "Найк-Икс". По варианту "А" обеспечивалась защита 25 наиболее крупных городов Америки при стоимости системы 10 млрд долларов. Вариант "Б" предусматривал защиту еще 25 менее крупных городов и стоил уже около 20 миллиардов долларов. Существовал и третий, промежуточный вариант стоимостью 10-12 млрд долларов. (Полный вариант защиты территории США вообще не рассматривался, так как его стоимость оценивалась в 25-30 млрд долларов). Но ни один из вариантов правительством США принят не был, так как система "Найк-Икс" в принципе не могла обеспечить надежную защиту от массированного ракетного удара с применением новейших средств преодоления противоракетной обороны. К последним относится появление термостойких тяжелых ложных целей и маневрирующих как в космосе, так и в верхних слоях атмосферы боеголовок.

Споры, разгоревшиеся в США по поводу противоракетной системы, в 1966-1967 гг. превратились в острое оружие внутриполитической борьбы, кульминацией которой в сентябре 1967 г. стало заявление министра обороны США о решении правительства приступить к созданию ограниченной системы противоракетной обороны "Сентинел" стоимостью в 5 млрд долларов.

"Часовой", не заступивший на пост

Интересно, что сам министр обороны США Макнамара понимал всю безрассудность строительства системы ПРО "Часовой" (так с английского языка переводится слово "Сентинел"). "Важно понять, - говорил он, - что ни одна из систем в настоящее время и в обозримом будущем не сможет стать непроницаемым щитом над Соединенными Штатами. Я утверждаю с полной определенностью, что расходы сами по себе не являются проблемой: проблема состоит в том, чтобы обеспечить непроницаемость предполагаемого щита". Но военный есть военный. Он служит не демократам или республиканцам, а Родине, выполняя ее приказы точно, беспрекословно и в срок. Поэтому Макнамара с присущей ему энергией добавил, что США "... начнут производство такой системы в конце этого года", имея в виду конец 1967 г.

В принятии решения о развертывании системы "Сентинел" немалую роль сыграли также и политические мотивы: обострение отношений США с Китайской Народной Республикой. Так, по заявлению официальных лиц США, система "Сентинел" должна была обеспечить отражение ракетного удара со стороны КНР. По оценке военных специалистов, считавших, что КНР к середине 1970-х гг. будет располагать незначительными и малосовершенными ракетно-ядерными силами стратегического назначения, внезапный удар по США может привести к гибели 5-10 млн американцев. Принятие на вооружение новой системы ПРО либо сведет эти потери к нулю, либо снизит их в несколько раз.

Новая ограниченная система ПРО должна была обеспечить зональную оборону основных административно-промышленных центров США и стартовых позиций МБР "Минитмен". Предполагалось, что вначале "Сентинел" будет развернута вокруг 25 городов США, включая город Гонолулу на Гавайских островах (рис. 2.18).

Рис. 2.18

Действительно, с планируемыми доработками стоимость новой антиракеты "Спартан-2" (с четвертой ступенью и, стало быть, с увеличенной дальностью перехвата) вместе с подземной шахтой для ее пуска по расчетам должна была возрасти до 3 млн долларов. (Напомним, что стоимость антиракеты "Спартан" в системе "Найк-Икс" составляла 1,2-1,3 млн долларов). Летные испытания новой противоракеты предполагалось завершить в 1971 г.

Стоимость антиракеты "Спринт", также размещенной в подземной шахте, оценивалась в 2 млн долларов.

Только один противоракетный комплекс системы "Сентинел" размещался на площади 240 га, а при его обслуживании были задействованы от 400 до 700 человек.

Рис. 2.19

Действия по перехвату головных частей системы "Сентинел" (рис. 2.19) практически не отличались от аналогичных операций предыдущей системы "Найк-Икс". Для прикрытия континентальной части США в новой системе предполагалось использовать шесть станций PAR. В 100-160 км от каждой из них намечалось расположить несколько батарей противоракет "Спартан-2". В свою очередь, у каждой огневой позиции антиракет "Спартан-2" будут находиться батареи противоракет ближнего действия "Спринт", а также радиолокационные станции MSR для наведения обоих типов этих ракет. Связь между всеми комплексами системы планировалось осуществить радиолиниями на микроволнах. Ракеты "Спринт" должны были обеспечить защиту всех основных комплексов системы: огневых позиций антиракет "Спартан-2", радиолокационных станций MSR и PAR. Поэтому их батареи располагались вблизи названных объектов. Причем по некоторым зарубежным источникам прошли сообщения, что боеголовки противоракет "Спринт" также будут термоядерными.

Важная деталь. Известно, что основным поражающим фактором у поверхности земли является ударная волна, на долю которой в ряде случаев приходится около 90% всей высвободившейся энергии. Со световым поражением при взрывах в атмосфере на больших высотах мы уже частично разобрались. Но при термоядерном взрыве образуется также мощный поток нейтронов и гамма-лучей. Сталкиваясь с молекулами окружающего воздуха, они отдают свою энергию, нагревая и ионизируя его. Масса воздуха в атмосфере огромна, но распределена она неравномерно. Так, около половины ее сосредоточено в слое толщиной 5,5 км от поверхности Земли, а в слое толщиной в 20 км содержится 94% всей массы атмосферного воздуха. Теперь понятно, почему "пробег" гамма-лучей и нейтронов у поверхности земли невысок.

Иначе дело обстоит в космосе, где воздух практически отсутствует, а стало быть, и полностью отсутствует ударная волна. Здесь на первое место выходят нейтроны и гамма-лучи. Действительно, по расчетам зарубежных специалистов, при взрыве термоядерной головной части антиракеты мощностью 1 Мт высвобождается огромная энергия (около 419 ? 1013 Дж), которая превращает конструкцию антиракеты (а, вернее, ее осколки) в плазму с температурой 107 К. Плазменный шар-вспышка и является источником жестких рентгеновских лучей (гамма-лучи соседствуют по частоте с этими лучами, поэтому деление излучений на виды в процессе взрыва - процесс малоизученный и чисто условный), причем они составляют 67% всей энергии взрыва. В результате в космосе на удалении 7,2 км рентгеновские лучи доставляют на 1 см2 площади цели около 419 Дж в одну миллионную долю секунды. Этой энергии достаточно, чтобы часть теплозащитного покрытия головной части испарилась.

Само по себе это не так уж и опасно - ведь ТЗП исполняются с достаточным запасом прочности. Но дело в том, что мгновенное испарение вызывает образование ударной волны, которая, распространяясь по законам физики с большой скоростью в разные стороны, может разрушить (или оторвать or корпуса ГЧ) теплозащитный слой.

Рис. 2.20

Иногда ударная волна может повреждать сам корпус головной части и даже внутреннюю конструкцию ядерного устройства (рис. 2.20). Во всех перечисленных случаях цель противоракетной обороны будет достигнута: либо головная часть, лишенная даже части ТЗП, разрушится и сгорит в верхних слоях атмосферы, либо она не сработает в результате повреждения узлов и элементов системы подрыва. В свою очередь нейтронный поток тоже не подарок. Он в состоянии проникнуть через ТЗП и корпус головной части в ядерное взрывчатое вещество, вызывая в нем реакцию деления с образованием большого количества теплоты. При этом ядерный заряд атакующей боеголовки может частично расплавиться и изменить свою первоначальную форму, что полностью исключит в последующем ядерный взрыв над целью. Однако образующийся после ядерного взрыва нейтронный поток теряет свою энергию значительно быстрее, нежели гамма-излучение. Поэтому эффективная дальность его действия (по некоторым зарубежным данным десятки метров) совершенно исключает промах антиракеты. В то же время имеются сообщения, что и на больших удалениях от головной части МБР он очень опасен. Так, взрыв в космосе термоядерного устройства мощностью в 1 Мт создает поток нейтронов, способный вывести из строя полупроводниковые радиоэлектронные системы головной части на расстоянии 29 км и привести к серьезным неполадкам в них на дальности 100 км.

Известно, что космический ядерный взрыв мощностью в 1 Мт, произведенный США над островом Джонстон 9 июля 1962 г., привел к поражению американских спутников "Траак", "Транзит-4Б", а также англо-американского ИСЗ "Ариэль". На всех спутниках вышли из строя солнечные батареи в результате образовавшегося пояса радиации. (Нейтронный поток резко ослабляется водородо-содержащими средами: парафином, оргстеклом и даже полиэтиленом. Не случайно в начале 1980-х, когда американцы намеревались разместить тактические нейтронные боеприпасы на территории Европы, в ФРГ был разработан защитный комплект для действий сухопутных войск. Он представлял собой прозрачную полиэтиленовую накидку, ниспадающую до земли. Верх накидки собирался на кольце, которое надевалось на каску солдата. Конечно, действовать в таком своеобразном костюме несподручно, быстро наступает перегрев тела, так как избыточный тепловой поток (да и отработанные газы при ведении огня из личного оружия) не находит выхода из полиэтиленового мешка. Но, видимо, это с лихвой компенсируется 2-кратным ослаблением нейтронного потока при взрыве спецбоеприпаса. Понятно, что "одеть" боеголовку в подобные "презервативы" из полиэтиленовой пленки особых трудностей не представляет). И все же, по мнению американских ученых, именно гамма-лучи, образующиеся при термоядерных взрывах боевых частей антиракет "Спартан" и "Спринт", являлись краеугольным камнем системы ПРО "Сентинел".

В целом развертывание ограниченной системы противоракетной обороны рассматривалось конгрессом США в качестве первого шага к созданию более совершенной системы ПРО всей территории страны. Однако начавшиеся строительные работы по созданию и размещению противоракетных комплексов многими видными учеными, конгрессменами и общественными деятелями страны были встречены решительным осуждением. Противники развертывания системы "Сентинел" выдвинули несколько объективных доводов в поддержку своего требования. В частности, говорили они, развертывание системы ПРО приведет к еще большему увеличению ракетно-ядерной мощи, так как потенциальный противник не может допустить сокращения числа головных частей МБР, которые при нанесении удара достигнут территории США. Это неизбежно вызовет ответную реакцию со стороны Америки и также приведет к увеличению числа МБР. Оценивая эффективность ПРО "Сентинел" специалисты убедительно доказывали, что разработка ложных целей опережает разработку противоракетной обороны как минимум на два-пять лет. Поэтому, учитывая, что создание современных дорогостоящих систем оружия проходит несколько длительных этапов, системе "Сентинел" фактически придется иметь дело с МБР, совершенно не похожими на те, против которых она была рассчитана.

Рис. 2.21

Важным оказалось то, что взрыв термоядерной боеголовки антиракеты почти полностью исключает возможность последующего наблюдения за другими атакующими боеголовками вследствие образования мощного экрана из ионизированного слоя свободных электронов (рис. 2.21.). Такое же ослепление экранов РЛС может осуществить и противник, умышленно подорвав одну из боеголовок на границе плотного слоя атмосферы.

Острая критика, обрушившаяся на "часового" ПРО в конгрессе и средствах массовой пропаганды, заставили пришедшего в 1969 г. в Белый дом нового президента Ричарда Никсона приостановить ее развертывание и обязать ученых, а также военных специалистов внимательно изучить еще раз необходимость создания подобной системы. Однако и на этот размогущественные военно-промышленные корпорации оказали действенное давление на правительство и добились благоприятного для них решения о создании новой, усовершенствованной системы противоракетной обороны.

"Страж" Америки

В марте 1969 г. президент США принял решение о развертывании модифицированной системы ПРО "Сейфгард" ("Страж"). Но продолжающиеся разногласия в правительстве страны могли превратить решение президента в пустой звук. Это едва не произошло в августе этого же года, спасло лишь то, что сенат большинством в один голос вынес решение о необходимости создания системы ПРО. А в октябре после длительных дебатов в сенате и конгрессе США были окончательно утверждены ассигнования 1970 г. на развертывание системы "Сейфгард" с учетом неизрасходованных в 1969 г. сумм на систему "Сентинел" в размере 1 млрд долларов. В начале ноября президент утвердил эти расходы, и решение конгресса приняло силу закона.

В отличие от несостоявшейся системы "Сентинел" новая система была предназначена только для прикрытия стартовых районов МБР, аэродромов стратегической авиации, базы атомных подводных лодок в Чарлстоне (штат Южная Каролина) и Национального центра управления и передачи команд в Вашингтоне. Такое решение в первую очередь обосновывалось необходимостью отражения внезапного нападения на стратегические силы США. Планами создания системы "Сейфгард" предусматривалась также защита наиболее важных районов территории страны от несанкционированного (т.е. без приказа) пуска МБР противника. Общая же сумма ассигнований, необходимая для развертывания системы, по заявлению министерства обороны США должна составить 6-7 млрд долларов плюс 1,2 миллиарда долларов на закупку ядерных боевых частей антиракет. С учетом строительства двух дополнительных комплексов(на Аляске и Гавайских островах) расходы на систему "Сейфгард" должны были достигнуть 10 млрд долларов.

Конечно, положение с новой системой обстояло неплохо, так как она полностью базировалась на уже разрабатываемых комплексах несостоявшейся ПРО "Часовой". В составе системы "Сейфгард" предполагалось поставить на боевое дежурство 12 противоракетных комплексов.

Рис. 2.22

Строительство первых двух из них (рис. 2.22) стоимостью 2,1 млрд долларов намечалось завершить в октябре 1974 г. (Гранд-Форкс) и мае 1975 г. (Мальмстрем).

Предполагалось, что они сумеют прикрыть от ракетного удара около 350 шахт МБР "Минитмен", что составляло приблизительно 30% всех межконтинентальных ракет США (1000 - "Минитмен" и 54 - "Титан-2").

В составе системы "Сейфгард" намечалось задействовать семь РЛС РАR, что обеспечивало наблюдение за западными и восточными подступами к территории США, 12 РЛС MSR с электронно-вычислительными системами обработки данных DPS и систему управления, контроля и связи СССS. Активные средства борьбы с головными частями МБР также остались прежними. Предполагалось, что каждый противоракетный комплекс будет располагать 35-40 антиракетами "Спартан-2" и 10-75 антиракетами "Спринт-2". Общее число противоракет в системе - 1000 шт. (300 - "Спринт" и 700 - "Спартан").

По опубликованным в 1971 г. зарубежным данным, летные испытания этих усовершенствованных противоракет проводились на полигоне ПРО (атолл Кваджелейн в Тихом океане). При запусках в головных частях противоракет вместо ядерных зарядов использовалась регистрирующая аппаратура. Наведение осуществлялось с помощью РЛС MSR. В качестве мишеней служили головные части МБР, запускавшихся с восточного полигона Ванденберг (штат Калифорния) и БРПЛ "Поларис", пуск которых осуществлялся с корабля. Результаты проведенных испытаний вполне удовлетворяли требованиям, предъявляемым к новой системе ПРО. Особенно впечатляюще выглядели пуски усовершенствованной ракеты "Спринт-2". Перехват боеголовок МБР этой антиракетой осуществлялся за 6-12 с до вычисленного момента падения атакующей головной части.

Особый интерес в проведенных испытаниях представлял перехват головных частей БРПЛ "Поларис", имевших низкую траекторию полета. Известно, что для попадания в определенную цель на поверхности Земли ракету необходимо вывести в строго определенную точку пространства с точно заданной скоростью и углом направления полета. При этом, чем выше траектория полета, тем дальше от поверхности Земли и тем меньше ее гравитационное поле (т.е. земное притяжение). Это позволяет увеличивать скорость ракеты при меньшем расходе топлива. Но чем больше скорость, тем больше дальность полета. Причем, законы баллистики и в космосе неукоснительно выполняются: наибольшее расстояние при одинаковых скоростях пролетает тело, брошенное под оптимальным углом.

Несомненно, что две точки на земной поверхности можно соединить бесконечным числом траекторий(можете убедиться в этом сами на глобусе). Казалось бы, что ракета может одинаково просто лететь к цели по любой из них. Но это не совсем верно, а точнее - совсем не верно: для любой дальности стрельбы существует лишь одна оптимальная траектория, соответствующая минимально необходимой скорости ракеты в момент окончания работы ее двигателей и, следовательно, минимальному расходу ракетного топлива - так называемая низкоэнергетическая траектория. В этом случае конструкцию ракеты можно сделать менее громоздкой (без излишних запасов топлива). Однако это обстоятельство позволяет операторам радиолокационной станции заранее и в определенной зоне пространства ожидать появления стартовавшей МБР (или отделившейся от нее головной части), точно определять дальнейшую траекторию ее полета, вплоть до определения точки падения, заранее давать сигнал тревоги на определенный прикрываемый объект для подготовки к боевому применению противоракет ПРО.

"Запутать" систему ПРО можно несколькими способами. Во-первых, "выпустить" из ГЧ на траектории полета в космосе несколько боеголовок, каждую на свою траекторию полета. (В печати сообщалось, что в головной части ракет возможна установка нескольких маневрирующих РГЧ, каждая из которых имеет несколько боеголовок). Во-вторых, перед подходом боеголовок к зоне эффективного огня ПРО противника можно включить небольшие дополнительные ракетные двигатели, расположенные непосредственно в боеголовке. При этом изменение траектории полета боеголовки, заранее предусмотренное нападающей стороной, не даст времени системе ПРО просчитать новую траекторию ее полета.

Рис. 2.23

Этот способ (рис. 2.23) реализован в 1970 гг. на американских РГЧ типа MIRV (МИРВ). В-третьих, с помощью тех же двигателей можно изменять траекторию полета боеголовки не только в космосе, но и в относительно плотных слоях атмосферы (на высотах от 160 км и ниже), делая ее даже планирующей (рис. 2.24).

Рис. 2.24

Причем маневр может быть осуществлен не только по высоте (в вертикальной плоскости), но и по направлению (в горизонтальной плоскости). Именно такими боеголовками, по некоторым зарубежным данным, и оснащены головные части МБР "Минитмен-3" и "МХ".

Рис. 2.25

Существуют и более изощренные траектории (рис. 2.25), которые сводят эффективность наземных огневых средств практически к нулю.

Однако наиболее простой способ - запустить ракету заведомо не по оптимальной траектории полета, а так, чтобы она двигалась к цели как можно ниже, "прижавшись" к Земле. В этом случае для развития заданной скорости полета (ведь земное притяжение в данном случае очень велико) необходимо либо увеличить массу всей ракеты за счет "лишнего" топлива, либо снизить массу груза, забрасываемого к цели. (Вспомните проект бывшего генерал-лейтенанта вермахта Вальтера Дорнбергера о создании космической системы спутников с ядерными бомбами на борту). Позднее он оформился в систему под названием FOBS (ФОБС) - глобальную ракетную систему, в которой боеголовки некоторую часть времени движутся на минимально возможной высоте над поверхностью Земли - около 160 км (в литературе их иногда называют орбитальными бомбами). При этом, например, если при оптимальной траектории МБР далеко вынесенная станция PAR засекает головную часть на дальности около 4000 км (или примерно за 10 мин до ее падения), то при настильной (высокоэнергетической) траектории полета это можно сделать лишь на дальности около 1400 км, т.е. всего за три минуты до поражения защищаемого объекта. Это, безусловно, снижает шансы системы ПРО по уничтожению боеголовок. Но законы физики безжалостны: выгадывая в одном, нужно пожертвовать другим. Поэтому и нападающая сторона лишается многого - масса забрасываемой головной части в этом случае должна составлять лишь 50-75% от максимально возможной при оптимальной траектории полета.

Рис. 2.26

Принцип действия системы "Сейфгард" по сравнению с системой "Сентинел" не претерпел существенных изменений (рис. 2.26). Но жизнь внесла свои коррективы. В мае 1972 г. СССР и США подписали Договор об ограничении систем противоракетной обороны. Согласно Договору американская система ПРО "Сейфгард" претерпела значительные изменения по сравнению с первоначальным проектом. Только два комплекса ПРО разрешено иметь в каждом государстве. Однако в августе 1972 г. сенатор Джон Стеннис (председатель военного комитета сената) объявил, что совместное заседание сената и палаты представителей, обсуждавшее законопроект о военных ассигнованиях на 1972/73 финансовый год, проголосовало за отказ от строительства комплекса системы "Сейфгард" в районе столицы Америки. Таким образом, единственный оставшийся комплекс этой системы в Гранд-Форксе, предназначавшийся для защиты подземных шахт 200 МБР "Минитмен", вступил в строй в конце 1974 г. На его строительство было затрачено более 5 млрд долларов.

Комплекс состоит из радиолокационных станций PAR и МSR. Неподалеку от последней развернуты позиции противоракет "Спартан" и "Спринт". Кроме того, отдельно развернуты четыре позиции противоракет "Спринт" (в том числе и для защиты РЛС PAR). Комплекс в Гранд-Форксе обслуживают 1500 военнослужащих и гражданских лиц (а с учетом членов их семей в военном городке проживает около 5700 человек).

Новым компонентом системы "Сейфгард" стала космическая система раннего обнаружения пусков стратегических ракет противника, в которой используются специальные разведывательные спутники IMEWS ("Имъюс"). Аппаратура, установленная на спутниках, способна регистрировать и мгновенно передавать данные о тепловом излучении стартующих МБР противника. Правда, уже описаны "накладки", когда сигнал тревоги случался (да и сейчас случается) во время начала лесного пожара или в период разливки стали в мартеновских цехах заводов. Однако преимущества такой системы очевидны: ракеты обнаруживаются в момент старта, что сокращает время предварительного оповещения огневых средств системы ПРО до 30 мин (т.е. всего полетного времени ракеты) вместо 15 мин в прежних системах. Первый такой спутник США запустили 5 мая 1971 г.

Но и в "урезанном" варианте система "Сейфгард" все еще вызывала критику. Характерно высказывание одного из ведущих специалистов по военной технике, который заявил, что 98 противоракет (30 "Спартан" и 68 "Спринт") этого комплекса могут теоретически поразить 98 боеголовок ракет противника, но 99-я боеголовка все же уничтожит эту ракетную базу. В сенате и конгpeccе СШA неоднократно ставился вопрос о переносе этого комплекса в район Вашингтона для защиты столицы страны. Однако положительного решения по этому вопросу достигнуто не было.

Конечно, гонка вооружений - процесс двухсторонний. Те же проблемы защиты страны от МБР вероятного противника, те же сомнения и ошибки прошли и наши ученые, а также военные специалисты при создании своей аналогичной системы ПРО.

Бесперспективность создания подобных дорогостоящих комплексов и их низкая эффективность стали настолько очевидны, что администрация США выступила с инициативой заключения Договора об ограничении систем ПРО, рассматривая его в едином пакете с предложением СССР о заключении Соглашения об ограничении стратегических наступательных вооружений (ОСВ-1). С заключением Договора по ПРО развертывание комплекса "Сейфгард" в США было прекращено.

Различные варианты создания систем ПРО нашей страны неоднократно рассматривались, начиная с начала 1960 гг. Именно тогда появились чрезмерно оптимистические оценки (сейчас-то мы понимаем, что это были всего лишь красиво высказанные и "железно" аргументированные идеи) научно-технических возможностей борьбы с МБР. Припоминаете выступления Н.С. Хрущева, Р.Л. Малиновского и С.С. Бирюзова?

В конце 1960 гг. некоторые советские ученые обосновали эффективность использования пучков заряженных частиц для уничтожения боеголовок на конечном участке их полета. Были и такие (например, академик Л.А. Арцимович), которые указывали на бесперспективность этого направления, но их голоса не были услышаны, тем более что и американцы в это же время занимались аналогичными исследованиями. (Работы в этой области через несколько лет были свернуты. Как напоминание о них на полигоне близ озера Балхаш (Сарышаган) остались пустые сооружения, по поводу которых в Америке время от времени поднимается шум. Весомым напоминанием об этих работах являются и строки в Договоре по ПРО, предусматривающие, что в случае создания в будущем систем ПРО, основанных на иных физических принципах, конкретные ограничения таких систем подлежат согласованию и обсуждению в соответствии со статьями XIV и XVI Договора).

В начале 1970 гг. в связи с определенными успехами в области ракетно-космической техники появились достаточно стройные проекты космической ПРО. Впервые с таким проектом выступил академик Г.И. Будкер, но неудачно: недостатки новой идеи ПРО были отчетливо выявлены академиками Л.А. Арцимовичем и Б.И. Константиновым. Предложения по другому варианту ПРО (с использованием ракет-перехватчиков из космоса) лично доложил Л.И. Брежневу академик В.Н. Челомей. Обсуждение этого проекта велось на высоком уровне и в очень напряженной обстановке. Комиссия, возглавляемая заместителем министра обороны СССР В.М. Шабановым, благодаря взвешенной и ответственной оценке ряда ученых и военных специалистов отклонила и этот проект. Как впоследствии отмечал академик Е.П. Велихов, эти дискуссии создали определенный иммунитет у советской научной общественности и невольно подготовили ее к обсуждению выдвинутой в 1983 г. президентом Р. Рейганом программы "звездных войн".

В СССР к моменту заключения Договора по ПРО (1972 г.) началось проектирование системы ПРО г. Москвы на базе заатмосферных противоракет-перехватчиков, названных американцами "Гэлош", с характеристиками, аналогичными характеристикам противоракет "Спартан". Впоследствии этот комплекс был заменен двухэшелонным комплексом, построенным по принципу системы "Сейфгард", в котором из 100 разрешенных Договором противоракет, примерно 56 - модифицированные аналоги "Спартана", предназначенные для перехвата целей в заатмосферной зоне, а остальные аналоги "Спринта", уничтожающие цели в атмосфере над обороняемым объектом.

Оба типа противоракет снаряжены ядерными боеголовками. (Ежегодно выпускаемая Пентагоном брошюра "Советская военная мощь" в 1991 г. вышла под названием "Вооруженные силы в переходный период". В ней утверждается, что система ПРО, развернутая вокруг Москвы, насчитывает 100 пусковых установок антиракет).

Для наведения противоракет и управления ими в Советском Союзе, по данным США, имеются специализированные РЛС, в том числе и крупные станции с фазированными антенными решетками (подобные построенной у г. Пушкино к северу от Москвы). Из этих же источников известно, что наша страна располагает сетью спутников обнаружения пусков МБР.

По сообщениям советской печати, в систему предупреждения о ракетном нападении входят ряд мощных РЛС, расположенных в районах городов Севастополь, Мурманск, Рига, Мукачев, Мингечаур, Иркутск, Балхаш и Печора. Этим же целям служат и уже описанные ЗГРЛС, построенные недалеко от городов Чернобыль и Комсомольск-на-Амуре, секторы излучения которых направлены на районы дислокации МБР США.

Актуальность подписанного Договора по ПРО не уменьшилась со временем, ведь главная проблема ПРО - возможность идентифицировать (опознать) реальную цель среди множества ложных не решена и по сегодняшний день. Это усугубляется тем, что разработки средств "прикрытия" боеголовок в полете, как и прежде, явно опережают разработки средств для их распознавания.

В дополнение к уже описанным средствам создания в космосе ложных целей в настоящее время применяются более изощренные способы введения в заблуждение систем распознавания. Известно, что дальнее радиолокационное распознавание осуществляется путем тщательного анализа отраженного сигнала и сравнения его с известными отраженными сигналами, записанными в памяти ЭВМ. ЭTO позволяет ориентировочно определить размеры объекта и материал из которого он изготовлен, форму (острая или обтекаемая), характер движения вокруг своей оси (стабилизирован или "кувыркается"). Но все эти данные можно существенно исказить, если покрыть боеголовку радиопоглощающим материалом. Так, сообщалось, что покрытие из пенистого стекловолокна толщиной 12,7 мм (гибкое, огнеупорное, нечувствительное к атмосферным явлениям) способно поглощать 99% энергии радиоволн длиной от 1 до 77 см (т.е. как раз в диапазоне частот РЛС дальнего радиообнаружения).

Еще большими "радиотехническими поглотителями" обладают так называемые интерференционные многослойные покрытия. Они обладают свойством полностью поглощать отраженные волны. Это происходит потому, что одна и та же радиоволна, отражаясь от сделанных из разного материала слоев покрытия (находящихся друг от друга на расстоянии, равном четверти длины волны облучающей РЛС) складывается в противофазе. Элементарного знания физики достаточно для понимания последствий этого: при сложении противофазных волн отраженная волна полностью уничтожается. Конечно, угадать толщину разных слоев покрытия (а именно это равносильно увеличению или уменьшению расстояния между ними) трудно, да и современные РЛС сдвигают (изменяют) частоту облучения от посылки к посылке. Но общая картина распознавания целей будет сильно сглажена.

Еще 24 мая 1962 г. во время полета американского астронавта лейтенанта ВМС М. Карпентера был проведен эксперимент: на орбиту был выпущен баллон диаметром 76 см из майлара, усиленного алюминием, окрашенный во много цветов для изучения отражающих характеристик цветных поверхностей и особенностей последующего аэродинамического торможения в плотных слоях атмосферы. Особого значения этому эксперименту не придавали до тех пор, пока не появились сообщения, что боеголовка, "одетая" в баллон из материала "майлар", становится практически невидимой для РЛС вследствие способности этого материала интенсивно поглощать радиоволны.

В качестве легких ложных целей (дипольных отражателей) широко используются куски проволоки, полоски фольги, металлизированные пленки или стекловолокно. Если их длина будет равна примерно половине длины волны, облучающей РЛС, то отраженный сигнал по яркости отметки на экране мало чем отличается от такого же сигнала реальной боеголовки. Конечно, при детальном анализе различия все же выявятся. Но нужно учитывать, что если из специального 200-килограммового контейнера головной части для прорыва средств ПРО выбрасываются полуметровые куски тончайшей медной проволоки (для подавления РЛС с длиной волн 1 м), то получится 100 млн тонких диполей. Понятно, что они хорошо замаскируют реальные боеголовки от радиолокационного обнаружения. Поскольку такие средства применяются на современных МБР, то считают, что общая протяженность облака из ложных целей и реальных боеголовок, равномерно рассеянных в космосе по траектории полета, может достигать 750 км.

Безусловно, что легкие ложные цели затормозятся и сгорят в плотных слоях атмосферы, но это случится, когда боеголовке останется лететь до цели 4-6 с. Но и сгорая, они создают на экранах РЛС подобие метеоритного дождя, маскирующего боеголовки. Кстати, плазма, окружающая в плотных слоях атмосферы боеголовку, сохраняется около 2 с. При скорости 7 км/с на экране РЛС прекрасно виден отражающийся от нее след - ведь его длина составляет 14 км. По количеству выделяемой при торможении энергии определяют массу объекта, по интенсивности и распределению энергии по частотам - уточняют его форму, а по спектральному анализу принимаемых частот - химический состав поверхности, из которой сделан объект. Но и тут научились обманывать систему ПРО - в плазменную оболочку вокруг головной части впрыскивают холодный газ, вследствие чего указанные характеристики реальной головной части приближаются к характеристикам тяжелых ЛЦ (конусам, штырям, кольцам массой около 45 кг), на которые система ПРО не обращает внимания.

Кроме того, сама головная часть может иметь специальную аэродинамическую форму, например, в виде остроконечного конуса с фигурной юбкой, чтобы снизить до минимума образование плазмы и возникновение других характерных признаков при входе в атмосферу.

Успехи, достигнутые в деле создания теплозащитных покрытий из новых материалов, позволили делать боеголовки остроконечной формы, что резко повысило их скорость снижения в атмосфере. Так, боеголовки АBRV головной части Mk-21, установленные на новейших межконтинентальных баллистических ракетах "МХ", имеют длину 175 см, диаметр основания 55,3 см, а радиус кривизны носка - всего лишь 3,56 см. Вспомните первые МБР "Атлас". О какой уж притупленной форме тут говорить! Корпус боеголовки изготовлен из тонкого алюминия и тем не менее выдерживает нагрев.

Рис. 2.27

Как "одета" боеголовка для встречи с атмосферой, видно из рис. 2.27. Мало того, ТЗП имеет окна прозрачности для работы бортового радиолокатора через слой плазмы. Благодаря этому точность попадания достигает + 90 м.

Однако наиболее эффективными являются новые радиоэлектронные средства, устанавливаемые на атакующих боеголовках (ими оборудуются как сами боеголовки, так и ложные цели). Это различные генераторы активных радиопомех для подавления РЛС ПРО, как автоматически настраивающиеся на частоту облучающей РЛС, так и работающие в широком диапазоне частот. Причем некоторые специальные ложные цели, по сведениям зарубежных источников, могут самонаводиться в полете на излучение РЛС и атаковать ее с использованием боевого заряда.

Все это описано в зарубежных источниках и, по мнению американцев, секрета для потенциального противника не составляет. Действительно, есть над чем поломать голову, и этой работы, похоже, хватит не на одно десятилетие. Вот почему Америка выступила инициатором подписания Договора по ПРО.

Тем не менее, несмотря на отказ от полномасштабного развертывания системы "Сейфгард", Соединенные Штаты Америки продолжали разрабатывать проекты противоракетной обороны страны. Правительствами Дж. Картера и Р. Рейгана рассматривались новые системы ПРО LOAD и "Сентри", предназначенные для противоракетной обороны межконтинентальных баллистических ракет "MX" ("Пискипер") общей стоимостью 10-25 млрд долларов каждый. Однако и их эффективность была признана неудовлетворительной.

В толковом словаре "живого великорусского языка", созданного бывшим мичманом флота российского Владимиром Далем в 1866 г., есть термин "аббревиатура" - обозначение слов начальными буквами. Если вдуматься в смысл аббревиатуры ПРО - противоракетная оборона - то станет ясно, что в самой идее рассмотренных нами систем нет даже намека о борьбе именно с рaкетами. Действительно, чтобы бороться с ракетой, нужно иметь систему, обладающую почти неограниченной дальнocтью поражения или приблизить современную систему непосредственно к стартовой шахте МБР, что, по понятным причинам, "не имеет места быть".

Вот почему дальнейшие научные проработки американских специалистов были направлены на создание системы ПРО в изначальном смысле этой аббревиатуры. Крупные достижения в области создания усовершенствованных ракет-носителей и транспортных систем для вывода грузов в космос, ошеломляющие результаты опытного применения оружия, основанного на новых физических принципах, уникальные показатели быстродействия новейших ЭВМ - все это позволило американцам в начале 1980 гг. в полный голос заговорить о создании глобальной системы борьбы с ракетами противника. При этом упор ставился на развертывание боевых космических систем, что было строго запрещено рамками подписанного в 1972 г. Договора по ПРО.

Глава 3. Как "устроена" СОИ?

Кто сказал СОИ? (Или неслучайная речь президента)

В июне 1962 г. было заключено первое соглашение о сотрудничестве между АН СССР и НАСА США. Нельзя сказать, что оно развивалось все время по восходящей - были и спады и пики. Многого не договаривали - ведь львиная доля космических программ обеих стран формировалась для военных целей. Противостояние двух общественно-политических систем было на руку только бизнесменам военно-промышленного комплекса США и тесно связанным с ними военным и политическим деятелям всех рангов.

Рис. 3.1

Сегодня можно сказать одно - в деле создания новых *смертоносных средств* мы никогда не лидировали (рис. 3.1). Исключение составляет создание в 1957 г. первой в мире МБР.

В 1970-1971 гг. благодаря наметившейся разрядке в отношениях между нашими странами, а также странами Востока и Запада в целом, совместные советско-американские работы по освоению космоса получили большое развитие. 24 мая 1972 г. было подписано правительственное соглашение "О сотрудничестве в исследованиях и использовании космического пространства в мирных целях". Центральным местом этого соглашения явилось взаимное обязательство по созданию совместных средств сближения и стыковки советских и американских космических кораблей и станций для повышения безопасности полетов и обеспечения возможности осуществления в дальнейшем совместных научных экспериментов.

17 июля 1975 г. через 51 ч 49 мин 09 с полетного времени была блестяще осуществлена стыковка космических кораблей "Союз" и "Аполлон", а через 3 ч 10 мин после этого произошло рукопожатие на орбите командиров экипажей А. Леонова и Т. Стаффорда - ближе в космосе ни до того момента, ни до сегодняшнего дня мы не были. Тот год был пиком и в разрядке международной напряженности.

Однако обоюдное продолжение гонки ядерных вооружений и интенсивных исследований по созданию качественно новых видов оружия для оснащения ими космических систем завело в тупик советско-американские переговоры в Женеве. В 1986 г. после отказа от соблюдения договора ОСВ-2 и временного соглашения ОСВ-1 нависла реальная угроза выхода США из бессрочного Договора об ограничении систем ПРО от 1972 г. и Протокола к нему от 1974 г. Все это было связано с определенными успехами, достигнутыми в конструкторских бюро и лабораториях Пентагона и его промышленных подрядчиков в деле создания боевых космических систем. Достоверно известно, что в тот период ежегодные ассигнования на эти цели составляли около 200 млн долларов.

Международная обстановка особенно обострилась, когда в 1980 г. к власти пришла группировка республиканской партии во главе с Рональдом Рейганом. Курс нового правительства Америки не камуфлировался. В президентской директиве N59, увидевшей свет в 1980 г., четко указывалась конечная цель политики США: уничтожение социализма как общественно-политической системы, применение ядерного оружия первыми, достижение превосходства над СССР в ядерной войне и ее завершение на выгодных для Соединенных Штатов условиях.

Откуда же такие человеконенавистнические взгляды? Где и как они формируются у человека искусства, бывшего актера кино - одной из самых гуманных профессий на земле? Да от самого характера работы - ведь Рейган в течение 6 лет (с 1964 г.) был составителем и ведущим телевизионных программ корпорации "Дженерал электрик", входящей в пятерку крупнейших подрядчиков Пентагона. Тут принцип известный и понятный: кто платит, тот и заказывает музыку! Но вот непонятно другое - когда президент сверхвооруженной державы заявляет на весь мир, что "...Запад переживет коммунизм... Мы спишем коммунизм как печальную и болезненную главу в истории человечества, последние страницы которой пишутся в наши дни", - то ведь он, очевидно, подразумевал под этим физическое уничтожение нас с вами, независимо от партийности, вероисповедания, национальности, пола и возраста.

По нашим законам призывы к войне и ее пропаганда являлись уголовным преступлением, и только в странах, где существует "подлинная демократия", на этом можно завоевать политический капитал, голоса избирателей и даже стать президентом.

Так случайна ли речь, произнесенная Рейганом 23 марта 1983 г. в еженедельном телевизионном обращении к американскому народу?

Нет, случайных речей президенты не произносят - для этого и существует целый аппарат высокооплачиваемых референтов. Случайные высказывания? Да, они бывают. Подобно произнесенному летом 1984 г., когда президент Рейган, пробуя микрофон перед традиционным субботним радиообращением к стране, вместо обычных "Раз, два, три, четыре, пять..." сказал: "Дорогие соотечественники! Рад сообщить вам, что подписан закон, которым Россия объявляется вне закона. Бомбардировка начнется через пять минут!" К вечеру следующего дня "шутка" президента, записанная на пленку, звучала в передачах многих радио- и телекомпаний. Но и сейчас неизвестно, случайно ли эти слова вырвались и были услышаны представителями прессы, собравшимися в Белом доме.

Любопытно, что именно пресса, направляемая умелой рукой, уже после успешного совместного полета космических кораблей "Союз" и "Аполлон" первая начала исподволь внушать американскому (и не только американскому) народу недоверие к заокеанскому партнеру. Почему? Ответ прост: чем больше доверия между нашими странами, тем ниже курс акций концернов военно-промышленного комплекса. В истории тому примеров много.

1950 годы. Обостренный интерес к советскому народу - своему союзнику, вынесшему на плечах основную тяжесть войны, сразу сказался на военных заказах Пентагона: ведь воевать-то в обозримом будущем, казалось, уже не с кем. И тогда началась широкая пропагандистская кампания под предлогом сверхвооружения СССР и отставания Америки в бомбардировщиках. Когда же в США был построен флот (более 600) стратегических бомбардировщиков, выяснилось, что число аналогичных советских бомбардировщиков было умышленно завышено в 3-4 раза, (Кстати, примерно это же соотношение существует и на сегодняшний день (1991 г.- авт.).

1960 годы. Снова пропагандистский бум, на этот раз по поводу "ракетного отставания США". Когда же было поставлено на боевое дежурство более 1000 "минитменов" и "титанов", выяснилось, что число развернутых советских МБР завышено в 15-20 раз и исчисляется десятками единиц.

В 1967 г. 41 атомная подводная лодка Соединенных Штатов была готова выпустить по территории СССР 656 ракет с более чем 1500 ядерными зарядами. А что наша "сверхдержава", в противовес которой и создавались эти подводные силы? На указанный год мы имели в боевом составе лишь две атомные лодки, вооруженные 32 ракетами с моноблочными ядерными боеголовками.

1970 годы. О военном отставании США от СССР говорить и писать уже просто неприлично, тем более что Советский Союз все эти годы догонял США. Наконец, в 1972 г. советско-американское соглашение по ограничению стратегических вооружений (ОСВ-1) зафиксировало состояние паритета (таким образом, с 1962 г. мы увеличили число боеголовок более чем в 30 раз, а США примерно в 2,5 раза). Что остается делать? Да очень просто - говорить о моральном и физическом старении вооружений и начинать их модернизацию. Так в эти годы развернулась программа по оснащению МБР и БРПЛ многозарядными разделяющимися головными частями индивидуального наведения. Результат: если в 1970 г. стратегические средства США могли доставить к целям немногим более 5000 ядерных боеприпасов, то к 1991 г. - от 14 до 16 тысяч.

1980 годы принесли миру известие о появлении в Европе БРСД "Першинг-2" и крылатых ракет большой дальности первого удара "Томагавк". Формальным предлогом к этому послужило развертывание советских БРСД РСД-10 (SS-20) взамен отслуживших свой срок ракет Р-12 (SS-4) и Р-14 (SS-5), существование которых не вызывало раньше на Западе никакой озабоченности. Предлог был действительно формальным. Соотношение сил существенно не менялось: развертывая две новые ракеты, СССР снимал с боевого дежурства три старые. Если до начала развертывания РСД-10 Советский Союз имел в европейской части около 600 БРСД, то впоследствии их стало только 355, из которых одна треть - ракеты старой конструкции Р-12, а ракеты Р-14 были полностью ликвидированы. Несмотря на то что число боеголовок на советских БРСД несколько увеличилось, их общая суммарная мощность уменьшилась более чем в 2 раза.

Нет, не "довооружение" и модернизация старых вооружений явились причиной появления американских ракет в Европе. Прибыли военно-промышленных корпораций - вот главная цель создания и развертывания любых вооружений. Ведь первые контракты на разработку ракет "Першинг-2" были заключены еще в 1969 г., а крылатых ракет - в начале 1970 гг., т.е. в то время, когда ни одной советской ракеты РСД-10 не было развернуто. Еще более откровенно высказался по этому поводу в 1983 г. бывший тогда верховным главнокомандующим объединенными вооруженными силами НАТО в Европе генерал Б. Роджерс: "Большинство людей полагают, что мы предпринимаем модернизацию своего оружия из-за ракет SS-20. Мы осуществляли бы модернизацию и в том случае, если бы ракет SS-20 не было". Вот почему "першинги" и "томагавки" не могли не появиться на свет. Главное же то, что при максимальной дальности их полета использование ракет этого класса с территории США исключается. Их заранее планировали разместить на базах близ территории Советского Союза, а значит, - это оружие первого удара, оружие агрессии, но не защиты. Поэтому, когда Р. Рейган заявлял о своей решимости сохранить на прежнем уровне "американский вклад в оборону Европы", невольно вспоминаются другие его слова: "Каждую ночь потенциальный противник должен засыпать в страхе, что Америка применит ядерное оружие".

Но 23 марта 1983 г. весь мир буквально всколыхнуло известие о начале работы по созданию широкомасштабной системы ПРО с элементами космического базирования, так называемой стратегической оборонной инициативы, (Кстати, даже составители речей президента Рейгана, участвовавшие в написании этого выступления, не знали, что в него было внесено дополнение, касающееся СОИ).

Так случайны ли такие выступления президента? Кто за ними стоит видно невооруженным глазом. А почему именно так говорил бывший президент иногда "проговаривались" люди из его команды. Например, бывший тогда директором Института исследований проблем космоса и безопасности Р. Боумен однажды разоткровенничался. "Мы устали от равенства, - сказал он, единственный способ, которым мы можем вернуть себе рычаг политического давления, состоит в том, чтобы вновь обрести абсолютное военное превосходство". Вот оно что! Не устраивал американскую администрацию военно-стратегический паритет между нашими странами!

Вот почему средства массовой информации так активно запугивали американского обывателя "правдой" об этих "ужасных русских ракетах", об агрессивной сущности коммунистов вообще и советских, в особенности. Благо вклады, поступающие от неизвестных лиц, на создание различных организаций и комитетов, проведение пропагандистских кампаний, текли полноводной рекой. Неизвестно точно, каковы были успехи Р. Рейгана в выращивании любимых злаков на своем ранчо (а он, по сообщениям прессы, любил бывать там) и сажал ли он вообще зернобобовые культуры, но зерна СОИ, брошенные им в один весенний мартовский денек, явно попали в хорошо удобренную почву.

"Я хочу поделиться с вами видами на будущее, которые вселяют надежду, - проникновенно и доверительно (что умеет, то умеет) говорил президент, - они состоят в том, что мы приступим к программе создания противодействия колоссальной ракетной угрозе Советов с помощью оборонительных средств... Пусть для создания такой системы потребуются десятилетия, - сказал он, - начинать надо безотлагательно".

Это была не первая попытка администрации США убедить население страны в очередной раз урезать расходы государственной казны на пенсии и медицинские нужды, жилище и транспорт. Разнообразием же доводов для увеличения затрат на "оборону" буржуазные правительства не балуют: с октября 1917 г. и до недавних пор в разных вариациях удивительно успешно эксплуатировалась пресловутая "угроза с Востока".

Почему же в отличие от прошлых новая идея ПРО нашла понимание и одобрение у широких слоев американцев? И тут нужно отметить умелую режиссуру, в которой главную роль, несомненно, сыграли пропагандисты военно-промышленного комплекса. Именно они с присущим Америке размахом на все лады по радио, в печати и телевидению рекламировали быстрое создание над континентом "космического зонтика" и сумели убедить граждан в гарантированной защите от ракетно-ядерного оружия. Видимо, на технически неподготовленных людей магически подействовало не только перечисление независимых научных проектов по программе СОИ (их около 100, объединенных приблизительно в 30 программ) и не только легкость их осуществления - как рекламировалось, многие проекты были близки к своему завершению, но и удачно выбранный, а вернее, тщательно срежиссированный политический момент - достигшая в стране своего пика оголтелая антисоветская пропаганда. В то время с телеэкрана в каждом американском доме всякий уважающий себя политический обозреватель или комментатор, да что комментатор - любой диктор и еще более обаятельные дикторши из года в год нагнетали обстановку: "Русские идут!" Вот почему так кстати 23 марта 1983 г. прозвучало обращение президента к гражданам Америки.

И с облегчением вздохнул мир военного бизнеса! Ведь до сих пор для него была открыта в космос, ну от силы, только щелочка (заказы на чуть более 40% запускаемых спутников). Теперь же открывалась настежь дверь и появлялась реальная перспектива по-настоящему "запрячь" космос для развертывания нового витка гонки вооружений. Причем прибыли обещали быть баснословными, а занятость рабочей силы и оборудования военно-промышленного комплекса обеспечивалась на многие десятилетия вперед.

И эти надежды стали быстро оправдываться: если со времени запуска первого в мире ИСЗ и до момента прихода к власти администрации Рейгана (т.е. с 1957 по 1980 гг.) заказы Пентагона на военно-космические программы составляли 100 млрд долларов, то со времени объявления программы СОИ здесь наметилось явное оживление: в 1983 г. - 8,5; в 1984 - 9,3; в 1985 - 12,9; в 1986 - 15,8 млрд долларов.

Всего же, по подсчетам западных специалистов, за 8 лет президенства Рейгана на военный космос было израсходовано более 80 млрд долларов.

После знаменитой речи президента в деловом мире США буквально началась "звездная лихорадка". Рекламируя это новое направление бизнеса, всех перещеголяла военно-промышленная компания "Сайрус Лоуренс", которая издала специальный бюллетень для вкладчиков под названием "Деньги с неба". Баснословные прибыли уже начали получать 22 военно-промышленные корпорации Америки, как и в прошлые годы являющиеся ведущими подрядчиками Пентагона. Например, уже на 1985 г. стоимость размещенных в них заказов по программе СОИ составляла от 24 (компания "Дженерал моторс") до 237 млн долларов (компания "Телдайн Браун"). Деловое оживление буквально всколыхнуло биржу. Так, вскоре после известной речи президента курс акций аэрокосмических компаний "Локхид" подскочил на Нью-Йоркской бирже на 11 пунктов, "Мартин Мариетта" - на 8 пунктов, "Макдоннел-Дуглас" - на 7 пунктов. Красноречиво свидетельствуют об этом и официальные данные Главного бюджетно-контрольного управления США. Так, в 1985 г. размер прибылей от военных заказов более чем вдвое превысил прибыль от гражданского производства, применяющего примерно одинаковые технологические процессы.

Не упускают своего шанса и мелкие предприятия. Так, к середине 1986 г. в дополнение к заказам, выданным крупнейшим корпорациям страны, распределено еще более 1000 контрактов. Их получили небольшие фирмы, занимающиеся разработкой и выпуском изделий повышенной технической сложности, и высшие учебные заведения.

Для поддержания в американском обществе интереса к новой глобальной военной программе компании, участвующие в реализации программы "звездных войн", уже выделили 6 млн долларов тем членам конгресса, которые выступают в поддержку СОИ. Для проведения акций поддержки создано и финансируется более 19 так называемых комитетов политических действий.

Деньги вложены, а прибыль? Все в порядке! 77% контрактов в рамках программы СОИ распределено среди компаний и фирм, имеющих свои предприятия в тех районах страны, которые представлены в конгрессе членами комитетов по делам вооруженных сил и подкомитетов по военным ассигнованиям палаты представителей и сената. Это в 13 раз больше, чем в округах, представляемых конгрессменами и сенаторами, не являющимися членами этих комитетов и подкомитетов.

"Техника" этого дела уже давно опробована. Так, ведущий концерн по созданию одного из важнейших компонентов СОИ - космического грузовика "Спейс Шаттл" - "Рокуэлл интернейшнл", в свое время "влип" в историю. В 1974 г. поднялся в первый испытательный полет созданный этой компанией стратегический бомбардировщик В-1. Однако в 1977 г. администрация президента Картера приостановила производство этих бомбардировщиков. И тогда "вдруг" как грибы после дождя на берегу Карибского моря выросли роскошные виллы для отдыха правительственных чиновников. Результат такого "благотворительного" поступка не замедлил сказаться: в 1980 г., дабы "затворить опасное окно уязвимости" в обороне Америки, было принято решение о продолжении строительства бомбардировщиков. Впоследствии правительственная ревизия установила, что 1 млн долларов, взятый компанией из государственной казны для покрытия издержек производства, был использован на подкуп должностных лиц. И ничего! Номер прошел. Компания процветает, продемонстрировав тем самым своим собратьям по бизнесу прекрасный образец делового вложения капитала.

Не забывают о своих интересах и некоторые ученые. Так, в американской печати муссировалась информация о резком увеличении прибылей компании "Гелионетикс", специализирующейся в области лазерной техники. Компания была на грани банкротства до тех пор, пока в состав ее директората в 1980 г. не вошел "отец водородной бомбы" и создатель идеи рентгеновского лазера с ядерной накачкой, видный американский физик Эдвард Теллер. Он вложил в активы компании 800 тысяч долларов и не прогадал! Цены акций компании через неделю после объявления о намерении создания в США новой ПРО с элементами космического базирования подскочили на 30%, а число продаваемых акций возросло в 10 раз по сравнению с 1982 г. По подсчетам журналистов, только Э.Теллер увеличил свой капитал на четверть миллиона долларов.

Конкретно же по программам СОИ начато более 50 научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ (НИОКР), свыше 400 крупных фирм и научных организаций США заключили более 1200 контрактов. По сообщениям зарубежных источников, военный бюджет США уже в 1986 г. был увеличен за счет запросов на военные НИОКР. Только за один год расходы на эти цели выросли на 24%. При этом основной прирост был обеспечен за счет финансирования разработок принципиально новых видов и систем оружия: на 75% увеличено финансирование СОИ, на 136% - программы "Миджитмен" (мобильная облегченная МБР), на 46% - противоспутникового оружия, на 52% стратегических систем обнаружения, предупреждения и контроля за стартами МБР. Предполагаемая стоимость НИОКР по программе СОИ составила к 1990 г. примерно 26 млрд долларов.

Особое внимание при разработке оружия и вспомогательных систем программы СОИ американцы обращали на тех своих союзников, которые достигли определенных успехов в создании новых технологий. Уже в марте 1985 г. министр обороны США К.Уайнбергер официально пригласил присоединиться к программе "звездных войн" (так с легкой руки сенатора Эдварда Кеннеди стали называть СОИ на следующий день после выступления Рейгана) всех союзников по блоку НАТО, а также Японию, Австралию и Израиль. Первыми откликнулись англичане: в декабре 1985 г. между Великобританией и США был подписан первый в последующей затем серии "Меморандум о взаимопонимании" (своеобразная торговая сделка с последующей дележкой "шкуры неубитого медведя"), где определялись условия участия в этом проекте и оговаривалось одно из ведущих мест Англии в принятии политических и военных решений по созданию программы ПРО. Три крупнейшие военно-промышленные компании Великобритании - "Дженерал электрик компани", "Бритиш аэрспейс" и "Маркони электрик" - с ходу подключились к фирмам США в разработке лазерного, пучкового и микроволнового оружия, созданию электромагнитных ускорителей массы и малогабаритных космических ракет-перехватчиков.

Америкой выделены средства на создание гиперскоростной пушки, которую совместно создают Королевский научно-исследовательский центр Великобритании и израильский Центр ядерных исследований "Сорек".

В конце марта 1986 г. в Вашингтоне было заключено соглашение между США и ФРГ, согласно которому крупнейшие фирмы ФРГ "Мессершмидт-Бельков-Блом", "Цейс", "Дорнье", "Даймлер-Бенц", МАН, "АЭГ-Телефункен" начали (а точнее, продолжили) работы по созданию мощных лазерных установок, специальных компьютеров и роботов с "искусственным интеллектом".

В мае 1986 г. в программу СОИ официально вошел Израиль. Его фирмы "Рафаэль", "Исраэль эйркрафт индастриз" и "Элон электрооптикс" работают в тех же направлениях, что и перечисленные корпорации ФРГ.

В сентябре 1986 г. родился очередной "Меморандум о взаимопонимании" - на этот раз между США и Италией. Особенно быстро нашли "взаимопонимание" с заокеанскими партнерами итальянские концерны "Аэриталия" и "Агуста", которые сконцентрировали свои усилия в деле создания лазерной техники, электронной оптики и быстродействующих компьютеров для программы "звездных войн".

Нашли общий язык и успешно сотрудничают фирмы Америки и Нидерландов в деле создания электромагнитной гиперзвуковой пушки.

Особые надежды возлагают американцы на научно-технический потенциал Японии (совместный меморандум от июня 1987 г.). Сталелитейной корпорацией "Ниппон кокан" уже строится в Калифорнии завод по производству компонентов ракетно-космической техники. Фирма "Шарп" взялась за изготовление высокоточных зеркал для лазерного оружия, а концерн "Хитачи" осваивает производство ускорителей элементарных частиц - прообраз боевых космических систем пучкового оружия.

Характерно, что официально поддерживая мирные инициативы Советского Союза в использовании космического пространства, правительства некоторых капиталистических государств не возражают против участия собственных частных фирм в программе "звездных войн". Так, некоторые французские фирмы уже скооперировались с американскими военно-промышленными компаниями и успешно сотрудничают в деле "оснащения" космоса новейшими видами оружия, хотя само правительство Франции выступает против планов "звездных войн". Не правда ли, удобная позиция. Однако в январе 1990 г. положение изменилось. ООСОИ подписала пятилетнее соглашение с министерством обороны Франции об исследованиях в области лазеров на свободных электронах.

Итог стараний США впечатляющ - исследования в рамках программы СОИ в настоящее время (на 1991 г.) осуществляют 60-70 зарубежных фирм и исследовательских институтов. При этом особых угрызений совести ни политические руководители, ни ученые, создающие смертоносные системы, не испытывают. Только в период с октября 1988 г. Пентагон заключил контракты на исследования по программе "звездных войн" с Великобританией - на 55,8 млн долларов, с ФРГ - на 62,3 млн долларов, с Израилем - на 164,2 млн долларов, с Италией - на 12,1 млн долларов, с Японией - на 1,8 млн долларов, с Францией - на 13,8 млн долларов, с Канадой - на 1 млн долларов, с Нидерландами - на 12 млн долларов, с Бельгией - на 94 тысячи долларов. Жить хорошо, но хорошо жить - еще лучше!

Интересна и природа другого феномена, способствующего формированию в сознании американцев позитивного восприятия предложенной программы ПРО, - это вера всей нации (и это несомненное достижение пропагандистской машины США) в передовую американскую науку, в превосходство американской технологии и неограниченные возможности американской промышленности, которая работает далеко не на полную мощность. А полная загрузка предприятий, как недвусмысленно провозглашал президент Рейган, позволяет забыть слово "безработица" на долгие-долгие годы.

Величайшим политическим обманом целых наций и народов не только своей, но и других стран, стала речь президента от 23 марта 1983 г. Обращаясь к присущему здравомыслящим людям инстинкту самосохранения, спекулируя на ужасах ядерной войны, Рейган предложил своему народу технологический подход к решению политической проблемы - взаимного сосуществования на планете двух противоположных общественно-политических систем. Подход, основанный на "всемогущей американской технической гениальности" и обеспечивающий гарантированный непробиваемый противоракетный щит не только над Америкой, но и над ее союзниками.

Умело (этому нам надо еще учиться и учиться), как пророк, взору которого открыто будущее, где вместо "гарантированного взаимного уничтожения" вполне достижимо "гарантированное взаимное выживание", где ядерное оружие благодаря талантам ученых страны станет "устаревшим и бесполезным", вещал Рейган американскому народу, не отягощая свою речь техническими подробностями, и создал-таки в умах целой нации образ человека очень искреннего, верящего в возможность безоблачного будущего.

Кульминационным моментом речи президента стало утверждение, что СОИ таит в себе "...новую надежду для наших детей в XXI веке". Эти проникновенные слова нашли понимание и живой отклик в сердцах всех американцев. СУДЬБА СОИ БЫЛА РЕШЕНА!

"Портрет" программы СОИ

Вслед за речью президент Рейган подписал Директиву по исследованию национальной безопасности (НССД-6-83), которая предусматривала проведение в министерстве обороны специальных работ по данной проблеме. Уже к лету этого же года при правительстве США была создана специальная комиссия из 50 крупных ученых и специалистов по изучению перспективной техники, необходимой в ближайшие 15-20 лет для будущей системы ПРО. Возглавил комиссию бывший директор НАСА Дж. Флетчер. Комиссия обратилась за помощью и консультациями во многие ведущие промышленные компании и научные учреждения для разработки как общего плана создания системы ПРО, так и отдельных ее компонентов. В окончательном виде программа СОИ была скомпонована в 1984 г. Тогда же была создана организация (управление) по осуществлению стратегической оборонной инициативной (ООСОИ), которую возглавил генерал-лейтенант ВВС Джеймс Абрахамсон, успешно руководивший до этого программой создания МТКК "Спейс Шаттл".

Разработка перспективной техники по программе СОИ предусматривает решение пяти военно-технических проблем:

I - создание средств обнаружения, захвата, сопровождения целей и оценка результатов применения оружия;

II - разработка оружия направленной энергии (лазерного, пучкового и микроволнового);

III - разработка оружия кинетической энергии;

IV - анализ оценок систем оружия и обеспечения управления боевыми действиями;

V - организация обеспечения.

Предварительные оценки показывают, что общая стоимость новой системы ПРО составит около 1,5 трлн долларов. По мнению экспертов Ассоциации электронной промышленности Америки (а их оценки, по мнению большинства обозревателей, всегда оказывались гораздо более точными, чем результаты, получаемые с помощью какого-либо другого метода), ассигнования на разработку указанных элементов программы СОИ (в процентах) распределяются следующим образом (рис. 3.2).

Рис. 3.2

Известно, что полетную траекторию МБР можно условно разделить на четыре основных участка. На стартовом (активном) участке полета работают наиболее мощные двигатели первой ступени ракеты, создавая высокий уровень ИК-излучения. На послестартовом участке полета (участке разведения) происходит разделение головной части ракеты на отдельные боеголовки и всевозможные ложные цели для прорыва противоракетной обороны. На среднем (пассивном или баллистическом) участке траектории полета, проходящем в космическом пространстве, осуществляется окончательное формирование протяженного облака, состоящего из боеголовок и ложных целей. И, наконец, на конечном участке облако входит в атмосферу и начинается его торможение.

В соответствии с участками траектории полета МБР предполагалось создать определенное число эшелонов обороны. На стартовый и послестартовый участки ориентирован один эшелон ПРО. Средний участок полета прикрывают два и более эшелонов обороны. А перехват целей на конечном участке полета обеспечивают, по крайней мере, два эшелона ПРО. В зарубежной печати упоминалась даже 7-эшелонная ПРО. Однако в настоящее время чаще всего рассматривается вариант трехэшелонной противоракетной обороны, предложенный специалистами командования систем ПРО сухопутных войск из уже известного читателю города Хантсвилла (штат Алабама). В комиссии Флетчера пришли к убеждению, что такая система обеспечит перехват головных частей МБР противника с вероятностью 0,999.

Обоснованность создания трехэшелонной ПРО аргументировалась американскими специалистами так. Каждый эшелон будет работать независимо от других с эффективностью 80%, т.е. будет пропускать 20% атакующих средств. Атакующей стороне (т.е. СССР) должна быть присуща по крайней мере 99%-ная уверенность в успехе. Тогда "...советские военные руководители должны были бы направить 20 единиц оружия (боеголовок) на одну цель, чтобы быть уверенными, что две боеголовки с высокой вероятностью проникнут через оборонительную систему. Имея перед собой два эшелона, они должны будут выделить примерно 100 боеголовок на одну цель. При трехэшелонной обороне потребуется до 500 боеголовок на одну цель, чтобы две боеголовки с высокой вероятностью могли достичь ее".

Особое внимание специалистов комиссии Флетчера уделялось возможности поражения межконтинентальных баллистических ракет на стартовом участке траектории полета.

Заветная мечта стратегов Пентагона - не допустить ответного удара, для чего желательно уничтожить стартующие советские МБР в течение 2-6 мин, т.е. над территорией нашей страны. И это желание объяснимо. Мало того, что обломки уничтоженных ракет, включая радиоактивные вещества боеприпасов, будут падать на наши головы, но и как утверждают американские специалисты, каждая уцелевшая ракета выводит на космическую траекторию до 10 ядерных и около 100 ложных боеголовок, а также множество других средств введения в заблуждение системы ПРО. Чем больше ракет прорвется через первый эшелон, тем труднее нейтрализовать советский ответный удар.

В этом случае, по подсчетам экспертов указанной комиссии, число целей для других эшелонов системы ПРО сокращается в 10-100 и более раз! Вот почему общая эффективность противодействия массированному пуску МБР в новой системе ПРО находится в строгой зависимости от эффективности первого эшелона, т.е. перехвата целей на стартовом участке полета. Именно поэтому новейшие системы оружия, обеспечивающие доставку энергии к цели (т.е. к стартующей МБР), планируется разместить в космическом пространстве так, чтобы они в любой момент времени могли вступить в действие.

Имеются определенные достижения и в области техники перехвата на других участках эшелонированной системы обороны. В предыдущие годы возникали большие трудности с выделением (селекцией) боеголовок в облаке ложных целей и наличием нежелательных эффектов от ядерных взрывов боевых частей антиракет. Создание многоспектральных датчиков, средств непрерывного сопровождения целей и малогабаритных относительно недорогих антиракет на космических платформах, по мнению американцев, позволяет справиться с этой задачей и надежно обеспечить перехват боеголовок на среднем участке траектории полета.

Большой прогресс достигнут и в технике перехвата целей на конечном участке траектории полета. Это связано не только с появлением надежных средств селекции целей, улучшением тактико-технических характеристик антиракет и появлением новых видов оружия для уничтожения атакующих боеголовок в верхних слоях атмосферы, но, и это главное, с надеждой на эффективность работы первых двух эшелонов. Только в этом случае отдельные прорвавшиеся боеголовки могут быть надежно поражены третьим эшелоном ПРО.

Несомненные достижения в области создания ЭВМ, средств и способов математического программирования и обработки информации не оставляют у американских специалистов сомнений в том, что им удастся создать комплексную автоматическую систему командования и управления новой системой ПРО.

Комплексность новой системы ПРО бывший министр обороны К.Уайнбергер понимал в ее объединении с системой ПВО для защиты территории страны от бомбардировщиков и крылатых ракет. Созданная в 1950-х гг. континентальная система ПВО уже в 1960 г. включала в себя 2700 истребителей-перехватчиков, 4400 зенитных ракет, а также систему РЛС, в том числе на Аляске, в Канаде и Гренландии. Однако к началу 1970-x гг. американцы убедились, что Советский Союз не стремится увеличивать стратегическую бомбардировочную авиацию сверх необходимых для обороны государства размеров. (В те годы, не говоря уже о сегодняшнем дне, число стратегических бомбардировщиков в нашей стране составляло чуть более 150 единиц). Кроме того, вблизи территории США не развернуто ни одного носителя ядерных средств передового базирования другой стороны. Поэтому в последующие годы система ПВО США постепенно свертывалась и в 1975 г. практически перестала существовать. Руководство Пентагона мотивировало это тем, что при отсутствии системы ПРО существование противосамолетной обороны бессмысленно. (Правда, в настоящее время средства ПВО североамериканского континента вновь функционируют как единая система).

Целями новой эшелонированной системы ПРО, с точки зрения военных экспертов США, являются:

- оборона стартовых шахт МБР;

- оборона системы командования, управления и связи, а также других объектов военного назначения;

- оборона городов.

В 1987 г. объединенный комитет начальников штабов вооруженных сил США (у нас это Генеральный штаб) не только подтвердил долгосрочную цель исследований, проводимых по программе СОИ, но и разработал требования к первому этапу ее развертывания. Стремясь сократить общие расходы на противоракетную оборону первого этапа, министерство обороны в начале 1989 г. завершило анализ общей программы СОИ. Результаты обнадеживали: планируемая стоимость работ по первому этапу была резко сокращена - с 115 до 69 млрд долларов - при сохранении боевых возможностей системы.

13 марта 1989 г. конгрессу США был предоставлен доклад ООСОИ о ходе выполнения программы СОИ, подписанный бывшим тогда министром обороны Фрэнком Карлуччи с личным предисловием генерал-лейтенанта ВВС Дж. Абрахамсона. Рассматривая стратегию и задачи национальной безопасности Америки, они так определяли интересы своей страны:

- выживание, свобода, достояние США;

- распространение свободы и демократии в мире;

- стабильный и безопасный мир;

- прочие союзнические связи.

Ничего не скажешь, толковая и продуманная программа, под которой и мы могли бы смело ставить свои подписи, заменив, конечно, аббревиатуру США на СССР (или Россия). Но вот как любопытно пишется дальше в докладе: "Для обеспечения сдерживания необходимо понимание советским руководством невозможности достижения любого значимого успеха военным способом, а также того, что риск явно превышает любые возможные выгоды. Нужно не только лишить СССР уверенности в возможности успешного выполнения задач нанесением первого удара, но и убедить его в том, что даже после такого удара США будут иметь реальные возможности не допустить достижения Советским Союзом своих военных целей". Не правда ли, парадоксально? Мы, которые отказались от применения первыми ядерного оружия (Америка до сих пор не пошла на это), мы, которые предлагаем полностью уничтожить на планете ядерное оружие и средства его доставки, мы, оказывается, всем этим угрожаем Америке, что и вынуждает ее к созданию невиданной по масштабам противоракетной обороны?! Здесь все поставлено с ног на голову.

В докладе четко сформулированы и задачи будущей ПРО: повышение уровня сдерживания; ограничение потерь; недопущение реализации военных планов СССР.

Но именно все это будет не нужно, прими Соединенные Штаты предложения СССР. Последняя графа "Недопущение реализации военных планов СССР" в докладе раскрыта подробно. То, что там написано, может привидеться только шизофренику, да и то в приступе белой горячки.

Оцените сами:

- воспрепятствование "сохранению правления КПСС";

- воспрепятствование "поражению и оккупации стран НАТО";

- воспрепятствование "нейтрализации США";

- воспрепятствование "гегемонии в послевоенном миpe".

Что касается КПСС, то народ нашей страны сам, без помощи "друзей" из-за океана, решит, быть ли ей правящей партией. "Оккупировать страны НАТО" - этот бредовый тезис не обсуждался не только в военных сферах (поверьте слову военного, прослужившего более 30 лет в Советской Армии), но даже в кругу любителей "зеленого змия". Возможности "нейтрализовать США" у нас не было, еще очень-очень долго не будет, да и можно сказать с уверенностью при нашей управляемой "экономной экономике", и в будущем не появится. Абсурдность мысли о "гегемонии в послевоенном мире" для нас настолько очевидна, что абсолютно ясно: об этом может рассуждать человек, не потерявший родителей на войне и не выросший сиротой. А ведь практически каждая вторая советская семья потеряла отцов и сыновей на последней войне (по опубликованным в последние годы и далеко еще не точным данным 27 миллионов советских граждан погибло на фронтах Второй мировой войны и в партизанских отрядах, а 18 миллионов вернулось к родным очагам ранеными и искалеченными). Для нашего народа война органически неприемлема, поэтому досужие рассуждения о "послевоенном мире" - рассуждения кабинетного теоретика, но не участника военных действий.

Вот так-то, читатель! Далеко не технические проблемы просматриваются за планами создания широкомасштабной системы ПРО с элементами космического базирования. Долговременная политическая задача программы "звездных войн" с каждым днем вырисовывается все яснее объединенной "мозговой атакой", используя достижения в области передовых технологий и радиоэлектроники ведущих капиталистических государств создать колоссальный технический отрыв от СССР, оставив его в качестве сырьевого придатка Запада, поставив фактически в разряд развивающихся стран. Не случайно раздел 1.5 упомянутого доклада, озаглавленный "Цели и задачи программы", начинается словами: "С самого начала ООСОИ была ориентирована на достижение одной цели - осуществление интенсивной научно-технической программы, результаты которой обеспечили бы принятие обоснованного решения о возможности ликвидации угрозы, создаваемой баллистическими ракетами любой дальности...". Стандартное заблуждение дилетантов (хотя составители программы на них совсем не похожи) - бороться со следствием, а не с причиной, породившей это следствие.

Прежде чем непосредственно перейти к описанию техники СОИ, хотелось бы отметить следующий факт. На Западе появился новый термин spion-off (спин-офф), означающий процесс повторного использования достижений космонавтики в земных отраслях. Эти передовые наукоемкие технологии американцы стараются сразу же внедрять и в быт. Но особенно преуспели в этом японцы. Вот почему сегодня мы с завистью смотрим на обладателей любых технических устройств (будь то автомобиль, видеомагнитофон или фотоаппарат), сработанных руками умельцев из Страны восходящего солнца.

Чему нам стоит поучиться у "загнивающего" Запада? Американцы народ прагматичный: деньги и прибыль прежде всего! Только поэтому там создана служба инспекторов внедрения космических технологий - новая профессия, рожденная полетами в космос. Каждый инспектор внедрения является кадровым сотрудником HACA и придается или вводится в состав разработчиков новой космической технологии еще до начала (или в самом начале)работы над ней. Его главная задача - в процессе разработки уделять основное внимание поиску потенциальных земных отраслей, где разрабатываемая техника может найти применение. Бывает и такое: разработчики пришли к выводу, что она не представляет интереса для космической программы, и прекращают работу. Но и в этом случае инспектор продолжает усилия по поиску путей ее доработки для использования в земных нуждах. Он извещает заинтересованные фирмы (для этого создана целая печатная индустрия, выпускающая более 80 тыс. справок и проспектов в год) о наличии новейшей технологии, "уговаривает" представителей фирм взяться за ее внедрение, согласовывает вопросы передачи необходимой документации.

Когда же американцы додумались до всего этого? Недавно? Да нет, еще в 1962 г. в рамках НАCА было создано "Отделение по перемещению космической технологии в земные секторы экономики". Представляете, сколько полезных идей за это время они "переместили"? Ну а велика ли прибыль от этого подразделения? Вы не поверите, но космическая технология передается компаниям и фирмам безвозмездно или продается за символическую плату - 1 цент. И это те технологии, на разработку которых затрачены сотни миллионов долларов и годы труда ученых и специалистов высшей квалификации! Право, странная страна Америка! Мы бы никогда не додумались до этого. А уж если бы и отдали новейшую технологию, то постарались бы "содрать" с предприятия, ее приобретающего, последнюю шкуру, которую, впрочем, государство впоследствии при продаже улучшенных изделий "сдерет" с нас, рядовых покупателей. Примеры? Их достаточно.

Не берусь судить, кто раньше изобрел тефлон (использовать его наши страны начали практически одновременно) - фторопласт, продукт повторного синтеза пластмассы. Этот продукт вследствие своих уникальных качеств (гибок, прочен, сохраняет эти свойства при сотнях градусов по Цельсию как жары, так и холода) явился основным компонентом ткани для изготовления космических скафандров. Внедрение его параллельно с космосом и в быту позволило американцам не только резко улучшить качество потребительских товаров, но и существенно снизить их цены, что очень и очень немаловажно при жесткой конкуренции на мировом рынке. Мы лишь сравнительно недавно стали внедрять тефлон в быт. Неизвестно, во что обошлось приобретение этой новинки нашим министерствам, с 15-20-летним опозданием внедрившим технологию покрытия "непригорающих" сковородок тефлоновой пленкой, но эта, безусловно необходимая в каждом доме вещь, обходится нам сегодня в 3-4 раза дороже обычной сковороды.

Такая же участь постигла еще один вид полимеров - лэксан прозрачный пластик, оказавшийся в 5-7 раз прочнее стали. Он послужил идеальным стеклом для шлемов космонавтов. Вспомните, в каком плачевном состоянии находится стеклянный интерьер наших автобусных остановок? А выбитые стекла телефонных будок? Всего этого нет в Америке благодаря внедрению лэксана в быт. Причем для рекламы нового товара одна из фирм установила телефонную будку со стеклами из лэксана и назначила премию за ее разрушение любителям существовавшего в 1960-е годы хобби - втиснуться как можно большему числу людей в салон будки, рассчитанной на одного человека. Около двух десятков молодых оболтусов умудрились спрессоваться в этой будке, однако премия так и осталась невостребованной. Это ли не лучшая реклама нового товара, который с невиданной быстротой стал распространяться по Америке, - небьющаяся посуда в столовых и кафе, в домашнем обиходе и туристских походах буквально заполонила страну. К сожалению, товаров из лэксана в России практически не производится.

Специальные теплозащитные материалы, разработанные в конце 1960-х гг., успешно применялись в космических программах США. Известно, например, что при огромных колебаниях температуры на Луне (от +150 до -150 оС) температура внутри лунного модуля все время оставалась в пределах комнатной. Специальные одеяла, выпускаемые сегодня в Америке, изготавливаются из алюминизированной, водоотталкивающей ткани размером 2,15 х 1,22 м. Они весят всего 57 г и умещаются в кармане костюма. Такая ткань, помещенная для удобства между двумя тонкими одеялами и обернутая вокруг человека, способна отражать внутрь более 80% тепла. А это значит, что тепловой комфорт может сохраняться длительное время даже при минусовых температурах. Эта удивительная ткань сегодня пользуется успехом при пошиве одежды полярников и геологов, спортсменов и строителей. Алюминизированные листы с особым энтузиазмом взяли на вооружение строители - их широко применяют в стеновых панелях индивидуальных домов. Фирма, выпускающая такие дома (их метко назвали в Америке одноваттными), дает гарантию домовладельцам, что расход энергии на отопление дома при любой погоде не будет превышать одного киловатта в час. (Для сравнения: столько энергии потребляет стандартная электроплитка). Вот бы на наши садовые участки такие домики - отпадет нужда в мучительной заготовке угля или дров, не будет копоти и в доме всегда тепло - живи не хочу! (Маленькое дополнение: американцы, получая в среднем в 4-10 раз больше наших трудящихся, платят за киловат-час от 1 до 3 центов, что по меркам США очень мало. Мы же платим в среднем 4 коп.(на 1991 г.), а это при наших зарплатах - очень много. О сегодняшнем беспределе в ценах говорить не приходится: никакие алюминизированные листы не залатают прореху в нашем кармане). Алюминизированную ткань с успехом применяют американские фермеры для защиты посевов от заморозков. И только для нас она неизвестна или известна только по слухам, хотя и применяется в космической технике.

Или другой пример. Веками люди заменяли ампутированные конечности протезами, но их крепление (ремни или пояса) при длительном пользовании растирает кожу до крови или, как обтекаемо говорят медики, доставляет много неудобств. Проблема протезирования неоднократно обсуждалась врачами на конференциях. Присутствовавшие на них специалисты Космического центра им. Кеннеди предложили свою помощь. В 1967 г. медики и конструкторы-ракетчики приступили к поиску конструкции крепления протеза непосредственно к культе, с возможностью надевать или снимать его простым нажатием кнопки. Идея решения проблемы была заимствована из космических программ. Известно, что гигантская PН "Сатурн-5", находясь на стартовом комплексе, удерживается механическими захватами. При достижении тяги двигателей, превышающей стартовую массу ракеты (т.е. начале ее подъема), механические захваты автоматически отводятся. Для протеза был разработан механизм со специальным ударопоглощающим амортизатором, известный в ракетно-космическом комплексе "Сатурн-Аполлон" как "цилиндрическая замковая цапфа". Была также решена проблема вживления сверхчистого углерода, применяемого в качестве теплозащитного материала в соплах реактивных двигателей, непосредственно в ткань человека. Природа сама подсказала, что это возможно: аналогом служит выход зуба или ногтя из биологической ткани. Сегодня в Америке медицина вплотную подошла к этапу протезирования, когда нержавеющий стальной штифт вводят, например, в кость ампутированной ноги и скрепляют с углеродистой манжетой, вживленной в тело на конце культи. Сам протез ноги крепится к штифту в необходимом положении с помощью описанной цапфы. Съем его занимает секунды. Ничего не скажешь - в положении инвалида это подарок, которым, к сожалению, мы не можем порадовать наших престарелых инвалидов войны и труда, молодых искалеченных "афганцев"инвалидов чеченских компаний.

Разработанный в НАСА как изоляционный материал для космических кораблей новый пенопластик нашел широкое повторное применение на Земле. Из него в Америке делают покрытия детских игровых площадок и футбольных полей, обшивки сидений вертолетов и автомобилей, матрацы для лежачих больных и новорожденных... Достоинство нового материала в том, что под тяжестью, например, сидящего в кресле человека, пластик "растекается" и принимает форму тела. Эластичность пластика уникальна - он полностью восстанавливается в объеме после 90 процентного сжатия! Мало того, что пластик способен существенно поглощать ударные нагрузки, он еще прекрасно моется водой и мылом без изменения свойств и товарного вида, выдерживает нагревание до 250 гр. С без изменения физических свойств и т.д.

Нашло применение в отдельных видах автомобилей и амортизационное устройство экспериментального кресла для астронавтов в виде кольцевых трубок (внешней и внутренней). Испытания нового автомобильного сиденья, построенного по образцу и подобию своего космического собрата, показали, что оно может смягчать силу удара при скорости 100 км/ч до значения, эквивалентного удару при скорости 8 км/ч.

Примеры можно продолжать и продолжать...

А теперь конкретные цифры. Американские экономисты подсчитали, что за истекшие 14-20 лет только четыре космические программы "возвратили" в экономику США более 7 млрд долларов, т.е. около двух годовых бюджетов НАСА.

Известно, что администрация США затратила 25 млрд долларов на лунную программу "Аполлон". Прибыль, полученная американскими промышленниками в результате внедрения в земную практику новых материалов, технологий и оборудования, разработанных в рамках этой программы, составила 225 млрд долларов.

По данным исследовательского института Среднего Запада (США), затраты на космические исследования дают в течение 18 лет после их применения в создании новых товаров и услуг на Земле более чем 7-кратный выигрыш.

По подсчетам этого же института, проведенных по заказу НАСА с целью выяснить влияние национальной космической программы на рост современной промышленности и технологии США, за период 1959-1969 гг. вложенные в космические проекты 29 млрд долларов дали экономике прибыль в 56 млрд долларов уже к 1970 г. и еще около 200 млрд долларов к 1987 г.

Обобщая сухую статистику официальных цифр, опубликованную в США, американцы делают следующие выводы. В ряде случаев каждый доллар, вложенный в космонавтику, приносит прибыль от 7 до 14 долларов. Эксперты некоторых исследовательских центров считают, что каждый доллар, вкладываемый в космические исследования и разработки, дает через 10 лет на Земле 23 доллара.

Известно, что при создании ракетно-космической системы "Энергия-Буран" было разработано свыше 100 новых материалов, 240 технологических процессов и 130 типов прогрессивного оборудования. В 1989 г. представителям всех отраслей народного хозяйства страны уже предложена 581 новейшая технология, материал или конструкции. Но вот вопрос: захотят ли наши предприятия при отсутствии конкуренции внедрять их? Ведь это связано с огромными, "совсем не нужными" хлопотами, а выпускаемая ими продукция в условиях нарастающего дефицита и без новшеств расходится в торговле буквально с колес. О качественных достоинствах ее (сравнивать этот показатель с западными образцами просто бессмысленно) говорить горько и обидно для нашей державы.

Тем не менее космические разработки и технологии - одна из немногих областей, где мы идем не только вровень с Америкой, но иногда и опережая ее. Так какой же наказ мы будем давать на будущее своим народным депутатам - резко сократить ассигнования на космические исследования (как это советуют сделать отдельные дилетанты широкого диапазона) или выбрать (именно, выбрать) на ключевые участки космических программ толковых, умных, ищущих людей? Ведь большая часть наших бед происходит от того, что номенклатурный работник по "звонку" или "решению сверху" может быть "переброшен" со спикера Думы на Совет безопасности, с преподавания в военном училище - на руководство государственной безопасностью страны... (вот только личных пилотов самолетов, хирургов, оперирующих "верха" и их домочадцев, подбирают почему-то по сугубо деловым качествам).

Капиталист не может позволить себе такую роскошь - "поставить" не то чтобы директором завода, даже руководителем небольшого участка человека с высоким уровнем некомпетентности только потому, что он "свой человек и хороший парень" - это не профессии. Ведь в конечном итоге, не выдержав конкуренции из-за плохой работы, придется разоряться лично ему, а не назначенному чиновнику. Не пора ли применить этот подход и в нашем обществе, ведь без решения этого принципиального вопроса вся перестройка пустой звук. Кстати, будучи председателем Госплана СССР "товарищ" Маслюков в своем выступлении на ХХVIII съезде КПСС сетовал, что в период между съездами было допущено немало ошибок, в том числе - выборы руководителей предприятий. Заход не нов и предельно понятен - снова назначать (т.е. иметь реальную власть и, естественно, обратную поддержку своим действиям снизу) "панов директоров", чтобы лет через 10-12 лет, окончательно уверившись в их никчемности и вороватости, с почетом проводить на безбедную пенсию.

Да, коллективы зачастую ошибаются. Но им же и необходимо узаконить право быстро и оперативно сменить руководство - потери и риск здесь неизбежны, как в любом другом живом деле. Главное же, коллективы быстро на собственной "шкуре" и карманах поймут цену краснобаям-бездельникам, и ошибки в выборе руководителей, в конце концов, станут исключением, а не закономерностью.

Заканчивая это невольное отступление в область политики, хочу привести такой факт: возвращая законопроект в конгресс на доработку, один из мудрых президентов США в ответ на вопрос, что в законопроекте не удовлетворяет его, ответил, что закон должен быть таким, чтобы его невыгодно было не выполнять. Вот такой постановки дела мы и ждем от наших законодателей.

Вот, уважаемый читатель, пища для размышления в связи с интенсивными научно-исследовательскими работами, ведущимися в рамках космических запусков вообще и программы СОИ в частности.

Ну а теперь к делу.

Глаза, уши и... длинные руки

Одним из важнейших элементов разрабатываемой программы ПРО является надежно действующая система SАТКА - обнаружение, захват, сопровождение МБР и боеголовок, а также оценка результатов применения оружия по ним. Как уже упоминалось, это самая дорогостоящая часть программы (41% всех ассигнований) предназначена для регистрации стартов стратегических ракет (не только с любой точки земной поверхности, но и из космоса), а после разделения головной части на боеголовки и создания множества ложных целей - слежения за нами.

По мнению специалистов, с точки зрения технической изощренности это самая трудная и самая важная часть СОИ. Она будет включать в себя различные электронные и электронно-оптические системы - своеобразные "глаза и уши" будущей ПРО, без которых самые современные средства перехвата оставались бы грудой дорогостоящего металла. В то же время для создания технологий этой части программы широко открыт военный рынок. На выгодных условиях приглашаются фирмы и отдельные ученые любых государств - атака, что называется, идет по всем направлениям.

Предполагается, что программа SATKA как элемент системы ПРО объединит в себе ряд проектов:

BSTS - обнаружение пусков ракет, наблюдение и сопровождение баллистических ракет на активном участке их траектории, оценка результатов поражения ракет;

SSTS - наблюдение и селекция целей на участке разведения боеголовок и на среднем участке траектории, а также сопровождение систем противоспутникового оружия и ИСЗ, оценка поражения целей;

GSTS - различение близко расположенных в космосе объектов, селекция боеголовок, слежение за боеголовками и ложными целями, оценка поражения целей на конечном участке траектории;

GBR - обнаружение и сопровождение целей, селекция боеголовок, целеуказание;

АОА - обнаружение и сопровождение целей, целеуказание.

ВSTS - этот проект на первый взгляд уже знакомая нам система спутников предупреждения о ракетном нападении (СПРН). Спутники СПРН двух наших стран уже давно бороздят космос, неся ответственную круглосуточную вахту. Оружием нападения они не являются, поэтому возражений и тревог мировой общественности не вызывают. Однако спутники новой системы по указанному проекту, которые должны заменить летающие уже более 15 лет американские ИСЗ DSP-647, по своим функциональным "обязанностям" намного универсальнее прежних. Они будут не только обнаруживать пуски ракет, но устанавливать тип и скорость стартовавшей ракеты, прогнозировать траекторию ее полета, передавать полученные данные как в командный центр ПРО, так и развернутым в космосе боевым космическим станциям, а также оценивать результаты атаки этих станций. После этого данные об уцелевших целях (т.е. боеголовках) будут одновременно передаваться в командный центр ПРО и спутникам системы SSTS для дальнейшего слежения.

По расчетам американских ученых, спутники наблюдения первого эшелона должны иметь разрешающую способность порядка 1 км (таково по разведывательным данным США рассредоточение шахт МБР потенциального противника, т.е. России). Разрешающая способность - это возможность "видеть" и отличать две и более стартовавших на расстоянии 1 км друг от друга ракеты. Но вот одновременный старт, например, пяти ракет, удаленных друг от друга на 250 м, воспринимается датчиками спутника как старт одной ракеты, что существенно увеличивает шансы МБР, сосредоточенно и одновременно стартующих с мобильных пусковых установок, остаться незамеченными. Кстати, выхлопы отработанного газа от работающих дизельных двигателей этих установок прекрасно маскируют на фоне Земли факелы стартовых двигателей данных МБР.(Кстати, в 1990 г. дано указание на постройку и развертывание спутников системы BSTS для выполнения задач предупреждения о пусках тактических ракет и оценки их атаки).

Военные эксперты США считают, что новая система спутников СПРН должна эффективно функционировать в течение 300 с при наличии 2000-3000 целей. (Допустим, что массовый старт советских МБР и БРПЛ (на 1991 г.) это где-то 2000 целей, а откуда появятся еще 1000? Напрашивается оптимистическое предположение - может, англичане с французами вступятся за нас? Конечно, с учетом тактических средств может набраться и такое число носителей, но все же стоит надеяться, что судьба их в ближайшие годы будет решена так же, как и ракет средней и меньшей дальности).

Рис. 3.3

Предполагается развернуть систему из 4-6 спутников на высоких околоземных орбитах для лучшего обзора пространства. В докладе конгрессу упоминается геостационарная орбита, высота которой составляет 35.800 км (рис. 3.3). Ее достоинство в том, что спутник постоянно "висит" в определенной точке и видит с нее почти 40% поверхности Земли.

Рис. 3.4

Спутники будут оснащаться новейшими датчиками и ЭВМ для обработки данных слежения за ракетами по их факелам (рис. 3.4). В упомянутом докладе приведены некоторые данные об успешных испытаниях таких датчиков.

Одной из основных проблем, вставшей перед разработчиками датчиков, явилось повышение их чувствительности, от которой в конечном итоге во многом зависит и разрешающая способность. Так как датчики спутников пассивные (т.е. принимают, но не излучают энергию), их чувствительность можно увеличить двумя способами. Во-первых, повысить уровень ИК-излучения регистрируемых объектов (т.е. "попросить" вероятного противника использовать более мощные стартовые двигатели и отказаться от средств маскировки факелов пламени при стартах МБР, но, видимо, это малоперспективная идея). Во-вторых, применять передовые технологии при создании таких датчиков на основе новых материалов, конструктивных схем и методов построения аппаратуры. По этому пути и пошли американские специалисты. Ими были созданы новые детекторы (преобразователи) ИК-радиоизлучения, где в качестве фоточувствительного материала использован только что полученный материал кадмий-ртуть - теллурид (HgCdTe).

Новые детекторы обладают уникальным свойством - они практически не реагируют на радиационное облучение. Известно, что применяющиеся сейчас детекторы теряют чувствительность и перестают различать что-либо на Земле в период мощных солнечных вспышек. Говорить же об их чувствительности после умышленно взорванного в космосе ядерного устройства вообще не приходится.

В последние годы достигнут значительный прогресс в понимании процессов выращивания кристаллов из HgCdTе, обладающих свойствами радиационной стойкости, и в управлении производственным процессом их изготовления. В 1989 г. три конкурирующих подрядчика продемонстрировали принципы промышленного изготовления гибридных матричных устройств из этого материала. Как выяснилось - это непростой процесс.

Принцип работы датчиков основан на фотоэффекте - явлении, связанном с освобождением электронов в твердом теле (или жидкости) под действием электромагнитного излучения. Единичный датчик является фотоэлементом - полупроводниковым прибором, в котором под действием падающего на него света или другого электромагнитного излучения появляется ЭДС (фото-ЭДС). Возникающий при этом фототок настолько мал, что его обязательно необходимо усилить. Для этого служит фотоэлектронный (иногда его называют фотоприемный) умножитель - миниатюрное полупроводниковое устройство, принцип действия которого для упрощения восприятия рассмотрим на примере работы общеизвестных счетчиков, названных в 1908 г. именем их создателя немецкого физика Ханса Гейгера (рис. 3.5).

Рис. 3.5

Конструкция такого счетчика элементарно проста. К концам трубки, изготовленной из тонкой фольги и заполненной инертным газом, подведено высокое напряжение (400 В и более).

В обычном состоянии газ - диэлектрик, стало быть счетчик заурядный газонаполненный электрический конденсатор. Но стоит только альфа (бета)- частице или гамма-излучению "пронзить" трубку, как в газе происходит ионизация (выбивание из атомов газа электронов). Известно, что носителем тока в жидкостях и газах являются ионы - атомы, "потерявшие" электроны и имеющие положительный заряд. Подобно инверсионному следу от пролетевшего реактивного самолета в трубке образуется своеобразный след, состоящий из ионов газа. Они-то и образуют "электрический провод", по которому идет большой ток, так как к концам трубки приложен значительный потенциал. Чем больше частиц излучения пронзило трубу и чем больше их энергия, тем дольше будет сохраняться ионизация и, стало быть, тем больший ток зарегистрирует контрольный прибор. Любые фотоэлектронные умножители по эффекту действия можно сравнить с выстрелом из пистолета. Спусковым крючком в них является чуть ли не единственный фотон, попавший в светочувствительный слой датчика. А затем... лавина электронов фототока в тысячи раз увеличивает пришедший сигнал и так же быстро исчезает.

Конструктивно такие детекторы (а их число, по некоторым сведениям, в 10 раз больше, чем применяется сейчас на спутниках DSP-647) смонтированы в матричные ФПУ (фотоприемные умножители). В 1991 г. выполнен полет МТКК "Спейс Шаттл" по программе Пентагона с задачами спектральных и радиометрических наблюдений за космическими объектами, сбора данных за характерными признаками выхлопа ракетных двигателей на фоне Земли и в космосе. Полученные данные использованы для создания аппаратуры спутников систем BSTS, SSTS, GSTS. Первый опытный спутник системы BSTS запущен в середине 1990-х гг.

Рис. 3.6

Что это такое? Датчики, объединенные в матрицу (рис. 3.6), по сути дела, являются подобием обычных телевизионных приемников, но обладающих более высокой разрешающей способностью и надежностью. Определенным образом электрически соединенные датчики - те же элементы строк развертки на экране телевизора, но поскольку число датчиков огромно (иногда упоминают, что это 4 млн шт.), то и качество изображения на таком "телевизоре" несравненно лучше.

Для повышения чувствительности датчиков их необходимо охладить до очень низких температур (в интервале от -143 до -1960 С).

Вспомните броуновское движение - беспорядочное движение молекул в воде и газе, а электронов - в твердых телах. Чем выше температура вещества, тем активнее и быстрее это движение. Известно, что ток - это упорядоченное движение электронов. Ток в датчике возникает в процессе преобразования радиоизлучения от теплового факела ракеты. Но если тепловое радиоизлучение Солнца нагреет материал датчика, то в результате броуновского движения электронов полезный регистрируемый ток уменьшится или даже станет меньше возникших хаотических токов. В этом случае датчик перестает работать по своей основной "специальности".

Вот почему в настоящее время специалисты Америки решают задачи по созданию малогабаритной, бесперебойной и одновременно эффективной системы охлаждения детекторов матричных ФПУ. Чем ниже температура материала датчика, тем больше будет полезный ток а значит, и чувствительность датчика. Это важно потому, что стратеги из Пентагона намерены новой системой ПРО прикрывать и театры войны в Европе, где важную роль будут играть тактические ракеты. Понятно, что факелы пламени от двигателей таких ракет несоизмеримы с межконтинентальными, а значит, и чувствительность космических датчиков должна быть резко повышена. Есть в докладе ООСОИ конгрессу разд. 6.7 - "Инновационные технологии". В нем имеется подраздел со скромным названием "Достижения", где упоминается, что одной из частных фирм разработана смесь газов для криогенных холодильных устройств, которая в семь раз увеличивает скорость охлаждения ИК-датчиков. Это особенно важно для собственной защиты новых спутников системы СОИ, так как они должны "уметь" регистрировать цели на фоне "холодного космоса". Ведь какой-либо космический аппарат, доселе летавший безобидно, вдруг может включить двигатель, "подкрасться" к спутнику ПРО и взорваться. Двигатели такого спутника-камикадзе могут быть столь маломощны, что для регистрации их работы потребуется очень высокая чувствительность детекторов спутника ПРО. Если это требование будет выполнено и подкрадывающийся спутник будет обнаружен, то остальное - дело техники: вычисленные параметры приближающегося объекта будут автоматически переданы на БКС, которая и расправится с незваным гостем. Для сбора статистики об излучениях маломощных реактивных двигателей уже проводятся эксперименты по регистрации включения и выключения в полете двигателей системы ориентации МТКК "Спейс Шаттл".

Новые чувствительные и радиационно-стойкие кристаллические материалы, используемые в датчиках, позволяют не только регистрировать электромагнитные колебания ИК-диапазона радиоволн и превращать их в электрические сигналы, но и проводить определенную селекцию этих сигналов. А именно:

- фильтрацию шумов (жесткое ограничение приема тех радиочастот ИК-диапазона, которые характерны только для факелов пламени работающих ракетных двигателей);

- усиление информативной части изображения (повышение уровней электрических сигналов только определенных характерных частот);

- выделение информативных признаков цели (например, регистрация эффекта Доплера, названного в честь австрийского физика и астронома Кристиана Доплера, в 1842 г. открывшего новый закон. Оказывается, что при приближении источника радиоизлучений к приемнику - в нашем случае ракета приближается к "висящему" спутнику - длина радиоволны постоянно уменьшается. И наоборот. Эффект Доплера в настоящее время широко применяется в РЛС систем ПВО, различных типах головок самонаведения ракет и т.д.).

Создание совершенных датчиков - не единственная проблема, стоящая перед создателями новых спутников системы BSTS. Очень важным оказалось сфокусировать весь массив новых датчиков в направлении на Землю и постоянно сканировать (обозревать определенным образом, например, как это делается незаметно для глаза на экране телевизора - строка за строкой слева направо и сверху вниз) контролируемые районы планеты. Методы фокусировки хорошо изучены и достаточно просты. Наиболее рациональным техническим решением этой проблемы в радиотехнике является использование параболических антенн. Для концентрации инфракрасных электромагнитных волн используются асферические параболические зеркала. Сложность их изготовления заключается в том, что в отличие от сферических зеркал, все точки которых одинаково удалены от центра, в асферических принятое излучение необходимо переотразить в смещенную от центра и строго заданную точку. (В сферических зеркалах (антеннах) фокусирующая точка всегда "затемнена" излучателем либо приемником энергии, что, естественно, создает мертвую зону. Этот недостаток полностью устраняют асферические зеркала (антенны), в которых приемник (излучатель) энергии выведен в сторону, за активную рабочую площадь зеркала). Поэтому американские специалисты считают, что "...основной технический риск в разработке оптической технологии для датчиков космического базирования связан с изготовлением радиационно-стойких, имеющих высокую разрешающую способность легких зеркал с необходимыми оптическими характеристиками".

Такие зеркала сейчас пробуют делать из стеклокерамики, карбида кремния и бериллия. В 1988 г. был достигнут значительный прогресс в изготовлении бериллиевых зеркал путем копирования их в пресс-форме. Самым трудным оказалось вынуть изготовленное зеркало из пресс-формы без повреждений. Открытие "освобождающего" материала значительно удешевило процесс изготовления таких зеркал. Проведенные пучками электронов бомбардировки зеркал (своеобразная имитация рентгеновского излучения ядерного взрыва) показали их хорошую живучесть. Уже продемонстрирована технология изготовления таких зеркал диаметром 1 м, однако такой диаметр явно недостаточен для оптических датчиков систем BSTS и SSTS.

Таким образом, ИК-излучение от двигателей стартующей ракеты фокусируется сильно охлажденным бериллиевым зеркалом и переотражается на массив матричных ФПУ (также охлажденных), где происходит первоначальное выделение полезного сигнала (сигналов).

Краткое и упрощенное описание этого процесса оставляет за скобками многие технические проблемы, не решенные до сегодняшнего дня. Так, по некоторым данным, самые современные матричные ФПУ позволяют одновременно вести и обрабатывать информацию примерно по 10 целям, что никак не может удовлетворять требованиям разработчиков системы СОИ. Не найдены пока и эффективные средства для точного нацеливания космического оружия на стартующие МБР противника. Дело в том, что, регистрируя испытательные пуски советских МБР различных классов, американские специалисты набрали определенную статистику. Знают они и очень немаловажный фактор - длину факела наших разгоняющихся ракет. Именно за вычетом этой длины в упреждающую точку и нацеливается орбитальное оружие. Эта точка, отстоящая от факела на 10-15 м вверх по траектории полета, как раз находится на середине корпуса МБР. Но введением в ракетное топливо определенных присадок или подачей холодных газов в ракетный "шлейф" можно снизить температуру выпускаемых газов, что равнозначно уменьшению длины факела. Ясно, что точка прицеливания в этом случае будет находиться в нескольких метрах (или десятков метров) впереди по курсу ракеты. Этот же эффект, но с еще большими ошибками в прицеливании, достигается размещением на носовом обтекателе ракеты специального устройства, излучающего мощное ИК-излучение. В этом случае МБР как бы накрыта горячим плащом, сливающимся с факелом ракеты и неотличимым от него по интенсивности излучения. Точно нацелить оружие на такую ракету крайне сложно.

Далее предварительно обработанная информация поступает в процессор (бортовую цифровую вычислительную машину - БЦВМ), задача которого принять окончательное решение о цели, ее принадлежности к определенному классу ракет, а если целей несколько, то и о приоритете (важности, очередности) их уничтожения.

Для обработки сигналов создаются сверхскоростные интегральные схемы, объединенные в сверхбольшие интегральные схемы, которые применяются в специальных запоминающих устройствах с произвольной выборкой. В сущности, все эти элементы - одни и те же электронные приспособления, только предназначенные для решения разных задач. Именно из этих элементов и состоят БЦВМ спутников системы BSTS.

Как и все электронные полупроводниковые устройства, они особенно "боятся" радиации. Космические лучи окружающей среды могут изменить данные и команды в них, если не спроектировать защитные устройства. Гамма- и рентгеновские лучи от ядерного взрыва в космосе, а также мощный поток нейтронов могут привести к полному "склерозу" памяти БЦВМ и к необходимости ее перепрограммирования. Радиационно-стойкие ЗУПВ составляют большую часть интегральных (т.е. множество элементарных, суммированных в одной) схем в бортовом процессоре спутника - их число может достигать 10 тыс. и более.

Известно, что Национальный центр передовой технологии Америки находится в районе Силиконовой долины (город Ливермор расположен неподалеку). Но мало кому известно, что собственное современное производство Ливермора ограничивается небольшим предприятием, изготавливающим интегральные схемы на кремниевых пластинах. Там (на начало 1980-х гг.) работало около 300 женщин, причем большинство из них занималось тонкой сборкой на дому. Удивительно, что при суперсовременной технологии это делается в Америке и считается выгодным! Было над чем подумать в те годы нашим руководителям промышленных предприятий электроники, которые жаловались на отсутствие рабочей силы (а уж на отсутствие домохозяек и пенсионеров нам жаловаться никогда не приходилось). И если с высокой трибуны съезда народных депутатов СССР неоднократно говорилось: "как работаем, так и живем", то это, видимо, неполное отражение нашего печального бытия. Начало этой расхожей формулировки, по справедливости, должно прозвучать так: "как нами управляют, так мы и работаем". (Кстати, народ давно подметил: кто меньше работает, тот, как правило, лучше живет. Похоже, не случайно имевшаяся в первой и последующих Конституциях СССР знакомая любому советскому человеку фраза "кто не работает, тот не ест" при переработке Основного закона в брежневские времена была выброшена. Жизнь на многочисленных примерах убеждает нас - кто не работает, должен, по крайней мере, хорошо питаться, что сегодня и наблюдается при полном попустительстве соответствующих органов власти).

В 1988 г. некоторые подрядчики продемонстрировали статические ЗУПВ емкостью 64 К, которые превзошли радиационные требования по суммарной дозе ионизирующих излучений. (байт - единица информации, соответствующая восьми элементарным токовым или бестоковым посылкам). 1 К (килобайт) равен 1064 таким посылкам). Американские специалисты радиоэлектронной промышленности заверяют, что следующее поколение ЗУПВ будет иметь емкость 256 К.

Много это или мало? Для наглядности представим себе стандартный экран дисплея, на котором для пользователя высвечивается 24 строки, заполненных информацией. В каждой строке, как правило, содержится 80 символов (букв, цифр, служебных значков). Так вот, ЗУПВ емкостью 64 К позволяет занести и запомнить 32 такие экранные страницы, а перспективные БЦВМ с емкостью 256 К могут оперировать в любом порядке уже 128 страницами такой информации.

Однако статические ЗУПВ имеют существенный недостаток обесточивание схемы приводит к потере базы данных - памяти БЦВМ. А ведь в ней записаны все характеристики факелов двигателей ракет, лесных пожаров, отражений солнечных лучей от облаков и т.д. Новые технологии создания ЗУПВ на тонких магнитных и ферроэлектрических пленках лишены этого недостатка. Описаны две технологии создания запоминающих устройств: кремний на сапфире и кремний на изоляторе. Вычислительные машины на таких элементах уже продемонстрированы в работе на Земле. Их производительность составила около 1 млрд операций в секунду. Причем машина сама находила ошибки вычислений, останавливала работу и заменяла неисправные процессы в ходе выполнения задачи. Но это на Земле. Космические БЦВМ будут менее громоздкими, что, в свою очередь, уменьшит объем их памяти и быстродействие. Кроме того, необходимо учитывать, что БЦВМ должна иметь запас резервных схем для обеспечения дистанционного ремонта методом замены. Тем не менее испытания показали, что применение новых энергонезависимых запоминающих устройств на базе тонких пленок приведет к уменьшению стоимости БЦВМ на 90% по сравнению с интегральными схемами на основе кремния.

Из упомянутого доклада конгрессу США следует, что в деле создания таких БЦВМ имеются значительные достижения.

Последней задачей, выполняемой аппаратурой спутников системы BSTS, является передача обработанной информации по каналам радиосвязи в три адреса: на командный центр системы ПРО, на платформы боевых космических станций и на аналогичные спутники второго эшелона ПРО. Системы связи, энергопитания и охлаждения спутников будут рассмотрены позже.

SSTS. Несколько иные задачи поставлены перед спутниками, разрабатываемыми по проекту SSTS для второго эшелона ПРО. Главная из них распознавание боеголовок на фоне ложных целей и обломков конструкций ракет. Здесь уже пассивными датчиками не обойтись: нужно "прощупать" каждую цель (уже практически не излучающую никакой энергии, кроме отраженных от нее солнечных лучей), определить характер ее движения на орбите, форму, массу и т.д. Поэтому спутники по проекту SSTS будут иметь на борту, кроме матричных ФПУ, собственную радиолокационную станцию или лазерный локатор.

Существуют три типа датчиков распознавания целей: пассивные, активные и интерактивные. Пассивные датчики регистрируют излучение цели в инфракрасном или ультрафиолетовом диапазонах длин и могут определять характеристики факела работающих первой и последующих ступеней ракеты, а также ступени разведения боеголовок.

Активные датчики (микроволновые и лазерные локаторы) посылают небольшие порции энергии к цели. Отражаясь от цели, эта энергия попадает обратно на датчик. Преимущества этих датчиков перед пассивными в следующем. Во-первых, они позволяют обнаруживать цели, которые недоступны для наблюдения другими датчиками из-за малоконтрастности изображения цели на фоне помех. Во-вторых, эти датчики регистрируют характеристики отраженного от цели сигнала, что позволяет измерять такие параметры, как расстояние до цели и ее скорость.

Интерактивные датчики - это комбинация из пассивных и активных датчиков, соединенных с высокоэнергетическим активным источником (например, лазером). Источник облучает цель, фокусируя на ней энергию с уровнем, достаточным для возмущения в материале цели каких-либо определенных процессов. Эти возмущения фиксируются активным или пассивным датчиком интерактивной системы и используются как признаки для распознавания реальных боеголовок от легких ложных целей.

Но и лазер не единственное средство в деле определения реальных боеголовок среди ненужного, с точки зрения ПРО, хлама, летящего в облаке вокруг них. Интересными способностями обладают интерактивные датчики, созданные на базе ускорителей нейтральных частиц. Пучок таких частиц (в силу большой атомной массы) способен замедлять или наращивать скорость объектов, на которые он воздействует.

Допустим, что пучок частиц ударяется в цель, движущуюся ему навстречу. И тут уж известная нам формула механика Ньютона проявляется в полной мере. Кинетическая энергия пучка частиц - та же сила, приложенная в нашем случае против направления движения цели. И хоть эта сила невелика, но все же, по информированным зарубежным источникам, тормозит цель. Одновременно эту же цель "рассматривает" радиолокационная станция спутника. Так как время между выдачей PЛС радиоимпульса и его приходом после отражения от цели фиксируется (а скорость распространения радиоволн известна), то легко определяется расстояние до цели. Так вот - от посылки к посылке БЦВМ РЛС определяет степень торможения цели. Легкая цель тормозится быстрее, а на тяжелую пучок частиц практически не оказывает влияния. Вот и определились легкие ложные цели (надувные баллоны, проволока, куски фольги и т.д.), а оставшиеся объекты - это реальные боеголовки и тяжелые ложные цели.

Мало того, пучок таких частиц, проникая в цель, создает наведенное гамма-излучение, которое можно зарегистрировать на расстоянии. Понятно, что в пустотелом баллоне оно будет практически отсутствовать. Если же пучок нейтральных частиц окажется достаточно мощным, то он может вызвать нейтронное излучение в уране или плутонии ядерного заряда боеголовки. Это излучение также можно зарегистрировать датчиками.

Вот какими уникальными способностями обладают интерактивные датчики. Не случайно в докладе конгрессу конкретно указано, что "... технология лазерного локатора и интерактивные методы будут играть ключевую роль в поддержании эффективности ПРО перед лицом растущей угрозы".

Рис. 3.7

Создаваемые по проекту SSTS спутники (рис. 3.7) - самая сложная и дорогостоящая часть программы, так как селекция целей - это проблема из проблем.

По мнению экспертов уже упомянутой Ассоциации электронной промышленности, спутники по проекту SSTS - наиболее уязвимая часть программы СОИ. Проект сопряжен с "... большим риском", но в случае успеха он даст и "... большие выгоды". За разработку спутника отвечают ВВС, которые выдали заказ лаборатории им. Линкольна Массачусетского технологического института. Независимо от того, какой из видов датчиков (радиолокационный или лазерный) будет выбран на спутнике, только на разработку его проекта выделено около 1 млрд долларов.

Так же, как и спутники по проекту BSTS, спутники системы SSTS должны будут "уметь" сами обнаруживать и устранять неисправности в "искусственном интеллекте" бортовой вычислительной машины. БЦВМ для обработки данных в спутниках по проекту SSTS требуют большей производительности и обращений к памяти, чем в спутниках для первого эшелона ПРО, так как придется обрабатывать информацию примерно о нескольких десятках тысяч объектов, представляющих угрозу. Уже разрабатываются радиационно-стойкие ССИС-1 на основе GaAs (арсенида галлия). Продумана технология совмещения схем производительности и памяти на одной подложке (или в одном кристалле), что резко снизит габаритные размеры и энергопотребление будущей БЦВМ - ведь металлические провода в таких устройствах исчезнут! Как полагают конструкторы, эти пионерские технологии позволят создать неуязвимые БЦВМ космического базирования, работающие со скоростью 100 млн операций в секунду.

Немалые надежды возлагаются американскими специалистами на разрабатываемую в настоящее время технологию создания структур SONOS (кремний-окисел-нитрид-окисел-полупроводник) ДЛЯ изготовления энергозащищенных ЗУПВ. Считается, что такие запоминающие устройства позволят иметь на борту спутников BSTS и SSTS память объемом 14 млн 24-битовых слов.

Почти в каждом доме имеется толстая книга внушительного формата "Советский энциклопедический словарь". Он содержит 1600 страниц, на каждой из которых имеется примерно 16 тыс. букв. Всего в словаре около 25 млн 600 тыс. букв. Все они могут поместиться в памяти новых ЭВМ спутников, и, что особенно важно, время извлечения любой из этих букв (цифр, символов) из памяти процессора составит всего лишь 35 нс. Такая память вмещает в себя информацию, которая поместится на 21 249 экранных страницах дисплея.

При получении положительных результатов в создании таких ЗУПВ ими, безусловно, будут заменяться аналогичные спутниковые устройства сегодняшнего дня, работающие на магнитной ленте. Имеются основания считать, что технология структур SONOS наиболее близка к достижению требуемых характеристик и может быть реализована на СБИС уже к началу 1992 г.

Но и элементная база на основе кремния далеко не исчерпала своих возможностей. Так, в качестве датчиков на спутниках системы SSTS некоторые фирмы предлагают использовать примесные полупроводники на основе кремния, характеризующиеся надежностью и высокой чувствительностью. Кроме того, их стоимость в 9 раз ниже стоимости трудоемкого в изготовлении матричного ФПУ на основе ртути-кадмия-теллура. Преимущество кремниевых датчиков в том, что фотоприемные матрицы из них могут использоваться совместно с кремниевой полупроводниковой электроникой, что открывает новые возможности для изготовления сложных технических устройств. Процесс этот, безусловно, далеко не простой. Недаром в докладе конгрессу приведены такие данные: из 11.000 см2 кремниевого материала было изготовлено всего лишь 200 кремниевых гибридных интегральных схем, отвечающих техническим требованиям. Таким образом, пока это штучное и дорогостоящее производство.

Как уже упоминалось, определенный прогресс достигнут и в деле изготовления бериллиевых зеркал. Этот металл, в силу своего малого атомного номера в периодической таблице элементов, представляет собой материал, стойкий к воздействию рентгеновских лучей. Его легкость позволила вдвое уменьшить массу оптической системы спутника, а открытие нового (и, конечно, секретного) материала и технологии для отделения зеркала от шаблона при литье значительно сократили производственные затраты.

Для обнаружения, сопровождения и селекции целей на среднем участке траектории полета разводимых и уже разведенных боеголовок предполагается использовать орбитальную систему из 25 космических аппаратов (платформ), расположенных на высоте 10 тыс. км и на дальности, примерно, около 17 тыс. км друг от друга. Каждый космический аппарат будет оснащен:

- аппаратурой обнаружения и средствами защиты от ударных противоспутниковых систем противника;

- пассивной ИК оптической системой с диаметром зеркала 4 м и полем зрения 4х4о (что обеспечивает разрешающую способность 100х100 м) для дальнего обнаружения холодных тел на фоне космического пространства, селекции ложных целей и непрерывного сопровождения опознанных объектов;

- оптическим лазерным локатором мощностью 400 кВт и диаметром зеркала 4 м с разрешающей способностью 0,26 м и способностью ежесекундного формирования изображения одной цели.

Как видим, задачи отнюдь не простые. Поэтому, по экспертным оценкам некоторых зарубежных специалистов, 25 спутниками здесь не обойтись - по-видимому, потребуется развернуть на орбитах 100 таких спутников с массой по 20 т каждый.

Не выбрана окончательно и система интерактивных датчиков на таких спутниках. Будет ли она базироваться на лазерах, ускорителях нейтральных частиц или радиолокаторах - покажет время. Однако и сейчас известно, что если на спутнике применят РЛС с ФАР, то она будет работать в диапазоне "X" - частота излучения от 5,2 до 10,9 ГГц. (Наиболее оптимальной является 60 ГГц - частота, практически нечувствительная к наземным передатчикам помех). Спутники с РЛС такого типа будут использоваться с геостационарной орбиты высотой около 36 тыс. км. Число элементов в ФАР будет исчисляться умопомрачительной цифрой - 23 млн шт., а диаметр антенны достигнет 115 м. Поле обзора такой станции составит 6 х 12 гр. с охватом площади просматриваемой поверхности Земли 4000х8000 км.

Остальные проблемы (обеспечение электропитания, охлаждение датчиков, аппаратуры и зеркал, а также передача данных в Командный центр ПРО, на БКС и средства наблюдения и распознавания целей третьего эшелона) остаются типичными для всех космических аппаратов, работающих в качестве "глаз и ушей" системы СОИ.

GSTS - проект аппаратурных и теоретических изысканий для наблюдения, сопровождения, селекции целей, наведения оружия на них и определения результатов применения этого оружия в конце среднего участка траектории полета боеголовок (второй эшелон ПРО). Информацию о пропущенных первым и началом второго эшелона целях, вычислительные устройства системы GSTS традиционно получают через "вторые руки" - на этот раз от системы SSTS и РЛС наземного базирования. Отличие системы GSTS от ранее рассмотренных систем обнаружения только в том, что ИК-датчики, БЦВМ, средства связи, электропитания и охлаждения находятся на земле. Казалось бы, все ясно, и описывать далее эту систему - повторять пройденное. Но все дело в том, где скомпонована вся названная аппаратура? Можно с уверенностью спорить, что никто из читателей сразу не даст точного ответа. А смонтирована она, оказывается, в готовой к старту ракете, которая действительно находится на земле, разумеется, земле Америки. Ракеты будут совершать полет по суборбитальной траектории (вспомните, как летали первые астронавты США А. Шеппард и В. Гриссом). Скорость полета ракеты будет минимально возможной, что позволит установленным в ней датчикам "внимательно рассмотреть" все подозрительные объекты в облаке целей (рис. 3.8).

Рис. 3.8

А именно, его ракете придется пересекать в заданном коридоре после получения данных от системы SSTS. Возможно, что на нисходящей ветви своей траектории ракета сама "подвернет" на один из выбранных объектов и, если повезет, протаранит его. Но это не главное ее назначение.

На этом принципиальные особенности всех ранее перечисленных систем обнаружения заканчиваются, так как, например, БЦВМ, разрабатываемые для системы BSTS будут аналогичными и в системах SSTS/GSTS (производительность и объем памяти у них, конечно, будут разными). ИК-датчики, объединенные в матричные ФПУ, также одинаковы во всех системах и разнятся только по частоте воспринимаемых тепловых излучений.

Считается, что длинноволновые ИК-датчики применяются для обнаружения целей с низким тепловым фоном (например, боеголовок), средневолновые ИК-распознаватели используются при регистрации мощного фона (например, факела пламени при старте МБР). Датчики, работающие в коротковолновой части ИК-диапазона радиоволн, наиболее эффективно различают боеголовки на конечном участке траектории при их входе в атмосферу.

Рис. 3.9

Те же проблемы с зеркалами (рис. 3.9), электропитанием, охлаждением, связью, о которых уже, видимо, надоело читать. Правда, один из вариантов системы распознавания боеголовок среди ложных целей предусматривает использование лазерного локатора. Для этого разработаны два типа лазеров: твердотельный (полупроводниковый) со средней мощностью 10 Вт и химический на СО2. Важным требованием к ним является скорость перенацеливания, которая должна составлять несколько миллисекунд, для того чтобы в короткое время полета распознать как можно больше боеголовок противника.

Для осуществления дальнейшей селекции объектов (или групп объектов) аппаратура системы GSTS через командный центр будет передавать обработанную информацию на РЛС наземного базирования. Запуск экспериментального образца космического аппарата системы GSTS планировался на январь 1991 г.

GBR - этот проект объединяет уже знакомую нам по проектам "Найк-Зевс", "Найк-Икс", "Сентинел" и "Сейфгард" сеть РЛС для обнаружения, распознавания и сопровождения целей во втором и третьем эшелонах ПРО.

Рис. 3.10

Конечно, современные РЛС с ФАР (рис. 3.10) значительно отличаются от ранее известных нам станций такого типа.

Работающие в Х-диапазоне радиоволн, они более точно измеряют микродинамические характеристики космических объектов, что значительно поднимает качество селекции целей.

В процессе работы станции системы GBR получают данные о неуничтоженных целях от командного центра системы ПРО, проводят их селекцию и автоматически передают обработанную информацию на огневые позиции наземных комплексов различного типа оружия. Новые станции обладают значительной помехоустойчивостью. В 1992 г. осуществлено транспортирование экспериментальной РЛС GBR-X на атолл Кваджелейн, где в 1993 г. проведены ее всесторонние испытания, что будет способствовать завершению ее окончательной разработки и демонстрации в конце 1990-х годов.

Одна из главных задач, поставленных перед учеными и специалистами в области ПРО, - создание системы для распознавания боеголовок на фоне различных помех, постоянно воздействующих на РЛС. К таким помехам относят радиоволны частных и широковещательных радиостанций, космических излучений и средств радиоэлектронного подавления противника. По мнению самих ученых, трудности в селекции реальных боеголовок среди ложных целей и намеренных радиопомех столь велики, что это равносильно поискам иголки в стоге сена.

В 1989 г. за рубежом опубликовано сообщение о создании быстродействующей ЭВМ, использующей лазерный луч для одновременной обработки случайных сигналов и их сопоставления. С помощью методов акустооптической технологии (комбинация лазерного луча и звуковых волн) ЭВМ способна обрабатывать сотни отраженных от целей сигналов за миллиардные доли секунды. При этом луч лазера разделяется на два пучка. Излучаемые РЛС сигналы "накладываются" на один пучок, а сигналы, отраженные от цели, - на другой, который затем подается в приемное устройство РЛС и обрабатывается ЭВМ. При последующем соединении двух пучков акустооптический кристалл мгновенно выделяет сигналы от целей путем сопоставления их со случайными сигналами.

В настоящее время ведутся эксперименты в целях исключения воздействия ядерного взрыва в космическом пространстве на работоспособность таких РЛС.

Напомню, что стоимость подобных РЛС с ФАР не только не уменьшилась с конца 1960-х гг., но и значительно возросла, впрочем, в пропорции, соответствующей качественным улучшениям таких станций. Для исключения экономического риска в совершенствовании РЛС американские специалисты используют в экспериментах ранее созданные и впоследствии модернизированные РЛС с ФАР типа "Кобра Джуди" и "Кобра Дейн", а также РЛС на полигоне Кваджелейн (рис. 3.11).

Рис. 3.11

Для повышения живучести таких РЛС имеется проект установки их на железнодорожные платформы. Этот вариант стратеги из ООСОИ находят более предпочтительным по сравнению со стационарным базированием. Считается, что подвижные РЛС могут быть развернуты вдоль северной границы США, а их расчеты способны выполнять боевую задачу автономно в течение нескольких недель.

Одна из станций "Кобра Джуди" установлена на корабле ВМС США и пока "занимается" измерением параметров спускаемых космических аппаратов. Видимо, и этот способ базирования новых РЛС прорабатывается специалистами Америки.

Как и в ранее рассмотренных проектах, конечной задачей новых РЛС является автоматическая передача точных параметров о цели. Они вводятся в "стрельбовые" РЛС, которые своим узким лучом поведут антиракету на цель или в вычислительные комплексы наведения вновь создаваемых систем оружия на новых физических принципах.

Думается, что читатель уже достаточно вошел в проблему ПРО и представляет возможности радиолокационных станций. На этом, казалось, и можно прервать перечисление и описание проектов системы обнаружения (или, как иногда на Западе ее громко называют, "система всеобъемлющего контроля за земной поверхностью и космическим пространством"), если бы еще не одна любопытная программа, "работающая" в интересах техники по проектам SSTS/GSTS.

AOA - это проект создания датчиков вспомогательной оптической аппаратуры воздушного базирования, предназначенной для обнаружения и сопровождения целей, а также наведения на них оружия. Очевидно, что важнейшая роль в системе ПРО придается распознаванию боеголовок МБР и наведению на них комплексов оружия наземного базирования. Для дополнения наземных РЛС, создаваемых по проекту GBR, и предусматривается использование бортового оптического комплекса обнаружения и целеуказания с большой продолжительностью полета на базе модифицированного самолета "Боинг-767" (рис. 3.12).



Рис. 3.12

Комплекс АОА, установленный на этом самолете, используя ИК-датчики и лазерные дальномеры, способен обнаруживать цели на дальности около 1600 км. В 1990 г. утверждена программа летающего стенда AST для испытаний систем обнаружения, представляющая собой пересмотренную программу самолетного оптического комплекса AOA.

Рис. 3.13

Программой АОА предусматривается не только обнаружение и сопровождение целей, но и наведение антиракет наземного базирования (или другого вида оружия) на них (рис. 3.13). Считается, что эта программа послужит основой для дальнейшей "эволюционной" разработки боевых самолетных оптических комплексов военного применения (о чем будет рассказано далее).

Всего системой АОА планируется оборудовать около 20 самолетов. На верхней палубе самолета будут размещены ИК-датчики, на основной - системы обработки данных, полученных датчиками, и пульты управления, на нижней системы криогенного охлаждения датчиков и вспомогательное оборудование.

Рис. 3.14

В августе 1988 г. был создан (в качестве базовой испытательной установки для программы СОИ) инфракрасный датчик АОА (рис. 3.14). Именно его собираются использовать в качестве основного в аппаратуре, разрабатываемой по проектам SSTS и GSTS. Слово, "датчик", конечно, обобщенное понятие. В действительности это сложное устройство (по некоторым данным, массой 5,5 т) способно обрабатывать в 20 раз больше информации, чем современная система дальнего радиолокационного предупреждения и управления АВАКС. Из доклада конгрессу следует, что система АОА может "вести" тысячи целей на среднем и конечном участках траектории полета боеголовок. Причем, для повышения эффективности самолеты должны патрулировать на расстоянии нескольких сот километров от северной границы потенциального противника (известно, что кратчайшее расстояние между СССР и США проходит через Северный полюс).

Проблемы создания долговечных бериллиевых зеркал, их полировки и охлаждения, проблемы защиты кремниевых светочувствительных элементов датчиков и БЦВМ от радиации - все это нами уже рассмотрено и в пояснениях не нуждается. Эти проблемы постоянно находятся в поле зрения разработчиков. Так, в течение 1988 финансового года ООСОИ затратила примерно 400 тысяч долларов на реконструкцию источников питания системы АОА и установки по производству жидкого азота.

В конце 1989 финансового года начались летные испытания самолета с системой АОА, а в 1990 г. самолет перекочевал на тихоокеанский полигон Кваджелейн (рис.3.15а).

Рис. 3.15а

Межконтинентальные баллистические ракеты, запускаемые с полигона Ванденберг в район атолла Кваджелейн, будут наблюдаться этими датчиками практически на всей траектории полета. Это окончательно позволит узнать слабые места системы АОА для последующей ее доработки. Однако уже сегодня испытываются длинноволновые ИК-датчики "Queen Match", фиксирующие радиометрическую информацию для последующей селекции боеголовок на баллистическом участке траектории. В рамках программы "Оптическая измерительная система воздушного базирования" (ОАМР) они используются для этих же целей в конце заатмосферного участка полета (рис. 3.15б).

Рис. 3.15б

Все было бы прекрасно, и технические затруднения в создании системы обнаружения можно было бы в конце концов преодолеть, если бы не одно "но"... К сожалению для одной стороны и к радости для другой, появились новые эффективные средства противодействия инфракрасным и радиолокационным средствам обнаружения и распознавания целей в космосе. Это - распыление вокруг боеголовок облака аэрозоли, которое само является источником ИК-излучения. На его фоне можно обеспечить маскировку собственного ИК-излучения боеголовок.

Наибольший защитный эффект может дать облако аэрозолей из "паров" легких металлов (лития, натрия). Сформированное специальным магнитогравитационным устройством, оно по временной программе инжектируется из вращающейся ступени разведения и начинает расширяться вокруг нее, образуя непроницаемую для лазерного, радиолокационного и инфракрасного наблюдения завесу. (Проведенные в космосе эксперименты показали, что подбором соотношения компонентов "паров" металлов (и других материалов) этих завес достигается их автоматический заряд от солнечных лучей. Такие разнопотенциально заряженные завесы сводят информативность указанных средств распознавания практически к нулю). Таким образом, боеголовки на всем баллистическом участке траектории летят как бы в искусственной трубе (правда, вследствие маневров траектории их полета больше похожи на немыслимо искривленный коленчатый вал 30-цилиндрового двигателя внутреннего сгорания). Длина такой трубы составляет сотни, а диаметр - десятки километров.

Естественно, что к концу полета искусственная завеса расширяется и "рвется". Поэтому время от времени в ней образуются окна, но и они "гулящие", так что "рассмотреть" через них в краткий миг объект не представляется возможным. Лишь в конце баллистического участка траектории полета на высоте примерно 80 км завеса начинает тормозиться в атмосфере и из нее, как из "рога изобилия", непредсказуемо начинают "вываливаться" боеголовки. Бороться с ними уже невозможно - исчерпан (а исходных данных о траектории полета боеголовок, собственно, и не было) лимит времени на распознавание целей и наведение на них ударных средств. Да, поневоле поверишь в Бога там, высоко над нами, который "способствует" развитию космических средств защиты значительно активнее, чем средств нападения.

Вот теперь полностью закончено краткое описание "глаз и ушей" системы "звездных войн", и можно перейти к "длинным рукам".

Тому, что уже разработано и постоянно совершенствуется в США в деле нейтрализации (а вернее, уничтожения) спутников на орбите, трудно подобрать точное название. "Длинные руки" - это противоспутниковая система ASAT, которая хотя и не является составной частью СОИ, но по предназначению органически вписывается в нее.

Как и вся новая система ПРО (рассчитанная, по многочисленным зарубежным экспертным оценкам, на ослабленный ответный удар советской стороны), система ASAT является основным дестабилизирующим фактором сегодняшнего времени. Действительно, потеря информации советскими спутниками предупреждения о ракетном нападении (а это может произойти с ними практически одновременно над территорией Америки лишь в том случае, если они подверглись нападению) явится первым сигналом о том, что США планируют скрыто провести массовый пуск МБР. Ждать ответа с нашей стороны американцам придется недолго. Вот и готов простенький сценарий начала третьей (и последней для существования Homo sapiens) мировой войны. Не правда ли, чисто "оборонная" система?

Думаете, это плод небогатого воображения автора? Хорошо бы так. Но вот аргумент, свидетельствующий, что дело обстоит именно так. Советские и американские эксперты, работающие в общественной организации "Международный фонд за выживание и развитие человечества", длительное время обсуждали проблему: достаточно ли надежны "предохранители" стратегических систем ядерных стран? Поднимались вопросы о ненамеренных и несанкционированных (без ведома командования) пусках и устройствах, автоматически подрывающих такие ракеты. Одним из выводов доклада ученых обеих стран, прозвучавших в конце февраля 1990 г. на пресс-конференции в Национальном клубе печати в Вашингтоне, был следующий: пора снять палец со спускового крючка - отказаться от принципа "запуска по предупреждению", т.е. готовности нанести ядерный удар в случае получения сигналов о том, что противная сторона якобы готовится к нападению. Абсолютно ясно, что "работа" системы ASAT по "выбиванию" российских космических аппаратов CПPH является именно таким сигналом.

Идея мобильной противоспутниковой системы возникла не сегодня. К разработке такой системы США приступили в 1950-х гг., еще до того, как первый американский ИСЗ был выведен на орбиту. Так, например, была теоретически доказана 80%-ная вероятность того, что в подобной системе ракета пройдет не далее 3,7 км от цели. Известно, что объективным критерием теории является практика. Поэтому в октябре 1959 г. с одной из американских авиабаз поднялся бомбардировщик В-47, имея на борту опытную авиационную баллистическую ракету "Болд Орион". На высоте 10.700 м был осуществлен ее пуск в направлении собственного спутника "Эксплорер-6". По появившимся сообщениям, ракета прошла на удалении 6400 м от ИСЗ.

В 1962 г. BMС США провели два аналогичных пуска с истребителя-бомбардировщика F-4 "Фантом". Проведенные эксперименты в какой-то мере укладывались в запланированные параметры. Но, видимо, мера эта была столь неубедительной, что дальнейшие испытания такого оружия на длительное время были заморожены.

Работы по противоспутниковым системам заметно активизировались в 1977-1978 гг. В эти годы теоретически прорабатывались три проекта ракет-антиспутников и ряд проектов лазерного и пучкового оружия противокосмической обороны наземного, воздушного и космического базирования. Однако практического воплощения в жизнь они не получили.

Немного теории без формул. Перехват космической цели с наземной пусковой установки и с самолета в любой момент времени технически очень сложен. Независимость движения места старта перехватчика из-за вращения Земли и движения цели по орбите приводит к несовпадению плоскостей движения перехватчика и цели.

Рис. 3.16

Если географическая широта места старта перехватчика будет больше наклонения орбиты спутника (рис. 3.16), то перехватить его с участка выведения невозможно. При широте места старта меньше наклонения орбиты спутника перехватчик может стартовать только два раза в сутки, когда его наземная пусковая установка оказывается в плоскости орбиты спутника, т.е. когда плоскости движения перехватчика и спутника будут совпадать.

Ликвидация некомпланарности (несовпадения орбит) и расширение диапазона времени запуска перехватчика представляет собой сложную проблему. Для ее решения перехватчик должен обладать практически неограниченным запасом топлива, а его система управления, наземные службы обеспечения полета, математический аппарат принятия решений по траекториям запуска и перехвата - быть громоздкими, обладая при этом высокой надежностью в работе. Но если миниатюризация систем управления - вопрос стремительно развивающегося технического прогресса, то проблемы некомпланарности - это законы физики, "модернизировать" которые без огромных энергетических затрат невозможно.

Изменение наклонения после вывода космического аппарата на орбиту - самая энергоемкая операция. Например, для полета на Луну с территории бывшего СССР требуется меньше топлива, чем для выведения спутника на геостационарную орбиту, хотя последняя более чем в 10 раз ближе к нашей планете. Из всей энергии, затрачиваемой в этом случае на выведение, примерно половина уходит на поворот плоскости орбиты. Вот почему приблизительно одинаковые по массе "лунники" и космические аппараты для исследования поверхности Земли с геостационарной орбиты запускаются одной и той же мощной ракетой "Протон" (а массы объектов, выводимых самой мощной на сегодняшний день ракетой-носителем "Энергия", на траектории полета к Луне составляют 32 т, к Марсу и Венере - до 28 т, а вот на стационарную орбиту вокруг Земли - всего около 18).

Геостационарные спутники проще всего выводить на орбиту со стартовых комплексов, расположенных на экваторе. Здесь особенно велика собственная скорость вращения Земли. Напомню, что окружность Земли по экватору составляет 40.000 км. Материальная точка на экваторе, как и везде на вращающейся планете, делает один оборот в сутки. Разделите 40 тыс. км на 24 ч и получите скорость вращения этой точки - 1666 км/ч или 462 м/с (напомню, что скорость звука в атмосфере - 330 м/с). Таким образом, Земля, как гигантская праща, старается выбросить любой предмет на экваторе. Именно за вычетом этой скорости и нужно разгонять ракету на экваторе для того, чтобы вывести на орбиту искусственный спутник Земли, т.е. 28.000 км/ч (или 8 км/с) минус 1666 км/ч (или 462 м/с). Так как подавляющее число спутников (около 97%) запускается в сторону вращения Земли, используя ее "дармовую" энергию, то все государства стараются расположить свои космодромы ближе к экватору. Для сравнения: при запуске груза одинаковой массы на одну и ту же орбиту мощность двигателей американской РН может быть примерно на 17% меньше, чем нашей ракеты, так как полигон на мысе Канаверал находится значительно ближе к экватору, чем наш Байконур. (А на полюсах эта скорость практически равна нулю).

Вот почему в ноябре 1988 г. для всестороннего обсуждения проекта создания в Австралии международного космического порта в Москву прибыла группа австралийских специалистов. Нас заинтересовал этот проект пустынный мыс Йорк, омываемый Тихим океаном, расположен в нескольких сотнях километрах от экватоpa (100 411 ю.ш.). Это позволит (в ряде случаев до 45%) увеличить грузоподъемность ракет-носителей при выведении спутников на орбиту. Еще один пример. Французская РН "Диамант" с космодрома Хаммагир (31040I с.ш.) может вывести на орбиту с перигеем (наименьшее удаление от Земли) 500 км и апогеем (наибольшее удаление от Земли) 1000 км искусственный спутник массой 70 кг. Этой же ракетой на эту же орбиту с космодрома Куру во Французской Гвиане (Южная Америка), расположенного на 5017I с.ш., можно вывести ИСЗ массой 183 кг, а с Бискарроса (Атлантическое побережье Франции), где для обеспечения безопасности возможен запуск лишь в северо-западном направлении (против вращения Земли), масса КА составит при тех же условиях всего лишь 32 кг. Итак, географическая широта космодрома немаловажное обстоятельство в небесной (вернее, космической) механике. И это в полной мере относится к системе ASAT.

Хотя общие направления работ в области ПКО сохраняются и по сей день, однако в начале 1980-х гг. основной акцент был перенесен на создание авиационно-ракетного противоспутникового комплекса (АРПК) ASAT(Antisatellite), а в перспективе - на лазерные системы поражения спутников. В 1982 г. Директивой президента Р.Рейгана были начаты интенсивные работы по созданию такого комплекса. АРПК "Воут-Боинг" ASAT предназначен для поражения спутников на орбитах с высотами от 185 до 1850 км. (В 1981 г. Объединенный комитет начальников штабов поставил перед разработчиками системы задачу уничтожения спутников на высоких орбитах, включая стационарную).

Комплекс состоит из модифицированного истребителя-бомбардировщика фирмы "Макдоннел-Дуглас" F-15 "Игл" ("Орел"), ракеты-антиспутника, центра управления и наземных комплексов эксплуатации и технического обслуживания (рис. 3.17).

Рис. 3.17

В канун Второй мировой войны авиаконструктор-бизнесмен Джеймс Макдоннел основал в городе Сент-Луисе (штат Миссури) экспериментальную самолетостроительную мастерскую. Сегодня это второй крупнейший поставщик Пентагона, который одновременно проявляет трогательную заботу о его питомцах - в фирме работает около 150 бывших крупных военных чинов.

Двухступенчатая твердотопливная ракета-антиспутник длиной 5,4 м и максимальным диаметром 0,5 м имеет стартовую массу 1200 кг. Максимальная наклонная дальность полета ракеты составляет 1450 км. В ее носовой части расположен небольшой аппарат-перехватчик MHV (в литературе встречаются другие его обозначения - ALMV, MALV, MKV) длиной 46 см, диаметром 30 см и массой 14-16 кг. Его устройство довольно интересно (рис. 3.18).

Рис. 3.18

Аппарат не содержит никакого взрывчатого вещества, так как поражение цели обеспечивается прямым попаданием в атакуемый спутник. Перехватчик представляет собой цилиндрический аппарат, по периферии которого вмонтированы 64 миниатюрных РДТТ. Включение соответствующих РДТТ обеспечивает перемещение аппарата вверх-вниз, влево-вправо, при этом для торможения включаются РДТТ, находящиеся на противоположной стороне по отношению к работающим двигателям.

Бортовое оборудование перехватчика включает микропроцессор, инерциальную систему наведения, действующую на активном участке полета ракеты, восемь ИК-датчиков, систему охлаждения для них и устройство раскрутки аппарата MHV до 20 об/с (для стабилизации полета), которое включается перед отделением его от ракеты. Работа РДТТ должна быть точно согласована по времени с частотой вращения аппарата, чтобы сопла работающих двигателей были ориентированы в нужном для маневра направлении. Для такого согласования в аппарате имеется лазерный гироскоп крена (устройство, позволяющее сохранять неизменными направления осей в пространстве). Это, фактически, высокоточный часовой механизм, отсчитывающий частоту вращения и обеспечивающий данные, на основании которых бортовой процессор определяет, какой РДТТ необходимо включить для перемещения аппарата в нужном направлении. Каждый РДТТ является изделием одноразового действия, поэтому бортовой процессор должен постоянно учитывать уже отработавшие двигатели.

При выполнении боевых пусков предусмотрена такая последовательность действий. Команда на применение комплекса ASAT поступает из Пентагона в штаб NORAD (НОРАД).

В штате Колорадо в районе Скалистых гор расположен город Денвер. Недалеко от него под горой Шайен на глубине более 800 м в бетонных залах (с запасом пресной воды, продуктов, топлива для дизель-генераторов) разместились две "конторы": Центр управления военными операциями в космосе (СПАДОК) и Центр объединенного командования ПВО, ПРО и ПКО североамериканского континента (НОРАД). Совместно они используют Систему космического обнаружения и сопровождения целей (СПАДАКС), которая представляет собой сеть, состоящую из 19 мощных РЛС и девяти электронно-оптических телескопов, развернутую на территории США, Гренландии, Великобритании, Турции, Новой Зеландии, Южной Кореи, Италии, Португалии, Филиппин, а также на островах в Атлантическом, Индийском и Тихом океанах и на специальных американских судах.

Оттуда передаются данные о координатах цели непосредственно в центр управления комплексом АРПК F-15/ASAT, который дает команду на вылет самолета с ракетой-антиспутником (рис. 3.19).

Рис. 3.19

Наземная РЛС сопровождения, руководствуясь постоянно поступающими в нее данными о цели, выводит самолет в точку старта ракеты. Эти же данные постоянно поступают в БЦВМ системы управления ракетой. Сброс ракеты, подвешенной под истребитель-бомбардировщик F-15, происходит на высоте от 15 до 24 тыс. м в точно определенный момент и в точно заданной точке воздушного пространства. Инерциальная система наведения ракеты-антиспутника обеспечивает вывод аппарата-перехватчика в определенную точку космического пространства, где цель может быть захвачена его ИК-датчиками. Аппарат-перехватчик закручивается, а затем отделяется от второй ступени ракеты при скорости примерно 13,7 км/с - кинетическая энергия, выделяемая при соударении его со спутником, имеющим встречную скорость 8 км/с, колоссальна и подобна взрыву.

Первое летное испытание ракеты-антиспутника состоялось 21 января 1984 г. над Тихоокеанским ракетным полигоном. Особый интерес представляет испытание, проведенное 13 сентября 1985 г. Во время испытания ракета-антиспутник была запущена с самолета F-15 на высоте 10.700-12.000 м (точные данные о высоте в печати не приводились) в сторону исследовательского спутника ВВС США R78-1 массой 907 кг, выведенного в 1979 г. на околоземную орбиту высотой 550 км. Как подтвердила наземная аппаратура, аппарат-перехватчик поразил спутник прямым попаданием, при этом одновременно перестали поступать телеметрические передачи со спутника и аппарата-перехватчика. И хотя ученые Национального центра по исследованию атмосферы подчеркивали важность данных, получаемых со спутника R78-l, представители администрации США считали, что результаты, полученные от испытания АРПК ASAT, значительно превышают ценность этих данных.

Тем не менее программа ASAT постоянно подвергается в США резкой критике. Во-первых, не устраивает ее дороговизна. Во-вторых, работы в области СОИ по созданию комплексов лазерного оружия наземного, воздушного и космического базирования полностью перекрывают задачи, стоящие перед АРПК ASAT. Таким образом, противоспутниковая система только дублирует, причем в усложненном виде, новое разрабатываемое оружие. В-третьих, возможности системы АSAT слишком ограничены: первоначальные требования к АРПК предусматривали обеспечение поражения "... не менее 25% из 68 спутников противника, находящихся на низких околоземных орбитах". К середине 1980-х гг. требования к авиационно-ракетной системе ужесточились, однако ее возможности явно отставали от растущих потребностей. Критики системы заявляли: "Запускаемое с самолета противоспутниковое оружие не соответствует современным требованиям Объединенного комитета начальников штабов. В результате оно не сможет обеспечить уничтожение 122 из 175 спутников (т.е. 70%), представляющих потенциальную угрозу". (Кстати, число постоянно находящихся в космосе американских спутников неизменно в 1,5-2 раза больше, чем советских).

Справка. Читателю ясно, что система ASAT, по сути дела, является системой второго поколения противоспутникового оружия Америки. Идя в кильватере гонки вооружений, Советский Союз после появления первых сведений о разрабатываемом АРПК, также приступил к созданию своей противоспутниковой системы. И тут получилось, как в известной поговорке: русские долго запрягают, но быстро ездят. Большой концентрацией усилий благодаря хорошему заделу в ракетно-космических исследованиях в 1983 г. (еще до начала испытаний системы АSAT) такая системa была создана и прошла укороченные испытания. Это позволило в уже известном вам докладе ООСОИ конгрессу США утверждать, что Советский Союз имеет "...единственную в мире действующую систему противоспутниковой борьбы ASAT... и совершенствует все элементы единственной в мире действующей системы ПРО, которая развернута вокруг Москвы". (Система "Сейфгард" в настоящее время находится в частично законсервированном состоянии: противоракеты сняты с боевого дежурства, но РЛС PAR полностью задействованы в системе ПРН).

Учитывая дестабилизирующий характер нового оружия, Советский Союз 6 августа 1983 г. объявил мораторий на вывод в космос (в том числе и на испытательные запуски) любого противоспутникового оружия.

После боевого пуска по спутнику R78-1 конгресс США запретил дальнейшие испытания системы ASAT. Окончательное решение о прекращении развития программы противоспутниковой системы, рассчитанной на завершение испытаний и оснащение 40 истребителей-бомбардировщиков F-15 ракетами-антиспутниками, принято конгрессом в 1988 г. Это первая победа американского и советского народов в деле предотвращения гонки космических вооружений.

Итак, мы рассмотрели первую из военно-технических программ (и даже с небольшим "довеском"), связанную с разработкой перспективной техники по программе СОИ. Причем кратко описаны лишь некоторые, наиболее вероятные на сегодняшний день технические проекты, которые отражены в докладе ООСОИ конгрессу США. Многие фирмы и научно-исследовательские организации предлагают иные идейные и технологические подходы к созданию техники обнаружения, сопровождения, распознавания и целеуказания для различных эшелонов ПРО. Поэтому техническое совершенствование еще не существующих "живьем" систем обнаружения продолжается.

"Экзотическая семейка"

К видам оружия, за которыми уже прочно закрепилось название "экзотическое", относятся лазерное, пучковое, микроволновое и ЭМИ-оружие. Лазерное и пучковое создаются в рамках второго раздела программы СОИ оружия направленной энергии - DEW. В настоящее время разрабатываются по проекту SBL лазеры космического, а по проекту GBL - наземного базирования. Особое место в программе "звездных войн" занимает оружие направленной энергии с ядерной накачкой - лазеры, размещаемые в космосе. Они объединены проектом NDEW. Оружие на пучках нейтральных частиц, разрабатываемое по проекту NPB, может быть расположено как на Земле, так и в космосе. Похоже, что микроволновое и ЭМИ-оружие, рассчитанные на базирование в космосе, создаются в порядке "инициативы", поэтому не имеют собственных программ. Все перечисленные виды нового "экзотического" оружия могут быть распределены в любом из эшелонов новой ПРО (конечно, в зависимости от возможности его эффективного применения).

В настоящее время в интересах создания перспективной системы ПРО исследуются несколько типов лазеров. Прежде чем описывать их конструкции и возможности, кратко напомним принципы действия простейших лазеров. (Laser это первые буквы английской фразы, в переводе на русский означающей усиление света с помощью вынужденного излучения).

Кое-что из истории. В оптических квантовых генераторах (лазерах) используются законы взаимодействия излучения и вещества. Еще в 1915 г. Альберт Эйнштейн теоретически доказал, что при таком взаимодействии возникают: поглощение веществом квантов излучения (фотонов); спонтанное (самопроизвольное, неодновременное и независимое друг от друга) излучение квантов частицами вещества; индуцированное излучение, т.е. излучение квантов (фотонов) веществом, вызванное внешним излучением. И если первые два процесса нам хорошо знакомы из повседневной жизни (фосфор, светящийся ночью на стрелках часов, светящиеся гнилушки в лесу), то последний удалось реализовать только в 1960 г., когда в Америке на кристалле синтетического рубина Т.Мейманом был создан импульсный лазер, излучавший красный свет.

Идеи, воплощенные в новом приборе, были разработаны многими учеными мира. Однако наиболее выдающихся результатов одновременно достигли советские ученые Н.Г. Басов и А.М. Прохоров и американский физик Ч. Таунс, которым академия наук Швеции в 1964 г. присудила Нобелевские премии по физике.

Кое-что из теории. Принцип действия оптических квантовых генераторов, как и все гениальное, довольно прост. Известно, что атом вещества состоит из множества частиц: положительно заряженного ядра (протонов и нейтронов) и вращающихся вокруг него на различно удаленных орбитах отрицательно заряженных электронов. В целом положительный заряд ядра уравновешивается отрицательными зарядами электронов, поэтому обычный атом нейтрален. Известно также, что чем дальше удалена орбита электрона от ядра, тем большим запасом энергии обладает этот электрон( вспомните описание преимущества в энергии тела, находящегося на экваторе Земли и на полюсах).

При сообщении атому энергии извне, например, при облучении его светом, электроны могут переходить на другие, более удаленные от ядра орбиты. Естественно, их энергия станет больше. Иначе можно сказать, что под воздействием внешних сил (источника накачки, например, при протекании электрического тока или при облучении внешним источником света) электроны переходят на более высокие энергетические уровни. Переход электрона с близкой орбиты на более удаленную сопровождается поглощением кванта энергии. Наоборот, возвращение его с удаленной орбиты на более близкую (или свою "родную") сопровождается выделением одного кванта энергии излучения, частота которого определяется радиусами тех двух орбит, между которыми совершается переход электрона (рис. 3.20).



Рис. 3.20

Жизнь иона на верхнем уровне коротка - всего лишь 2Е-7 с. Особенность лазерного вещества, в котором происходят описанные процессы, такова, что переход электрона с удаленной орбиты в исходное (основное) состояние происходит ступенчато, причем электроны "скапливаются" на более длительное время (2Е-3 с) на промежуточном энергетическом уровне. Переход электрона на основной (невозбужденный) уровень происходит под действием внешнего излучения и сопровождается индуцированным излучением: мы имеем усиление света (рис. 3.21).

Рис. 3.21

Рис. 3.22

Твердотельный лазер (рис. 3.22) на первый взгляд, устроен совсем просто. Активным (или рабочим) телом, в котором происходят описанные процессы, является бесцветный кристалл окиси алюминия - корунд Al2O3. При выращивании его некоторое число ионов алюминия замещается ионами хрома (до 0,07% массы) и корунд превращается в рубин - кристалл розовато-красного цвета. Именно ионы хрома и являются стимуляторами генерации света, возникающего в рубиновом стержне. Особенности оптических квантовых генераторов (ОКГ) состоят в том, что частота, поляризация и направление излучаемых фотонов в точности соответствуют тем же параметрам фотонов внешнего излучения. Это достигается резонансной системой, состоящей из зеркал (или отполированных, а иногда и посеребренных поверхностей) на концах стержня. Они служат для того, чтобы часть излучаемой световой энергии все время оставалась внутри активного вещества, вызывая вынужденное излучение все новыми и новыми атомами. Одно из зеркал полупрозрачно. Часть световой энергии пройдет через него и выйдет долгожданным лучом лазера.

Часть энергии отразится в рубин, дойдет до непрозрачного зеркала, отразится от него и, вновь усиливаясь в активном теле, дойдет до полупрозрачного зеркала, давая новый луч. Но из всего спектра частот внешнего источника лишь одна усиливается активным телом. Например, у рубинового лазера эта частота соответствует красному цвету. Так работают все твердотельные ОКГ.

Энергия, развиваемая лазерами, может быть огромна. Например, при мощности рубинового лазера 10 кВт, работающего на длине волны 0,7 мкм, плотность энергии в середине пучка достигает 10Е12 Вт/см2. Для сравнения можно напомнить, что на поверхности Солнца плотность излучаемой энергии не превышает 10Е4 Вт/см2. Таким образом, теоретически ОКГ, по сравнению с Солнцем, может создавать в 100 млн раз большие плотности излучаемой энергии. На практике же разогрев вещества с его последующим плавлением наступает при плотностях мощности излучения лазера около 10Е7 Вт/см2, а при 10Е8 - 10Е12 Вт/см2 - начинается процесс испарения вещества (рис. 3.23).

Рис. 3.23

Но твердотельные ОКГ в отличие от химических лазеров сравнительно маломощны. Особенность последних, а именно их решено использовать в программе СОИ, состоит в том, что возбуждение происходит не на атомарном, а на молекулярном уровне. Уникальность этих лазеров в том, что система энергетических уровней, создаваемая в результате химических реакций, возбуждает сама себя (рис. 3.24).

Рис. 3.24

Иногда для индуцирования и усиления излучения применяют и внешнюю энергию в виде света, электрического разряда или даже взрыва. Но во всех случаях первоначальное повышение энергетического уровня в таких лазерах происходит в результате химической реакции.

Коэффициент полезного действия химических лазеров, т.е. отношение выходной энергии луча к подводимой энергии, достаточно высок и составляет для ОКГ, работающих в импульсном режиме, 15-20%. Так, лазер, использующий в качестве активного тела смесь газов дейтерия, фтора, двуокиси углерода и гелия, возбуждаемую искровым зарядом, показал КПД около 20% при излучении энергии 20 кДж. Эта энергия получена при сжигании одного литра компонентов смеси.

Сложность создания химических лазеров состоит в том, что если реакция молекул прошла, то второй импульс возможен лишь после того, как камера, в которой происходила реакция, будет перезаряжена новой смесью. Поэтому ограничивающими факторами в химических ОКГ являются скорость смешивания молекул и скорость протекания реакции. Немаловажной является и проблема отвода избытка теплоты, образующейся в процессе реакции.

Уникальное достоинство лазерного оружия - практически мгновенное достижение и поражение цели, в связи с чем она не имеет времени на выполнение маневров уклонения - давно привлекало американских военных. Так, еще в 1983 г. ВМС США провели серию испытаний по перехвату воздушных мишеней ВQМ-34А с помощью лазера на двуокиси углерода мощностью 400 кВт. Лазер, излучавший на волне 10,6 мкм, был установлен на борту самолета (рис. 3.25).

Рис. 3.25

Мишени запускались с Тихоокеанского ракетного испытательного центра (Пойнт-Мугу, штат Калифорния) и на небольшой высоте в тридцати километрах от побережья имитировали атаку надводного корабля. Радиоуправляемый, почти полуторатонный беспилотный самолет BQM-34A выводился на цель по профилю противокорабельной ракеты с настильной траекторией полета над водной поверхностью. В одном испытании мишень была поражена, в других - получила повреждения.

Эти и другие эксперименты с мощными лазерами позволили рассматривать их как потенциальное оружие для самолетов-бомбардировщиков нового поколения, разрабатываемых по программе "Стелтс", систем противовоздушной обороны, а также для применения в различных боевых наземных и космических комплексах в рамках программы "звездных войн".

SBL - проект по созданию лазеров космического базирования видится американским ученым на основе хорошо изученных химических ОКГ. При этом учитываются относительная простота создания таких устройств, а также экономические и производственные преимущества модульной конструкции. (Так, соединение в один блок шести химических лазеров позволило в лабораторных условиях создать высокоэнергетический луч и продемонстрировать возможность использования этого принципа в системе ПРО). В качестве активного тела в таких лазерах предполагается использовать смесь газов водорода и фтора. Полагают, что такой лазер может быть смонтирован на орбитальной, полностью автономной космической платформе, способной поражать цели быстронастраиваемым лучом ИК-лазера большой мощности (длина волны 2,7-3 мкм). Лазерные БКС смогут поражать цели на значительном участке их полета: от высот 20-30 км (верхняя кромка облачности) и далее на всей траектории полета в космосе. Достоинством таких лазеров является и то, что они смогут обеспечивать в неполном режиме мощности интерактивную селекцию целей, уничтожая при этом простые ложные цели (например, баллоны) и определяя ранее описанными методами тепловые характеристики или изменение скорости полета более сложных ложных целей.

Первый лазер на фтористом водороде был создан в 1964 г. Позже, в 1985 г., испустил первый луч химический ОКГ мегаваттной мощности на фтористом водороде, созданный по программе "Альфа". Именно он и явился базовой моделью будущего боевого лазера космического базирования.

Один из способов описанного принципа действия химических лазеров на практике реализуется с помощью сопел Лаваля - своеобразных реактивных двигателей (рис. 3.26).

Рис. 3.26

В них фтор и водород подаются в камеру сгорания, где химическая реакция между ними возбуждается электроразрядом. В результате реакции (при температуре свыше 1000 гр.С) образуются молекулы фтористого водорода, которые через сопла Лаваля ускоряются до сверхзвуковых скоростей (1,5-1,8 км/с).

Далее при расширении газового потока (а это сопровождается резким охлаждением) происходит излучение световой энергии. Длина волны излучения зависит от чистоты исходных продуктов и качества образования рабочей смеси. По сообщениям прессы, это от 2,6 до 3,6 мкм. Конечно, нагрев конструкции такого лазера значителен, так как в результате реакции 1 кг исходных продуктов выделяется 1,1 МДж тепловой энергии. (Правда, значительный "сброс" теплоты осуществляется вместе с уходящими газами). Химические лазеры, построенные по указанной схеме, являются разновидностью молекулярных газовых ОКГ. Их еще называют газодинамическими. Это самые мощные из существующих лазеров. Однако их КПД очень мал - всего лишь 4-5%.

При создании боевых космических станций предстоит решить множество сложных технических проблем. Наиболее "простой" из них является охлаждение камеры сгорания, так как выделение теплоты будет огромно, учитывая, что масса топливных смесей и выпускных газов в лазерах "Альфа" составляет десятки килограммов в секунду. Поэтому создается система охлаждения лазера с расходом хладагента (например, жидкого азота с температурой -196 гр.С) в сотни литров в одну минуту.

К таким же проблемам относятся методы управления газовым выхлопом лазера, которые, однако, можно проверить только в космических полетах. Фтористый водород и другие газы во время работы химического HF-лазера будут выбрасываться в открытый космос. Мало того, что нужно создать уравновешивающий момент для предотвращения закрутки БКС (для этого потребуются запасы топлива к корректирующим двигателям, сравнимые с массой рабочей газовой смеси самого лазера), но необходимо также исключить загрязнение (или даже порчу) оптики и других элементов при распределении газов вокруг космической платформы. Кроме того, выхлоп отработанной смеси создает сильные вибрации орбитальной платформы, что затрудняет фокусировку луча на цели.

К сложным проблемам, которым в настоящее время уделяется большое внимание и на решение которых выделяются значительные ассигнования, относятся:

- управление излучением. Лазерная система должна иметь средство для ответвления части излучения с целью анализа волнового фронта. Проще говоря, средство для мгновенного изучения "дороги" к цели и препятствий на ней, так как даже в космическом вакууме много космической пыли, микрометеоритов, отдельных атомов некоторых газов и т.д. Все это может отклонить луч БКС от цели и снизить эффективность ее работы. Это необходимо для коррекции формы зеркал, управляющих волновым фронтом, т.е. световым лучом. Разработан проект и небольшого дополнительного лазерного локатора точного наведения на цель, который будет одновременно выполнять и рассматриваемую функцию;

- создание деформируемых зеркал, необходимых для изменения волнового фронта излучения. В прорабатываемых проектах лазерных БКС зеркала, фокусирующие луч на цель, могут быть монолитными или деформируемыми. При применении монолитных зеркал для сведения лучей в точку на цели, расстояние до которой постоянно меняется, необходимо с огромной точностью "двигать" само зеркало или иметь перед ним фокусирующую линзу. И то и другое технически очень сложно. Более перспективным в этом плане являются деформируемые зеркала, состоящие из отдельных сегментов. Безусловно, управление каждым отдельным сегментом с помощью электромеханического привода - тоже непростая техническая задача, однако именно по этому пути пошли американские ученые.

Несмотря на то, что лазерный луч является самым тонким и узким в окружающей нас природе, однако и в нем фотоны не распространяются параллельно, а расходятся по известному закону оптики: с увеличением расстояния в два раза плотность светового потока уменьшается в четыре раза (рис. 3.27).

Рис. 3.27

По мнению профессора А. Картера, даже при выходной мощности лазерного оружия 12 МВт мощность облучения каждого квадратного сантиметра поверхности цели в зоне пятна на удалении 4000 км составит примерно 100 Вт. Поскольку 1 Вт представляет собой мощность, при которой за 1 с совершается работа в 1 Дж, то в течение 10 с на облучаемую поверхность цели будет воздействовать энергия излучения плотностью 1 кДж/см2. Однако американские ученые считают, что современные МБР выдерживают воздействие поверхностной плотности потока лазерного излучения 0,4-2 кДж/cм2. При установке перемещающегося (в зависимости от зоны нагрева лазерным излучением) защитного экрана, например, из графита толщиной 1 см, корпус ракеты способен выдержать плотность потока тепловой энергии в 20 кДж/см2. Перспективные ракеты, имеющие по всей длине покрытия на основе углепластиков, еще более неуязвимы. Так как коэффициент теплопроводности таких материалов почти в 1000 раз ниже, чем у алюминия, то слой покрытия эффективной толщиной 0,5 г/cм3 (около 3 мм) выдерживает тепловую нагрузку лазерного излучения порядка 30 кДж/см2.

Поистине уникальными оказались покрытия из так называемых "вязких" углепластиков. В конструкции покрытия применен принцип сообщающихся сосудов. Испаряясь под воздействием энергии "экзотического" оружия в одном месте, "рана" мгновенно заполняется новой (поступающей взамен испаренной) "вязкой" массой, восстанавливая утраченные защитные свойства. Такие оболочки, как в волшебной сказке, способны залечивать раны, полученные от "ожога" лазера или радиационного удара пучком нейтральных частиц. Конечно, масса "вязкого" продукта при длительном воздействии излучения будет убывать (и, соответственно, уменьшается толщина слоя покрытия всей ракеты), но тут выручает другое замечательное качество нового вещества: испарившаяся масса создает защитное облако, химический состав которого не позволяет пробиться через него лазерному лучу и сильно ослабляет поток разогнанных до околосветовой скорости нейтральных атомов водорода. Но и это еще не все. Под воздействием радиолокационного облучения в оболочке происходят определенные процессы, и на экране РЛС регистрируется весьма неопределенная "мерцающая" отметка, ничем не напоминающая летящую МБР.

Вот почему так велика роль зеркал, фокусирующих излучение в точку на цели в зависимости от среды распространения луча и постоянно изменяющегося расстояния до нее. И снова бериллиевые зеркала занимают здесь не последнее место. Достигнуты определенные успехи и в создании деформируемых (адаптивных, т.е. приспосабливающихся) зеркал, причем сегменты зеркала были изготовлены в большом автоматизированном процессе полировки, что существенно облегчит в последующем серийное изготовление высокоточной оптики.

Ведущие американские корпорации предлагают различные способы создания крупногабаритной оптики для лазерного оружия. Так, фирмы "Корнинг Гласс", "Перкин-Элмер", "Итек" и "Истман Кодак" предложили план создания зеркала диаметром 4 м. Научно-исследовательский центр фирмы "Юнайтид Текнолоджиз" предложил построить легкое зеркало диаметром 10 м. По расчетам, корпус зеркала может быть изготовлен на основе стеклянной матрицы, упрочненной графитовыми волокнами. В качестве отражающего покрытия предполагается применить осаждаемое посредством испарения кремний-органическое соединение. Расчетная стоимость постройки зеркала составляет 87,5 млн долларов (в ценах 1981 г.).

Вы обратили внимание на гигантские диаметры зеркал? Изготовление таких зеркал - процесс трудоемкий и не допускающий ошибок. А ведь уменьшение диаметра зеркала позволяет уменьшить массу лазерного оружия. Например, уменьшение диаметра с 17 до 12 м позволяет снизить массу станции в два раза. На практике можно обеспечить даже большее снижение массы, поскольку зеркало меньшего диаметра может иметь меньшую толщину при достаточной механической прочности.

Зачем же делают зеркала таких размеров? На этот вопрос сухо, но убедительно отвечает формула q = 1,22l/D, или, упрощая q = l/D.

Здесь q - ширина (или угловой раствор) луча, рад; l - длина излучаемой волны, мкм; D - диаметр зеркала-излучателя, см.

Изменить частоту генерации конкретного химического лазера практически невозможно. Поэтому единственный способ сузить луч - это увеличить диаметр зеркала. Вот почему в одном из проектов "абсолютно мирной" организации НАСА усилия ученых направлены на создание изменяющегося по форме (и, стало быть, изменяющего фокусное расстояние в зависимости от дальности до цели) складного гигантского зеркала (рис. 3.28).

Рис. 3.28

Сверхзадача, стоящая перед американскими учеными, - уложить зеркало в грузовой отсек МТКК "Спейс Шаттл" при транспортировке его на орбиту и, конечно, обеспечить его раскрытие и длительную эксплуатацию в нелегких космических условиях. (Кстати, в 1978 г. в Советском Союзе был создан сегментный отражатель для астрофизического телескопа диаметром 1,2 м. По сообщениям прессы, это далеко не предел. Наши ученые, используя этот отражатель в качестве прототипа, надеются создать мирный телескоп и заглянуть с его помощью в глубь Галактики. Однако американские специалисты сразу высказали мысль о том, что такой "...крупный отражатель необходим для дальнобойных лазерных систем оружия космического базирования").

Как следует из формулы, сузить луч можно с помощью лазера, работающего на меньшей длине волны, что наглядно демонстрирует диаграмма на рис. 3.29.

Рис. 3.29

И еще одна закономерность квантовой энергетики - чем выше частота излучения (т.е. меньше длина волны), тем больше энергии передается (при одинаковой мощности лазера) в единицу времени. Вот почему американские ученые "бьются" над проблемой создания рентгеновского лазера.

Успешно решаются проблемы автоматического изменения положения сегментов в площади всего зеркала, а также нанесения многослойных диэлектрических покрытий на них с высоким коэффициентом отражения, выдерживающих очень большие нагрузки излучения. По сообщениям печати, не вызывает сомнений и успешное решение проблемы охлаждения таких зеркал. В настоящее время прорабатываются вопросы соединения отдельных НF-лазеров в модули (блоки) для увеличения общей излучаемой мощности, а также компоновки всех элементов лазерного оружия на боевой космической станции.

Химический лазер космического базирования "Альфа" в настоящее время находится в стадии окончательной сборки. Однако излучаемая им энергия при наземных испытаниях в большей вакуумной камере, имитирующей космическое пространство, пока на порядок (т.е. в 10 раз) меньше уровня энергии, необходимой для поражения МБР на активном участке траектории. Ожидается, что эти испытания подтвердят возможность увеличения энергии до уровня боевого применения.

Безусловно, что из перспективных систем космического базирования оружия направленной энергии наилучшими характеристиками с точки зрения энергоемкости обладают химические лазеры. Если значение 100 Дж/г принять за необходимую величину для разрушения тонкостенных корпусов МБР (это и является удельным энерговыделением смеси Н2 и F2), то расчеты показывают, что на каждый выстрел уходит 2 т химического топлива. Для гарантированного уничтожения МБР следует произвести 2-3 выстрела. Так как масса БКС должна превышать массу химического топлива как минимум в 2 раза (а с учетом расхода топлива на удержание БКС в направлении цели - создание реактивного противомомента вращению во время истечения газов при выстреле - в 3 и более раз), то на каждый выстрел придется дополнительно 6 т массы боевой станции. Таким образом, для поражения только одной цели в космос необходимо вывести 12 т. Поэтому масса реальной БКС с химическим лазером на борту, рассчитанная на уничтожение множества целей, исчисляется тысячами тонн.

Структура проекта SBL организационно разделена на временные этапы (рубежи). Решение о создании опытного образца боевого космического лазера на основании результатов его демонстрации предполагалось принять на Рубеже 1 в начале 1992 г. Принятие решения по Рубежу 2 о начале полномасштабной разработки БКС планировалось в середине 1990-х гг. Этап полномасштабной разработки завершится демонстрационными наземными и космическими испытаниями в рамках программы "Зенит Стар". Во время эксперимента БКС с лазером (или блоком лазеров) "Альфа" будет осуществлять захват, сопровождение и наведение высокоэнергетического луча на групповые и одиночные объекты, включая стартующие твердо- и жидкотопливные ракеты, а также мишени с измерительными приборами, имитирующие боеголовки на среднем участке траектории.

В соответствии с планами ООСОИ предполагается испытать БКС с мощностью излучения 5 МВт, дальностью действия 5000 км и диаметром оптической системы 4 м. По одному из вариантов боевого применения, 18 таких БКС следует развернуть на трех полярных орбитах высотой 1300 км (по шесть станций на каждой), что обеспечит перекрытие территории потенциального противника (рис. 3.30).

Рис. 3.30

Каждая станция этого типа, защищенная от поражающих факторов ядерного взрыва, может до 1000 раз излучать поражающий импульс света и уничтожать любые цели в заштрихованной зоне. При этом одна станция обеспечивает перекрытие около 10% земной поверхности, или 50 млн км2.

Рис. 3.31

Длина лазера на фтористом водороде 6-8 м, а масса БКС - около 17 т (рис. 3.31).

В передней секции такого лазера установлен большой расширитель луча, включая адаптивное зеркало, разработанное по проекту LAМР, и лазерный локатор системы обнаружения, сопровождения и наведения на цель (разработан по проекту ATP/FC). Большое легкое сегментное зеркало состоит из отражающих элементов, приводов для точного контроля формы зеркала, приводов сегментов, датчиков и электронных узлов, необходимых для активного контроля поверхности зеркала в условиях резких тепловых деформаций. Задняя секция состоит из лазера "Альфа" и системы управления лучом.

На излучение одного поражающего импульса требуется примерно от 25 до 50 кг смеси газов. Массогабаритные характеристики лазера позволят выводить его на орбиту в грузовом отсеке МТКК "Спейс Шаттл". Общая расчетная стоимость этой БКС составляет 10 млрд долларов (включая 3,6 млрд долларов на проведение НИОКР). Считается, что впоследствии в результате достижений в области технологии изготовления сопл возможно увеличение мощности лазера до 10 МВт. Однако и этой мощности может не хватить для поражения целей: по некоторым зарубежным оценкам, для работы в рамках СОИ мощность лазерных БКС должна быть увеличена на три порядка, т.е. в 1000 раз. (Этот разрыв в мощности сегодня практически не поддается уменьшению за счет увеличения объема резонатора (камеры сгорания), которое приводит к оптической неоднородности луча в сверхзвуковом потоке большого поперечного сечения).

По расчетам некоторых зарубежных военных экспертов, для перехвата 1000 МБР потенциального противника потребуется развернуть систему из 25 БКС. В этом случае для уничтожения каждой МБР потребуется 10-20 с. При использовании противником всего наступательного потенциала (по зарубежным данным, в СССР на середину 80-х годов насчитывалось 1440 МБР наземного базирования, 950 БРПЛ и 156 стратегических бомбардировщиков) для эффективной защиты потребуется 100 орбитальных боевых станций, каждая из которых должна нести лазер значительно большей мощности (около 25 МВт) с зеркалом диаметром 15 м. Только в этом случае они смогут уничтожить в первом эшелоне ПРО до 1000 одновременно запускаемых перспективных МБР противника, выдерживающих воздействие энергии с плотностью лазерного излучения 10-20 кДж/см2.

Известно несколько механизмов воздействия лазерного излучения на корпус цели. Традиционен и всем понятен механизм нагрева обшивки КА энергией луча, сосредоточенной на небольшой площади. Даже не удерживаемый в одной точке, а скользящий по внешней поверхности боеголовки луч достаточно мощного лазера может создавать в теплозащитном слое внутренние трещины, распространяющиеся в направлении его движения. Это чревато тем, что при воздействии огромных температур и перегрузок снижающаяся в плотных слоях атмосферы боеголовка может оказаться "в неглиже", т.е. оголенной до металла. Дальнейшее понятно - окружающая температура наверняка выведет автоматику подрыва ядерного заряда, если вообще не разрушит эту, теперь уже хрупкую и беззащитную алюминиевую скорлупу.

В литературе рассматривается и другой, более неожиданный для восприятия механизм "работы" лазерного луча. При достаточно высокой поверхностной плотности лазерного излучения (порядка нескольких мегаватт на квадратный сантиметр достигнутой, например, импульсными лазерами на двуокиси углерода) может происходить мгновенное испарение части ТЗП и превращение ее в облачко высокотемпературной плазмы (рис. 3.32).

Рис. 3.32

Это далеко не безобидное облачко, так как образовалось оно практически мгновенно, т.е. в результате своеобразного взрыва. И действует оно в дальнейшем, ничем не отличаясь от взрыва, - ударная волна, образующаяся при расширении облачка направлена равномерно во все стороны. И в сторону боеголовки тоже. Давление же в ней может достигать 9,8х10Е5 Па, в результате чего ТЗП и корпус боеголовки могут быть пробиты (на небольшой площади) до последующего расплавления лазерным лучом. Если же при этом будет задето обычное взрывчатое вещество, которое входит в состав ядерной боеголовки, то от нее останутся только воспоминания. Но и с "дыркой" в боку боеголовка не боец - разрушение ее в плотных слоях атмосферы предрешено.

В рамках программы СОИ предложены и другие проекты химических лазеров космического базирования. Так, по расчетам профессора А. Картера, для надежной защиты Америки необходимо развернуть 160 БКС на 32 орбитах. Химические НF-лазеры этих БКС должны иметь выходную мощность 20 МВт при диаметре зеркала 10 м. В результате применения высококачественного зеркала диаметр пятна на цели, находящейся на удалении 4000 км, составит 1,2 м, а это значит, что мощность облучения каждого квадратного сантиметра поверхности в зоне пятна составит 1,5 кВт. Чтобы обеспечить воздействие на цель лазерного луча с поверхностной плотностью 10 кДж/cм2,что, по мнению профессора, достаточно для разрушения обшивки МБР, необходимо удерживать пятно на ракете в течение 6,6 с (10.000 : 1500 = 6,6). По расчетам, при дальности до цели в 2000 км для поражения тонкостенной твердотопливной МБР потребуется 1,6 с.

Предлагался к рассмотрению и вариант химического лазера мощностью 25 МВт, работающего в средней ИК-области спектра, с зеркалом диаметром 15 м (рис. 3.33).

Рис. 3.33

Масса БКС с таким лазером будет составлять 100 т, продолжительность рабочего цикла лазера - 100 с.

Весьма перспективными считаются лазеры, работающие на смеси газов дейтерия и фтора. В результате химической реакции между этими газами образуется фтористый дейтерий, молекулы которого излучают в диапазоне длин волн 3,6-4 мкм.

Рис. 3.34

Особый интерес к нему объясняется тем, что лучи этих длин волн практически не поглощаются атмосферой (рис. 3.34), поэтому такие лазеры - реальные кандидаты на космическое базирование в первом эшелоне обороны ПРО. Они также могут быть использованы и в качестве наземных боевых лазерных комплексов.

На полигоне Уайт-Сэндс (штат Нью-Мехико) создан комплекс для отработки высокоэнергетических лазеров. 6 сентября 1985 г. здесь был испытан крупногабаритный химический HD - лазер МИРАКЛ с выходной мощностью 2,2 МВт. Мишенью для испытаний послужила неподвижно закрепленная на земле пустая вторая ступень жидкостной МБР "Титан-1". Для моделирования условий полета баки ступени были надуты сжатым газом, а ее корпус (видимо, для придания убедительности и целенаправленности испытаний) имел окраску и маркировку, принятую в Ракетных войсках стратегического назначения Советского Союза. Лазерная установка находилась на расстоянии 1 км от цели и облучала ее неподвижным лучом в течение 12 с. Вследствие сильного нагрева металл стенок "потек", и под воздействием избыточного внутреннего давления ступень ракеты взорвалась. Бывший в то время руководитель ООСОИ (упомянутый доклад конгрессу является последним для Дж. Абрахамсона в связи с истечением установленного пятилетнего срока пребывания государственного чиновника на одном посту) с удовольствием комментировал, что лазер "... разнес эту штуку буквально на куски".

В качестве претендента на место в орбитальной обойме боевых космических станций рассматриваются и эксимерные лазеры, обладающие мегаваттной мощностью. Такие лазеры - разновидность коротковолновых химических лазеров. В них применяют различные газовые смеси: фтористый аргон, хлористый криптон, фтористый криптон, хлористый ксенон, фтористый ксенон. Эти лазеры обладают большей мощностью и позволяют использовать зеркала меньших диаметров, так как имеют меньшую длину излучаемой волны. Так, считается, что при одинаковых размерах зеркала дальность поражения эксимерных лазеров, по сравнению с НF-лазерами, больше примерно в 10 раз.

Эксимерные лазеры относятся к импульсным лазерам, в которых рабочим телом являются нестабильные возбужденные состояния соединений инертных газов. После снятия возбуждения (путем испускания фотона) эти соединения распадаются. Инициатором возбуждения может служить пучок электронов электрического разряда, который и разогревает газовую смесь. КПД таких лазеров составляет 5-6% и может быть увеличен до 10%. Недостатком эксимерных лазеров является сложная система накачки, задача которой обеспечить мощность пучка электронов порядка сотен гигаватт с частотой повторения десятка герц. Размещение накопителей энергии такой мощности в космосе - задача отдаленной перспективы. Сегодня же создание таких накопителей приведет к неприемлемому увеличению массы БКС.

В рамках программы СОИ разрабатывается экспериментальный эксимерный лазер ЕMRLD, работающий в импульсном режиме. Учитывая описанный ранее механизм воздействия лазерного луча на цель, считают, что импульсные лазеры должны иметь значительно большую эффективность поражения, чем лазеры с непрерывным излучением.

"... Все перемены, в натуре случающиеся, такого суть состояния, что сколько чего у одного тела отнимается, столько присовокупится... Сей всеобщий, естественный закон простирается и в самые правила движения: ибо тело, движущее своею силою другое, столько же оныя у себя теряет, сколько сообщает другому, которое от него движение получает". Так сформулировал будущий закон сохранения материи и движения в середине века Михаил Васильевич Ломоносов - человек, который, по образному выражению А.С. Пушкина, был "первым нашим университетом".

Известный в наши дни как закон сохранения энергии он имеет самое непосредственное отношение и к боевым космическим станциям, создаваемым по программе СОИ.

Считается, что из ничего и получишь ничего. Сказано с точностью до наоборот. Много можно получить из ничего, стоит только правильно применить названный закон. Примеры? Их тысячи окружают нас. Рассмотрим один из них, непосредственно касающийся выгод использования лазеров, работающих в импульсном режиме.

Если бы лазер излучал постоянно на определенной мощности в течение определенного времени, то выделил бы определенное количество энергии. Однако это же количество энергии можно получить в очень короткий промежуток времени при той же подаваемой мощности. Так работают импульсные радиолокационные станции, и не приходится удивляться тому, что мощность дизель-генератора такой станции всего лишь 100 кВт, а излучаемая ею мощность измеряется мегаваттами. В данном случае "модернизация" закона сохранения энергии выражается формулой

PT= Pимп t

Рис. 3.35

Попробуем "рассмотреть" ее внимательнее (рис. 3.35). Пусть постоянно излучаемая мощность Р составляет 1 Вт. Естественно, что в одну секунду такой лазер излучит 1 Вт энергии. Но если эту же энергию излучить в миллионную долю секунды, то общий баланс существенно не изменится. Из предыдущей формулы получим, что

Pимп = РТ = 1Вт х 1с = 1.000.000 Вт = 1МВт

Таким образом, как и везде в технике, теряя в одном (равномерном воздействии светового потока на цель), мы выигрываем в другом (мгновенном импульсе той же энергии). В быту это происходит на каждом шагу. Вспомните, как нелегко "вгрызаться" электродрелью в бетонную стену квартиры. Сделав дырку, вы израсходуете массу энергии: электрической, мускульной и тепловой - нагрев сверла и самой стены. Умножьте это на время сверления и получите проделанную работу. Но по закону сохранения энергии ровно столько же энергии будет потрачено, если эта же дырка будет сделана в мгновенье ока с помощью лазеpa. При этом работа будет совершена одна и та же. И тут главная техническая проблема - добиться излучения как можно в более короткое время. Вот почему ОКГ, работающие в импульсном режиме, рассматриваются за рубежом как перспективное средство для создания космического оружия.

Важнейшим элементом эффективности применения лазерного оружия в космосе является прицеливание и удержание луча на одной точке поверхности цели. Поэтому особое внимание американскими специалистами уделяется разработке высокоэнергетической лазерной системы обнаружения, наведения и сопровождения для БКС. Такая система создается ВВС США по программе "Тэлон Гоулд" ("Золотой башмачок"). При наземных испытаниях в рамках эксперимента "Тэлон Гоулд" продемонстрирована способность нацеливания луча с очень высокой точностью. Следующая задача в этой области - сделать то же самое в космосе, и на 1992 г. запланирован эксперимент в рамках программы "Старлэб" на борту МТКК "Спейс Шаттл". В этом эксперименте будет предпринята попытка добиться точности прицеливания, "эквивалентной такой ситуации, при которой лазер, включенный высоко над небоскребами Нью-Йорка, должен поразить волейбольный мяч на побережье Калифорнии" (рис. 3.36).

Рис. 3.36

В 1990 г. по проекту LOWKATER (легкий блок с активной системой сопровождения кинетического оружия) начата постройка лазерного локатора на двуокиси углерода с номинальной мощностью 100 Вт, массой 250 кг и габаритным объемом 1,5 м3. Считают, что локатор способен обеспечить точные замеры дальности и скорости малоразмерных целей, находящихся на удалении до 1000 км, и крупных целей - на удалении до 3000 км. Локатор также сможет обеспечить селекцию боеголовок среди ложных целей при их развертывании с РГЧ. Ожидалось, что локатор будет готов в середине 1990-х годов.

Процесс прицеливания достаточно эффективно может быть затруднен действиями противоборствующей стороны. Известно, что одной из главных задач, "стоящей" перед стартующей МБР, является выход в расчетную точку космического пространства (с определенным углом полета при строго заданной скорости) в минимально короткое время. Здесь и происходит отсечка работающих ракетных двигателей, и начинается свободный баллистический полет головной части ракеты. Полет головной части сопровождается интенсивным маневрированием и разведением по различным траекториям боеголовок и ложных целей. Понятно, что точно прицелиться в массивную, равномерно ускоренно взлетающую ракету значительно проще, чем в небольшой по размерам маневрирующий "автобус" с боеголовками. На этом основана вся эффективность программы СОИ.

В настоящее время разработаны новые программы взлета ракет. Благодаря использованию новых топлив и достижениям в области конструирования ракетных двигателей тяга МБР резко возросла. Это позволило осуществлять маневры взлетающей ракеты практически на всем активном участке их траектории. Мало того, что новые МБР могут изменять траекторию полета во всех трех плоскостях воздушно-космического пространства, они при этом способны менять и скорость полета (т.е. варьировать тягой двигателей). Просчитать упреждающую точку прицеливания лазерного или любого другого оружия для поражения такой ракеты весьма затруднительно. Конечно, траекторные "шатания" приведут к определенной ошибке местоположения ракеты в точке отсечки двигателей, однако проверено, что круговое вероятное отклонение боеголовки от цели при данном варианте полета не превышает 400 м на дальности около 9 тыс. км. Этой точности, иногда, недостаточно для поражения ракетной шахты, но во многих других случаях боевого применения термоядерного оружия она вполне приемлема.

Подводя итог состоянию дел в области создания химических лазеров, небезынтересно узнать мнение ряда ведущих специалистов об их перспективности.

Ученые о лазерах

По расчетам экспертов Комитета советских ученых, стоимость только одного эшелона ПРО с использованием БКС с мощными химическими лазерами, работающими в ИК-диапазоне волн, может составить от 140 до 550 млрд долл.

"Только для того, чтобы вывести в космос на геосинхронную орбиту тот груз топлива (около 20 т), который необходим для поражения лазерной установкой всего одной ракеты противника в начальной стадии ее полета, потребуется 300 млн долларов. Основная часть этой суммы - 270 млн долларов - это стоимость доставки топлива тремя (?) рейсами космических кораблей "Спейс Шаттл" (профессор Колумбийского университета Ричард Гарвин).

По заявлению К. Циписа, физика из Массачусетского технологического института, "только на создание химического топлива для лазеров на орбитальных станциях потребуется около 100 млрд долларов".

По мнению консультантов Бюро технологических оценок конгресса, лазерное оружие можно будет использовать "для молниеносных ударов из космоса по сравнительно слабо защищенным мишеням на Земле - таким как танкеры, электростанции и поля, засеянные зерновыми, чтобы вызвать пожары и причинить ущерб, который, по словам Джона Разера (специалиста по лазерам и поборника "звездных войн"), "может за 30 мин отбросить индустриальную страну назад, к уровню ХVIII века". (Как не содрогнуться после этих слов, вспомнив о последствиях разрушения электростанций на трагическом примере Чернобыльской атомной).

NDEW - проект по созданию лазеров космического базирования с ядерной накачкой в американской печати часто называют "гвоздем программы СОИ". Ответственными за создание таких лазеров (по диапазону излучаемых волн его чаще всего называют рентгеновским) являются Министерство обороны и Министерство энергетики США.

Поскольку источником накачки рентгеновских лазеров является ядерный взрыв, вывод на орбиту такого лазера автоматически влечет за собой нарушение соглашений между СССР и США: Договора о запрещении ядерных испытаний в атмосфере, в космическом пространстве и под водой (1963 г.) и Договора о принципах исследования и использования космического пространства, включая Луну и другие небесные тела (1967 г.).

Вот почему все сообщения о рентгеновских лазерах обостренно воспринимаются правительствами и народами различных стран мира. При этом учитывается и запасной (не по основному назначению) вариант использования такого лазера - при достаточном запасе топлива в БКС возможность изменения орбиты ее полета для последующего падения с водородным взрывом в заданной точке Земли. Это же может случиться и при отказе систем управления БКС и последующем падении ее. Тем не менее подробностей о ходе работ над этим "экзотическим" оружием в печати немного. Непривычно скупо о программе и в докладе господ Карлуччи и Абрахамсона - имеющиеся в каждом разделе программы подзаголовки "Описание проекта" и "Достижения" на этот раз занимают всего лишь десяток строк. Из них только можно понять, что в рамках проекта NDEW в Неваде было проведено несколько сложных подземных ядерных взрывов, да узнать, что проводятся интенсивные лабораторные эксперименты, направленные на понимание физических принципов, происходящих в различных материалах при мощном облучении.

Немного об "отцах". Иногда "отцом" рентгеновского лазера называют Эдварда Теллера. Но это далеко от действительности. В период Второй мировой войны он работал под руководством Роберта Оппенгеймера, возглавлявшего Лос-Аламосскую лабораторию ядерных исследований, где и была создана первая атомная бомба. Сразу после ее испытания Э. Теллер предложил проект создания супербомбы, основанной на реакции синтеза (соединения) сверхлегких атомов водорода, впоследствии получившей название водородной. (С этим проектом Теллер выступал еще в начале 1940-х гг. Переехав в США в 1935 г., он, уроженец Венгрии, занялся исследованиями в Колумбийском университете вместе со знаменитым физиком Энрико Ферми). Однако большинство ведущих ученых атомного проекта выступили против создания такого оружия, за что были подвергнуты гонениям. Не избежал этой участи и "отец" атомной бомбы. Р.Оппенгеймер - в 1953 г. он был снят со всех правительственных постов за оппозицию созданию водородной бомбы и выступление за использование атомной энергии только в мирных целях. В 1954 г., в самый расцвет маккартизма (бледный вариант сталинских репрессий, когда человека обвиняли в нелояльности и запрещали работать на государственных предприятиях, а в редком худшем случае ему грозило тюремное заключение), комиссия по расследованию антиамериканской деятельности объявила его советским агентом.

Именно Теллер на заседании комиссии, руководимой сенатором Джозефом Маккарти, предложил лишить Оппенгеймера допуска к секретным работам. Ученые-атомщики, разделявшие точку зрения Оппенгеймера, были возмущены этим поступком. Первым перестал подавать руку при встрече с Теллером его лучший друг Ганс Бете (впоследствии лауреат Нобелевской премии, а с марта 1990 г. и лауреат высшего научного отличия Академии наук СССР - премии имени М.В. Ломоносова). Кстати, именно Бете в 1938 г. теоретически обосновал термоядерный синтез на Солнце.

В период всеобщего презрения американских физиков, когда Оппенгеймер был в опале, Э.Теллер фактически занял его место. И вот утром 1 ноября 1952 г. усилиями Теллера мир вступил в эпоху водородной бомбы: коралловый риф Элугелаб на атолле Эниветок исчез, оставив на своем месте воронку глубиной 58 м и диаметром 1,6 км. Десять мегатонн сделали свое дело - военные смотрели на Теллера как на пророка.

Вот почему закономерно было появление Э.Теллера в качестве директора Ливерморской национальной лаборатории им. Лоуренса. Но ученые к нему не шли. Сам Теллер вспоминает: "Когда человек оставляет свою страну, оставляет свой континент, оставляет своих родителей, оставляет своих друзей, общается он только с коллегами. И если более девяноста процентов из них отворачиваются от него, как от врага или отверженного, это неизбежно сказывается на нем. И должен сказать, это воздействие огромно". Но выход из любого положения можно найти. Нашел его и Теллер, став в 1950-х гг. членом правления фонда Герца - очень богатой общественной организации, распределявшей стипендии лучшим студентам и инженерам. (Фонд Герца черпал свои средства из многомиллионного состояния, оставшегося после смерти бизнесмена Джона Герца, основавшего этот фонд в 1940-х гг. в ответ "на опасные заигрывания Советов"). Естественно, он позаботился о том, чтобы большинство будущих стипендиатов оказалось в его лаборатории. Причем, даже работая там после окончания высших учебных заведений, они продолжали получать эту стипендию - неженатому студенту (или инженеру) ежегодно выплачивалось 10 тысяч долларов и разрешалось преподавание в учебных заведениях с получением дополнительного дохода не более 5560 долларов в год. И это все - кроме основной зарплаты в лаборатории. Конечно, на таких условиях научный штат Ливерморской лаборатории быстро пополнился лучшими молодыми умами Америки. (Кстати, средний возраст технического персонала создателей первой атомной бомбы в Лос-Аламосе составлял 27 лет).

Так была сформирована и одна из групп лаборатории, имевшая индекс "О": около двух третей ее состава бывшие и нынешние стипендиаты фонда Герца. Группа занималась и занимается разработкой ядерных вооружений и другими сверхсовременными проектами. Среди членов группы особо выделялся Питер Хагелстайн, одержимый идеей создать медицинский лабораторный рентгеновский лазер и получить за это Нобелевскую премию. Работал он как вол, на сон уходило четыре-пять часов. Однако он забыл, куда попал. Рано или поздно все ученые лаборатории становятся соучастниками создания смертоносного оружия. Невеста Питера Жозефина Стайн (окончившая на два года позже него Массачусетский технологический институт) была против его участия в военных проектах, предлагала Питеру уйти из лаборатории и даже участвовала в демонстрациях протеста у ворот лаборатории. Это привело к разрыву отношений между молодыми людьми (когда Питер еще студентом переступил порог Ливерморской лаборатории, ему только что минуло 20 лет).

Символично, что, находясь в состоянии глубокой депрессии и уныния, летом 1979 г. на одном из заседаний группы "О", как обычно не выспавшийся после круглосуточной работы (как говорили его друзья "в состоянии дохлой рыбы"), Питер высказал предположение, которое навсегда изменило направление государственной программы по разработке рентгеновского лазера, которое, как предполагают некоторые ученые, возможно, изменит еще и позиции супердержав.

А далее все покатилось по наезженной дороге. "Для того, чтобы это предположить, потребовалось пять минут, и так уж случилось, что подобного еще никто не делал, - вспоминает Питер, - затем мне выкрутили руки, чтобы я представил детальные расчеты. Я сопротивлялся. На меня оказали такое давление, что вы не поверите". Поверим, Питер!

Заканчивая затянувшееся отступление об "отцах", хочу напомнить, на какие "гуманистические" цели расходуются общественные фонды Америки и против кого они направлены. Но во много раз лучше меня это сделал "папа" Теллер, который, по меткому сравнению журналистов, является одновременно, по крайней мере, "дядей" СОИ. На вопрос, реален ли оборонный щит и до какой степени его разработка зависит от усилий группы "О", Э. Теллер ответил: "Тот факт, что очень много американских ученых, возможно большинство, выступают против, удивляет и тревожит меня... Группа "О" - лишь небольшая часть того ресурса таланта, которым располагает Америка. И почти наверняка это гораздо меньше того числа талантов, которые Советы могут приложить в той же области. Если бы мы так работали во время Второй мировой войны, Гитлер бы победил". Думается, комментарии излишни, за исключением одного обвинять, что американцы работают над СОИ с прохладцей, просто язык не поворачивается.

P.S. Непосредственно перед "вспышкой озарения" (как назвал идею Хагелстайна заместитель Э. Теллера физик Лоуэлл), Питер прочитал книгу А. Солженицына "Архипелаг ГУЛАГ". "У меня угрюмый, депрессивный характер, сказал о себе Питер. - Я прочитал "ГУЛАГ". Боюсь, мне нравятся вещи такого рода. Я не думаю, что это был решающий момент. Я был угнетен, и это подняло мне настроение". Другие члены группы "О", напротив, говорили, что эта книга сыграла большую роль в изменении его отношения к работе над ядерным оружием.

P.P.S. "Ученый, изобретший лазер, который лег в основу программы "звездных войн", решил уйти из Ливерморской лаборатории. Тридцатидвухлетний П.Хагелстайн объясняет свое решение так: "В лаборатории меня вынуждали создавать оружие, а я хочу заниматься чистой наукой". (Из сообщения газеты "Дейли Ньюс", сентябрь 1986 г.).

Конструктивно БКС с ядерной накачкой будет представлять собой сердцевину - водородную бомбу, вокруг которой расположатся длинные и тонкие стержни, излучающие при радиоактивном ударе мощные пучки рентгеновских лучей (рис. 3.37).

Рис. 3.37

Неприятно озадаченные растущим возмущением во всем мире по поводу вывода в космос ядерных устройств в любом виде, американские эксперты стали утверждать, что ядерное устройство лазера будет иметь минимальную мощность. Конечно, еще около 30 лет назад было известно, что для взрыва достаточно примерно 4,5 кг урана-235 (а ядерные боеприпасы все эти годы продолжали совершенствоваться). Однако понятно: чем мощнее заряд, тем мощнее будет и лазерное излучение.

По некоторым сведениям, длина стержней во время экспериментов составляла несколько футов (фут примерно равен 30 см). По расчетам специалистов, они могли быть изготовлены из железа, цинка или меди. В печати имеются сообщения, что стержни могут быть изготовлены и из материала с более высоким номером в таблице Менделеева. Предполагают, что диаметр стержня близок к 1 мм.

Из неофициальных сообщений известно, что во время испытаний лазера с ядерной накачкой были получены следующие характеристики: длина волны лазерного излучения - 1,4 нм; длительность импульса - примерно 10-9 с; энергия в импульсе - примерно 100 кДж.

В качестве источника накачки может использоваться термоядерный заряд. При современной технологии их изготовления влияния на массогабаритные характеристики БКС он практически не окажет (для стратегических систем США 1 кг массы боеголовки приравнивается к взрыву 2000 т тротила).

Общие принципы работы таких лазеров практически не отличаются от ранее рассмотренных нами. Однако есть и особенности. Известно, что чем меньше длина волны излучения, тем больше уровень требуемой энергии накачки. Поэтому для накачки рентгеновского лазера с длиной волны 1 нм (при первом подземном испытании лазера с ядерной накачкой на полигоне Невада 14 ноября 1980 г. было зарегистрировано излучение 1,4 нм) требуется огромная плотность потока - 1013-1015 Вт/см2, которую можно обеспечить только ядерным взрывом (или пересечением нескольких высокоэнергетических лазерных лучей в одной точке, т.е. в лазерном фокусе). Температура при ядерном взрыве составляет 107 0C. Через несколько микросекунд после взрыва температура осколков ядерного боеприпаса снижается примерно до 106 0С и осколки образуют сферическую оболочку, расширяющуюся со скоростью около 480 км/с. Однако задолго до этого мощное рентгеновское излучение полностью ионизирует вещество, из которого изготовлены стержни. Они превращаются в плазму. После прохождения рентгеновского излучения ядерного взрыва полностью ионизированная плазма бывших стержней начинает охлаждаться, причем быстрее в ней охлаждаются электроны. Когда их температура понизится и начнется процесс их перехода на низшие энергетические уровни, возникает мощный луч (рис. 3.38).

Рис. 3.38

Так как рентгеновское излучение (или накачка) длится всего лишь 50 нс, вначале форма каждого стержня изменяется мало (хоть он уже и превратился в раскаленную плазму). В дальнейшем плазма прозрачная для рентгеновского излучения, начинает расширяться со скоростью около 50 км/с. Так, если первоначальный радиус стержня составляет доли миллиметра, то уже через 30 нс возникает индуцированное излучение длительностью всего 1 нс. Но за прошедшие 30 нс диаметр плазмы стержня успеет увеличиться до1,5 мм. КПД лазеров с ядерной накачкой пока не превышает нескольких процентов.

По сообщениям прессы, одной из причин выступления Р.Рейгана с речью о "звездных войнах" стали результаты испытания рентгеновского лазера с ядерной накачкой. Первая встреча группы "О" с президентом Р. Рейганом произошла в январе1982 г. За ней последовали еще два визита в Белый дом, предшествующих речи 23 марта 1983 г. Сам Э. Теллер менее чем за один год до этой даты встречался с Рейганом четыре раза.

Однако в самой Америке и во всем мире идея создания такого лазера была воспринята далеко неоднозначно. Поэтому в связи с многочисленными протестами по поводу вывода в космос любых ядерных устройств в Ливерморской лаборатории продолжаются интенсивные исследования по замене атомных бомб для зажигания термоядерного горючего в водородных устройствах новых лазерных БКС. Из всех известных источников энергии только лазеры могут справиться с этой задачей. На самой мощной в мире лабораторной лазерной установке "Новетт" и работал П.Хагелстайн. "Новетт" имела две лазерные линии, каждая длиной 150 м (если бы их вытянуть по нитке). Установка постоянно планово наращивается. Когда в соответствии с проектом заработают все 10 лазерных линий, установка стоимостью в 176 млн долларов будет называться "Нова".

Рис. 3.39

Кстати, в этой же лаборатории работал и твердотельный лазер "Шива" (рис. 3.39), которым также хотели "поджечь" капсулу с термоядерной смесью. Сама капсула - стеклянный или пластмассовый баллончик - шедевр технического искусства: ее диаметр - от 100 до 200 мкм (что сравнимо с фокусом лазерного пучка), а толщина стенок - от 0,2 до 1 мкм! Для эксперимента баллончик наполнялся смесью газов дейтерия и трития под давлением 17,5 МПа (175 кгс/см2). Цель эксперимента - обжать в перекрестии мощных лазерных лучей мишень (миниатюрную копию водородной бомбы) так, чтобы началась реакция синтеза, т.е. произошел небольшой водородный взрыв. Мишень представляла собой гранулу из изотопов водорода размером менее десятой доли миллиметра в диаметре. Лучи лазеров должны были разогревать ее до солнечных температур и плотностей - тогда бы она и "загорелась". В случае удачи эксперимента такие миниатюрные водородные взрывы можно было бы с успехом использовать как для генераторов обычной электроэнергии в гражданской промышленности, так и для накачки стержней лазера боевой космической станции. Но законы физики не обойдешь. Удача может прийти, если за 10Е-9 с к грануле будет подведена энергия в несколько десятков килоджоулей, т.е. мощность лазеров должна измеряться десятками миллиардов киловатт. (Такая экспериментальная установка "Токомак-10" в 1970-х гг. была создана в нашей стране для "обкатки" принципов создания термоядерных электростанций будущего. В ней 10 мг смеси дейтерия и трития, заключенных в капсулу, равномерно "обжимались" лучами мощных лазерных установок. Температура получаемого при этом миниатюрного термоядерного взрыва составляла 90х10Е6 гр.С - вот оно избыточное тепло, которое и будет использовано для получения самой дешевой в мире электрической энергии).

Однако американская администрация не собирается отказываться от намеченных планов. Напротив, усилия в деле создания грозного космического оружия в настоящее время значительно умножены. Разработку ядерных вооружений третьего поколения (к ним и относятся описываемые лазеры) осуществляют в лабораториях городов Лос-Аламос и Ливермор.

Наибольших успехов в понимании процессов, происходящих при ядерной накачке, добились специалисты Ливерморской лаборатории, в которой работают 8000 человек, из них 1140 инженеров, 777 физиков, 286 химиков и материаловедов, 448 математиков и специалистов по компьютерной технике. В распоряжении лаборатории 800 млн долларов в год, но предполагают, что в ближайшее время эта сумма перевалит за 1 млрд долларов. Из них две пятых идут на развитие новых видов оружия, 300 млн долларов - на прямые исследования, связанные с СОИ. Конкретно известно, что в лаборатории в 1982 г. 70 ее сотрудников работали по программе рентгеновского лазера, на что выделялось ежегодно 15 млн долларов. В 1987 г. в этом направлении работало уже 187 человек, а ассигнования составляли 37 млн долларов в год.

Американские специалисты предложили проект БКС с 50 рентгеновскими лазерами и одним ядерным источником накачки. Причем для каждого стержня рентгеновского лазера потребуется собственное прицельно-следящее устройство (возможно, с маломощным лазерным телескопом) для сопровождения цели.

Рис. 3.37

Некоторые наши видные ученые считают, что расположение стержней, показанное на рис. 3.37, энергетически невыгодно. Предполагают, что стержни будут располагаться равномерно по окружности в корпусе БКС, что, по-видимому, несколько ограничит их характеристики по углам прицеливания (рис. 3.40).

Рис. 3.40

Ожидается, что ввиду небольшого диаметра стержней и их относительно большой длины американские специалисты могут встретиться с некоторыми трудностями: коробление стержней от солнечного нагрева, компенсация остаточного механического движения (от поворотов БКС при прицеливании) и другими. Все это может направить стержни несколько в сторону от цели.

Некоторые военные эксперты считают, что 20-30 БКС с рентгеновскими лазерами смогут в течение 30 мин уничтожить МБР потенциального противника на активном участке их полета.

Разумеется, что такие БКС будут системами одноразового использования, поэтому в зарубежной печати высказываются предположения, что их применение будет целесообразным в том случае, когда 30 и более объектов (из 50 возможных) будут одновременно взяты на прицел.

Предполагается, что базирование БКС с рентгеновскими лазерами будет осуществляться на баллистических ракетах атомных подводных лодок, курсирующих в непосредственной близости от территории вероятного противника (как полагают, в северной части Индийского океана или в акватории Норвежского моря). Это предположение согласуется, во-первых, с тем, что лазерные БКС этого типа являются типичным оружием первого эшелона ПРО для уничтожения стартующих МБР (излучение рентгеновских лазеров поглощается даже в остаточных слоях атмосферы на высотах около 150 км, а на уровне моря лучи с длиной волны 1,4 нм могут проходить лишь 1 мм воздушного пространства до того, как половина из них будет рассеяна атмосферой. Поэтому БКС, создаваемые по описанному принципу действия, можно эффективно использовать только в космосе. Однако предполагают, что если лазерный пучок будет достаточно мощным, то он может прожечь "дыру" в атмосфере и, во-вторых, с необходимостью быстрого вывода БКС на орбиту (скорость подъема БРПЛ должна быть значительно больше скорости МБР, стартовавших раньше их) с тем, чтобы суметь уничтожить МБР противника до начала разведения боеголовок. Вместе взятое - это сложная техническая задача, время на выполнение которой не учитывает принятие решения человеком и будет определяться только компьютерами.

Информация о старте МБР вероятного противника будет поступать от спутников системы BSTS на спутники космических каналов связи и далее в суперЭВМ Командного центра ПРО. До старта БРПЛ с боевыми космическими станциями информация со спутников должна быть по крайней мере дважды проверена, чтобы убедиться в реальности атаки. Атакующие МБР противника должны быть "разобраны" ЭВМ Командного центра, а их траектории полета точно обсчитаны.

Затем эта информация поступит на спутники космической связи, оборудованные лазерами сине-зеленого свечения (именно эти "мирные" связные лазеры создает фирма "Гелионетикс", владельцем 40 тыс. акций которой является Э. Теллер), лучи которых способны проникать сквозь толщу океанской воды к атомным лодкам. Информация, содержащаяся в луче, будет автоматически вводиться в БЦВМ боевой космической станции, и еще под водой она заранее определяет, куда должен "смотреть" следящий телескоп каждого стержня "хлопушки" (так шутливо называют свое детище в Ливерморской лаборатории) после выхода БКС на орбиту, чтобы "поймать" закрепленную на ним МБР.

Известно, что при длинах волн менее 200 нм зеркальная оптика не работает. Понятно, что для излучения 1,4 нм это положение еще более усугубляется. Поэтому сфокусировать рентгеновское излучение возможно только подбором формы стержня, учитывая, что расходимость луча определяется отношением его поперечных и продольных размеров. Похоже, что эти законы физики начисто опровергнуты опытами П. Хагелстайна, который сумел создать оптическую систему и для рентгеновских лазеров.

По сообщениям из иностранных источников, именно благодаря фокусировке рентгеновских лучей была увеличена яркость лазерного излучения, что продемонстрировано во время подземных ядерных испытаний в штате Невада 23 марта 1985 г. Для фокусировки использовались специальные оптические средства, хотя ранее считалось, что это невозможно, так как рентгеновские лучи проникают через материалы без отражения и преломления, необходимых для фокусировки. Правда, не обошлось и без сенсаций. Испытания лазера с ядерной накачкой, осуществленные в 1985 г., руководством ООСОИ были объявлены "как шаг вперед на 10 лет". Однако вскоре ряд ученых, связанных с работами по этой проблеме, заявили, что некоторые результаты эксперимента были фальсифицированы.

В ныне рассекреченных письмах Э. Теллера, адресованных высокопоставленным лицам администрации Рейгана, утверждалось, что создаваемый рентгеновский лазер с ядерной накачкой "Супер-экскалибур" способен одновременно генерировать 100 тыс. смертоносных лучей и "...в одно мгновение уничтожить все советские ракеты". Завышенная оценка результатов испытаний лазера, представленная Э. Теллером президенту США, способствовала выделению дополнительно 100 миллионов долларов на исследования по этой программе, по 1000 долларов на каждый луч. Однако разразившийся вскоре скандал вокруг Ливерморской лаборатории радиации им. Лоуренса поставил все на свои места: "успехи" в создании такого лазера были настолько иллюзорны, что зачастую не имели ничего общего с реальностью. Оправдываясь на слушаниях в конгрессе США, Э.Теллер признал, что несколько погорячился: "Я могу признать свою вину лишь в том, - заявил он, - что был чрезмерно оптимистичен". Поддерживая пошатнувшийся научный престиж, руководство Ливерморской лаборатории официально заявило, что требуется как минимум 5 лет и около 1 млрд долларов, чтобы выяснить, возможно ли вообще использование лазера на таких принципах работы в военных целях.

Заканчивая описание лазеров с ядерной накачкой, хочется отметить следующее. В докладе ООСОИ конгрессу неоднократно подчеркивается, что программа научных исследований по СОИ ориентирована главным образом на неядерные технологии. При этом вскользь сообщается, что Советский Союз проводил научные исследования в области оружия направленной энергии с ядерной накачкой в течение последних нескольких лет и некоторые из них были начаты им раньше, чем США. Далее с армейской прямотой делается вывод: США должны продолжать научные исследования в этой области, чтобы определить те пределы, в которых такое оружие, если бы оно использовалось Советским Союзом, было бы способно противодействовать американским силам сдерживания (так завуалированно называют в докладе стратегические наступательные вооружения), и разрушать элементы космического базирования перспективной системы ПРО. Все это звучит как оправдание в развертывании гонки вооружений на новом уровне. Тысячелетиями не меняется детская психология в оправдании своего поступка перед родителями: "А он первый начал!". Если дело и здесь обстоит так, как утверждают составители доклада, то мы же и первыми предлагаем: запретить все, что может действовать в ущерб людей, в первую очередь - оружие массового уничтожения.

GBL - проект по созданию лазеров на свободных электронах - еще один из перспективных видов оружия направлений энергии, интенсивно разрабатываемый в рамках программы СОИ.

Со дня объявления президентской директивы о развертывании работ в области СОИ в научных и военных кругах Америки стал бурно дебатироваться вопрос: какая из лазерных систем будет более эффективно "работать" в системе ПРО - наземная или космическая. Как отмечалось в прогнозе Ассоциации электронной промышленности, предпочтение в целом отдавалось лазерной системе наземного базирования, которая представлялась более приемлемым средством поражения боеголовок МБР противника, чем система космического базирования. По мнению экспертов, работы по созданию лазерной системы в космосе "... ведут в тупик, хотя средства на них и продолжают отпускаться". Решающим доводом являлась, по-видимому, стоимость аппаратуры космического базирования, которая намного превосходит стоимость аналогичных наземных систем.

Развернулась даже борьба между подрядчиками, предлагавшими различные типы наземных лазеров. ВВС поддерживали своих "кормильцев", отдававших предпочтение эксимерным лазерам, а сухопутные войска отстаивали проекты фирм, предлагавших для этих целей использование лазеров на свободных электронах. По-видимому, "пехота" выиграла, так как в известном докладе конгрессу США основное внимание уделено работам в области создания лазеров наземного базирования на свободных электронах.

Особая привлекательность лазеров на свободных электронах возможность изменения энергии электронов в самых широких пределах. А это приводит к очень широкому диапазону излучаемых длин волн (вплоть до жесткого рентгеновского, т.е. гамма-излучения) и возможности сравнительно легко изменять длину волны и "попадать" в заранее выбранные окна прозрачности атмосферы (рис. 3.41).

Рис. 3.41

Механизм работы лазеров на свободных электронах до конца еще не изучен и настолько необычен, что называть такие устройства лазерами можно с большой натяжкой. Принцип действия новых оптических квантовых генераторов базируется на достаточно хорошо разработанной технологии ускорителей элементарных частиц. Такой лазер, на первый взгляд, устроен достаточно просто - это длинная труба, внутри которой создан вакуум. Труба "окольцована" множеством постоянных электромагнитов с чередующейся полярностью (их иногда называют "магнитная гребенка", или вигглер). В нее-то и "выстреливается" пучок релятивистских (разогнанных до скорости, приближающейся к скорости света) электронов из мощного ускорителя. Взаимодействуя с магнитным полем лазерной установки, электроны в пучке испытывают постоянные изменения силы и направления, т.е. совершают колебательные движения, обретая при этом уникальное свойство поглощать и выделять свет. Понятно, что в лазерах создают такое магнитное поле, при котором пучки электронов выделяют больше света, чем поглощают его. Если же в вакуумной трубе установить отражающие зеркала (резонатор), то это и будет примерная модель лазера на свободных электронах. В таком лазере длина волны излучаемого света зависит от расстояния между магнитами в вигглере и энергии пучка электронов.

За рубежом считают, что идея лазера на свободных электронах, работающего в режиме генерации света, созрела в 1971 г. в голове Джона Мейди - физика Станфордского университета. Однако не возникает сомнений, что практическое воплощение лазера на свободных электронах, работающего в режиме усиления, осуществлено им в 1976 г. Опытная установка позволяла усиливать луч, испускаемый химическим лазером на двуокиси углерода, пропуская его совместно с мощными пучками электронов в 20-метровой вакуумной магнитной системе (рис. 3.42а).

Рис. 3.42а

В таких установках для получения наибольшего эффекта стараются согласовать длину волны усиливаемого луча с энергетическим уровнем (т.е. с частотой колебания) электронов в пучке.

Для возникновения мощного излучения в лазерах на свободных электронах необходимо, чтобы:

- вигглер имел достаточную длину (или же находился внутри резонатора, повышающего коэффициент усиления);

- пучок электронов имел достаточную интенсивность и однородную плотность.

Пучки электронов достаточной мощности и однородности можно получить с помощью сильноточных индукционных линейных ускорителей огромных устройств, потребляющих не менее огромные энергии. Наиболее мощные ускорители имеются в двух американских научных центрах, создающих технику по программе СОИ: в Лос-Аламосе и Ливерморе. В 1990 г. утверждена программа испытаний лазера на свободных электронах наземного базирования, а в 1991 г. продемонстрирован такой высокомощный импульсный лазер.

В экспериментах, проведенных в Ливерморской национальной лаборатории, лазер на свободных электронах с указанным ускорителем работал с достаточно высоким КПД в длинноволновом диапазоне. Для его накачки была создана самая длинная в мире магнитная система (длина вигглера 25 м), развивающая энергию в 50 МэВ. С ее помощью удалось создать пучок электронов 4 МэВ,что, в свою очередь, позволило получить выходную пиковую мощность лазерного луча более 1 ГВт на длине волны 9 мм. В других экспериментах на этом же вигглере было получено усиление луча на длине волны 10,6 мкм (характерной для химических СО2-лазеров).

Мы уже знаем, что атмосфера пропускает не все длины волн. Те участки атмосферы, где происходит минимальное поглощение лазерного луча, называют окнами прозрачности. Достаточно большое окно существует в области 8,5-12,5 мкм. Однако излучение на длине волны 10,6 мкм лежит в дальней инфракрасной области спектра, что создает определенные трудности в изготовлении фокусирующих линз, так как обычное стекло непрозрачно для этого диапазона. Хорошо пропускают это излучение такие материалы, как германий и оптическая керамика (для человека они совершенно непрозрачны), но получение однородной плотности материала для изготовления такой оптики процесс довольно сложный.

Пучки электронов большой мощности (яркости) были получены при использовании термоэлектронных распределенных катодов. Ученые считают, что полученные мощности пучков достаточны для решения задач программы СОИ, ориентированной на получение генерации луча на длине волны 1 мкм. Была решена и сложная техническая задача - создание новой технологии магнитных переключателей, рассчитанных на огромные токи, для создания импульсов с высокой частотой повторения.

В другом типе перспективных лазеров на свободных электронах использовался высокочастотный линейный ускоритель - в нем пучок электронов ускорялся непосредственно высокочастотными полями, приложенными к ряду полых резонаторов. К настоящему времени лазеры на свободных электронах, разработанные в Ливерморской лаборатории, способны генерировать сверхмощный лазерный импульс в сверхвысокочастотном (СВЧ) или дальнем инфракрасном диапазонах волн.

С помощью ускорителя в Лос-Аламасской национальной лаборатории получено мощное лазерное излучение в ближней ИК-области спектра. Дальнейшие усилия ученых направлены на обеспечение генерации таких лазеров в видимой части спектра, и это понятно, так как чем меньше длина волны, тем больше излучаемая ею энергия и меньше диаметры оптических систем (зеркал).

*В последние годы ученые Лос-Аламосской лаборатории испытывают определенные трудности. В ряде случаев из-за кражи оборудования замедляется работа над военными исследовательскими проектами. Воруют все (и компьютеры тоже). И это несмотря на то, что расположенная в густом лесу лаборатория с 12-тысячным коллективом сотрудников надежно огорожена от постороннего вторжения и охраняется конными патрулями. Как сообщил начальник службы безопасности лаборатории, в 1990 финансовом году было разворовано оборудования и деталей на сумму 196.843 долларов. Так что в некоторых вещах американцы не отстают от наших "несунов"*.

Закономерно, что наибольших успехов в создании описываемых лазеров, как всегда, добились две национальные лаборатории, где сосредоточен весь цвет науки Америки, а финансовая щедрость на исследовательские работы не знает ограничений. Однако в этой области работают и другие фирмы, достижения которых также идут в копилку СОИ.

Лазеры на свободных электронах, работающие в широком спектре длин волн от ультрафиолетовых до ультракрасных, считаются весьма перспективными в медицинских исследованиях. Предполагают, что подобно хирургу, луч такого лазера может быть универсальным средством лечения таких злейших врагов здоровья человека, как сердечно-сосудистые заболевания и раковые опухоли. Для этого в организм вводят нетоксичные химические красители, которые обладают свойством задерживаться в больных (злокачественных) клетках тканей. При просвечивании лазером сразу становятся видны пораженные клетки - именно по ним и дают "лазерный залп" достаточной мощности. В результате они разрушаются без вреда для здоровых клеток. Уже разработано 35 видов различных красителей, которые лучше задерживаются в пораженных клетках определенного органа человека. С помощью импульсных лазеров на свободных электронах медики научились дробить камни в печени. Этот метод уже используется в более чем 10 клиниках Америки. Подбором частоты излучения и мощности таких лазеров добились разрезов тканей и костей тела во время операций без их обугливания. Понятно, что не бывает и "опилок", как при разрезании кости хирургической пилой. Мало того, разработана новая методика сшивания тонких кровеносных сосудов лазером. При этом склеивающим веществом является собственная кровь пациента.

Но создание таких лазеров на скудные средства медицинских ведомств было практически делом нереальным. И тогда был найден идеальный ход. ООСОИ через конгресс США стала финансировать работы по созданию таких лазеров в 21 университете Америки, двух коммерческих лабораторных и одном учебном госпитале. В сообщениях печати нет ни слова об основном предназначении таких лазеров в системе СОИ. Мало того, проскальзывает мысль, что реальность создания СОИ вообще сомнительна, а возможность "урвать" у Пентагона хотя бы 5 миллионов долларов на гражданские нужды медицины совершенно реальна. (Видимость, что ассигнования на программу СОИ в последние годы неуклонно уменьшаются, обманчива. Они действительно "растаскиваются" по программам видов вооруженных сил и коммерческих фирм. Это известный способ маскировки, так как все организации вне зависимости от принадлежности в конечном счете отдадут свои научные достижения финансирующему их органу, т.е. министерству обороны). В 1991 г. начато создание лазеров на свободных электронах в семи медицинских центрах США.

Изощренность технического проекта при создании лазеров на свободных электронах наземного базирования состоит в том, что расположенные на территории Америки они будут обеспечивать уничтожение МБР, стартующих с территории России, т.е. "работать" в первом эшелоне ПРО (рис. 3.42б).

Рис. 3.42б

И тут вырисовывалась главная проблема проекта - как передрать энергию луча через атмосферу на отражающее орбитальное зеркало без потерь. Ведь неся колоссальную тепловую энергию, луч лазера нагревает атмосферу, встречается на своем пути с турбулентностью (неоднородность атмосферы, вызванная завихрениями воздушных потоков) и в связи с этим теряет свою энергию и частично изменяет первоначальное направление излучения. Если затухание луча в атмосфере будет большим, то вся энергия лазера наземного базирования пойдет в корзину. (Кстати, в том же докладе конгрессу сообщается, что работы по созданию лазера на свободных электронах космического базирования продолжаются. Мало того, начальные исследования показали: такой лазер может работать при том же уровне мощности, что и химический, но при значительно меньшей массе космической платформы).

Исследования в области распространения лазерного излучения в атмосфере начались давно. Первый успех был достигнут в авиационном эксперименте, когда самолет, летевший на высоте 9 км, имел на борту зеркало, отражавшее луч наземного лазера. Затем в 18-м полете МТКК "Спейс Шаттл" (21 июня 1985 г.) астронавты установили у иллюминатора корабля специальное призматическое зеркало диаметром 0,2 м. Наземная лазерная установка была размещена на горе Халсакала (Гавайские острова) высотой 2,8 км - чем выше гора, тем менее тонкий слой атмосферы будет преодолевать луч до выхода в космическое пространство. В течение 2-3 мин лазерный луч сопровождал МТКК "Дискавери", летящий на высоте 340 км. При этом отраженное от зеркала лазерное излучение регистрировалось на Земле. По мнению генерала Абрахамсона, "...эксперимент явился важным шагом, продемонстрировавшим эффективность разработанных способов компенсации атмосферных возмущений лазерного луча, посылаемого с Земли в космос".

В феврале 1990 г. были начаты первые длительные космические эксперименты с устройствами направленной энергии. В эксперименте по программе LАСЕ, рассчитанной на 2,5 года, проводятся исследования по компенсации искажения лазерного луча в атмосфере. В другом эксперименте RME, который проводился в течение года, продемонстрировано ретрансляционное зеркало на спутнике, являющееся элементом лазерного оружия наземного базирования. Оборудование обоих экспериментов выведено в космос одной коммерческой РН "Дельта П", стартовавшей с космодрома на мысе Канаверал.

Космос в ряде случаев вообще кажется парадоксальным. Так, считается, что космический вакуум (хотя в нем немало различных частиц) имеет температуру абсолютного нуля, т.е. минус 273 0С. Но из физики известно, что температура характеризуется скоростью теплового движения частиц тела: чем больше эта скорость, тем выше температура. На Земле при комнатной температуре молекулы воздуха движутся со скоростью около 500 м/с, испытывая при этом до 5 млрд столкновений в 1 с между собой. По мере уменьшения плотности воздуха его молекулы сталкиваются между собой все реже (как говорят специалисты, длина их свободного пробега возрастает), их скорость, а следовательно, и температура при столкновениях становятся все выше.

Светоотражающий слой космических зеркал будет "работать" именно в таких условиях. Опыт эксплуатации солнечных батарей на КА показывает, что их КПД (и так недостаточно высокий - от 9 до 15%) существенно снижается в процессе эксплуатации или, как говорят ученые, подвержен деградации. Это происходит из-за тепловых радиационных ударов (переход КА из зоны тени в освещенное Солнцем пространство и наоборот), мощных космических лучей и частиц, микрометеоритов, газовых фракций от работы корректирующих двигателей КА. Указанные факторы вызывают замутнение светочувствительного слоя кремниевых батарей, несмотря на покрытие их панелей прозрачным кварцевым стеклом.

Эти же факторы могут вызвать замутнение светоотражающего покрытия регулируемых сегментов переотражающего и боевого зеркал. В этом случае энергия наземного луча будет не отражаться, а поглощаться таким покрытием, и зеркало само превратится в цель со всеми вытекающими отсюда последствиями.

В настоящее время два деформируемых зеркала с жидкостным охлаждением и с сегментами готовы для полировки и нанесения покрытий. В рамках работ по созданию лазера наземного базирования на свободных электронах в настоящее время испытывается адаптивная (приспосабливающаяся) оптика для коррекции излучения и направления луча в заданную точку пространства. Из доклада конгрессу следует, что яркость выходного луча на поверхности корпуса ракет, оборудованных мишенями с приборами и летящих на расстоянии до 600 км, была повышена более чем в 1000 раз по сравнению с некомпенсированным лучом.

Рис. 3.43

Один из планов развертывания комплексов лазеров на свободных электронах наземного базирования показан на рис. 3.43 и в пояснениях не нуждается. По зарубежным сообщениям, в скором времени будет выбран проект накачки лазеров на свободных электронах наземного базирования (индукционная или высокочастотная) и заключен контракт на строительство лазера средней мощности на полигоне Уайт-Сэндс. Кроме того, намечается подготовить к испытаниям первые платформы с небольшими зеркалами космического базирования и в перспективе начать их развертывание. По мнению руководства ООСОИ, эти платформы смогут обеспечить уничтожение МБР на активном участке, а также селекцию реальных целей среди ложных на среднем участке траектории. Такие платформы будут разработаны за короткий срок, и их стоимость будет значительно меньше стоимости полномасштабных платформ. Затем, по мере развертывания полномасштабных космических платформ, небольшие платформы будут выполнять функции датчиков для развернутых систем ПРО.

Многие специалисты не разделяют оптимизма руководителей ООСОИ. Так, по подсчетам активного участника создания атомной бомбы в годы Второй мировой войны, Нобелевского лауреата, физика Г. Бете, для обеспечения работы наземно-космической лазерной системы (лазеры - на Земле, отражательные и боевые зеркала - в космосе) понадобится энергия 300 электростанций мощностью по одной тысяче мегаватт (!!!) каждая. Это потребует затрат как минимум в 100 миллиардов долларов.

Подводя итог проектам создания оружия направленной энергии, основанных на лазерном излучении, хочется подчеркнуть: несмотря на явные успехи в создании отдельных систем и элементов оружия, в целом ни один из описанных лазеров по энергетическим характеристикам в настоящее время пока не способен к боевому применению.

NPB - проект по созданию пучкового оружия космического базирования, также являющегося одним из "экзотических" видов вооружений, разрабатываемых в рамках программы СОИ.

Еще в начале 1950-х гг. администрация Д.Эйзенхауэра рассматривала вопросы об ассигнованиях таких "экзотических" идей, как направленный выброс раскаленной ядерной плазмы и элементарных частиц навстречу атакующим боеголовкам противника (проекты "Касаба" и "Хауицер"), а также теоретических исследований применения рентгеновского и гамма-лазеров для этих целей. Однако в начале 1960-х гг. проекты были закрыты. (Как оправдание началу работ по проекту NРВ, в докладе ООСОИ конгрессу США разъясняется, что "... фактически понимание американскими учеными принципов воплощения потока нейтральных частиц в практическое оружие основано на исследованиях советских ученых, опубликованных в конце 1960-х и начале 1970-х гг. Так, основной элемент такого оружия - радиочастотный квадрипольный линейный ускоритель впервые разработан в 1970 г. в СССР. Первые испытания такого ускорителя прошли в США в 1980 г.").

Первыми увидели перспективность нового оружия ВМС США, которые уже около 10 лет по программе "Чэйр Херитидж" ведут создание комплексов пучкового оружия для защиты от противокорабельных ракет (ПКР). Эта программа стала особенно важной в наши дни в связи с улучшающимися тактико-техническими характеристиками последних.

В июне 1967 г. Израиль развязал войну против арабских государств. Позднее в боевые действия включились и военно-морские силы Израиля. В октябре 1967 г. на выполнение боевого задания в Средиземное море вышел эскадронный миноносец "Эйлат" - один из двух, имевшихся в составе флота. Ничто не предвещало предстоящей трагедии - настораживающих сведений от разведки не поступало. Все изменилось в считанные минуты: "...Боевые достоинства Советского флота проявились во всем блеске, когда египетский патрульный катер класса "Комар" (поставленный Советским Союзом и вооруженный противокорабельными ракетами) с первого выстрела потопил "Эйлат". Никогда раньше ни один военный корабль не уничтожался одной ракетой", - так комментировала западногерманская газета "Цайт" первое применение противокорабельных ракет в боевой обстановке.

Впечатляющие результаты применения ПКР были продемонстрированы в англо-аргентинском конфликте 1982 г. вокруг Фолклендских (Мальвинских) островов. Ввиду ограниченного числа имевшихся ракет аргентинские ВВС применили всего лишь шесть ПКР типа "Экзосет" (АМ-39), три из которых поразили цели (потоплены эскадренный миноносец "Шеффилд", контейнеровоз "Атлантик конвейер" вместе с 15 вертолетами, находившимися на его борту, и поврежден эскадронный миноносец "Глеморган"), а три были отклонены уже знакомыми нам дипольными радиоотражателями, выбрасываемыми специальными устройствами в виде пакетов на значительное удаление от корабля и раскрывающимися в полете для освобождения полосок фольги и создания своеобразного облака-цели. Появившиеся впоследствии в прессе сообщения, что эффективность применения ПКР достигнута в результате того, что ракеты были унифицированными для всех флотов НАТО и поэтому английскими моряками не принимались за вражеские - тот же бульон от яиц (так метко называет молодежь информацию, щедро сдобренную водицей). Запомните, во всех флотах мира объект, приближающийся к кораблю и не излучающий на радиолокационный запрос мгновенный ответ "Я свой", считается врагом и подлежит уничтожению. Запомните также, что ни одна из существующих в мире ракет не оборудуется таким автоматическим ответчиком. Так что "зевнули" британские моряки, хотя это было немудрено, так как, по сообщениям, ракеты атаковали на высотах до 30 м со скоростью около 1000 км/ч.

Применение традиционных средств ПВО, установленных на кораблях, показало недостаточную надежность уничтожения атакующих ПКР с изменяемым профилем полета. По мнению военных специалистов, основными достоинствами пучкового оружия являются, во-первых, практически неограниченная скорострельность, определяющая его большую эффективность при отражении массированного налета ПКР, и, во-вторых, высокая скорость его поражающих элементов, практически равная скорости света.

Поражающими элементами пучкового оружия являются высокоэнергетические элементарные частицы (электроны, протоны или нейтральные атомы водорода), разгоняемые с помощью линейных ускорителей. Известно, что каждая частица в пучке несет в миллионы раз больше энергии, чем фотон в луче лазера (именно такое соотношение масс частицы и фотона при практически равных скоростях в основополагающей формуле А.Эйнштейна).

Рис. 3.44

Поэтому разрушительная энергия таких частиц огромна (рис. 3.44). Они могут проникать в цель значительно глубже и повреждать расположенные внутри компоненты, в то время как лазерный луч вначале должен прожечь отверстие в корпусе цели.

При встрече с целью частицы пучка проникают внутрь вещества и проходят через него (или поглощаются им). Каждая частица теряет свою кинетическую энергию, передавая ее при соударениях электронам вещества. При этом направление движения частицы сохраняется, а потерянная ею энергия преобразуется в тепловую. В месте соприкосновения пучка частиц с целью температура резко повышается и материал цели плавится или разрушается (рис. 3.45).

Рис. 3.45

В соответствии с техническим заданием предполагается обеспечить следующие характеристики корабельного пучкового оружия:

- масса комплекса - 100 т;

- энергия частиц - 500 МэВ;

- частота повторения посылок (пачек) импульсов - 6 Гц (пачка будет состоять из 20 импульсов продолжительностью по 10 нс);

- дальность поражения боевых частей ПКР - 0,5 км;

- дальность поражения незащищенных целей - 4,5 км.

В системе наведения на цель предполагается использовать РЛС с рабочей частотой 35 ГГц и параболической антенной диаметром 1,2 м. По расчетам специалистов, дальность поражения целей пучковым оружием будет обеспечивать надежную защиту надводных кораблей от атакующих ПКР (рис. 3.46).

Рис. 3.46

Многие проблемы, связанные с распространением пучков заряженных частиц в атмосфере, находятся в начальной стадии изучения. Например, эксперименты показали, что энергия, теряемая частицами, будет нагревать воздух в непосредственной близости от пучка. Это приводит к ионизации воздуха вокруг него и созданию огромного числа положительно заряженных атомов и свободных электронов. Согласно закону Кулона, одноименно заряженные частицы (т.е. электроны в пучке) отталкиваются, чему в большой степени "помогает" ионизированный слой положительно заряженных атомов вокруг пучка. В результате длинные пучки запутываются и складываются кольцом, а иногда полностью разрушаются. (В космическом вакууме, согласно приведенным доводам, пучок электронов сразу рассеется).

Сохранение энергии и направленности пучка предполагается обеспечить предварительным "пробиванием" канала с разреженным воздухом в атмосфере посредством лазерного луча. Так, ученые фирмы "Сандиа" использовали для этого мощные ультрафиолетовые лазеры (рис. 3.47).

Рис. 3.47

Испытания проводились в камере длиной 1,5 м. В эксперименте была достигнута стабильность пучка, а КПД переноса (отношение тока на выходе к входному току) составил 80%. Диаметр электронного пучка напряжением 1,5 MB изменялся в пределах от 0,3 до 6,0 см. Специалисты фирмы полагают, что значение КПД будет постоянным при распространении пучка на большие расстояния. Именно такой способ создания канала для распространения пучка электронов предполагается применять при защите авианосцев от атакующих ПКР (рис. 3.48).

Рис. 3.48

Подробное описание программы ВМС США по созданию пучкового оружия не случайно. Все перечисленные проблемы характерны для этого "экзотического" оружия, расположенного как на Земле, так и в космосе. Разрабатываемое оружие для эшелонированной системы ПРО с элементами космического базирования может использовать в генерируемых пучках частицы двух типов - заряженные и нейтральные. Из-за большой массы ускорителя электронов пучковое оружие первого типа, вероятнее всего, может быть только наземного или морского базирования. При его размещении, например, в районах дислокации стартовых шахт МБР оно должно обеспечивать уничтожение атакующих боеголовок противника на дальности от объекта до 5 км.

Ввиду кулоновского отталкивания заряженных частиц и искривления их траектории полета магнитным полем Земли в космосе может использоваться только пучковое оружие второго типа. Главная трудность создания такого оружия - расходимость нейтральных частиц (в частности, атомов водорода) по мере удаления их от ускорителя. Например, пучок нейтральных атомов водорода с диаметром на выходе ускорителя 1,0 см при распространении в космосе на дальности 1000 км будет иметь диаметр 20 м. Даже при создании очень высоких первоначальных энергий плотность энергии на цели при таком диаметре явно недостаточна для ее поражения. По оценкам специалистов, для разрушения конструкции МБР плотность энергии на цели должна составлять 1-10 кДж/см2,а для выведения из строя электронной аппаратуры ракеты - 0,1-100 кДж/см2. Поэтому ключевыми моментами создания нового типа космического оружия являются создание ускорителей с необходимой мощностью (яркостью) и расходимостью выходного пучка частиц, разработка источников питания и накопителей энергии для этих ускорителей, а также систем наведения и удержания на цели остронаправленных пучков нейтральных частиц.

Эффективно ускорить можно только пучок заряженных частиц, так как нейтральные атомы практически не поддаются воздействию электромагнитного поля. Последнее создается, как правило, знакомым всем методом: обмотка, по которой пропущен электрический ток. Специфические особенности ускорителей таковы, что пучок заряженных частиц должен строго удерживаться в центре такой своеобразной катушки. При случайном касании обмотки он разрушит и ее, и часть ускорителя.

В качестве нейтрального не случайно выбран атом водорода - самый легкий в природе и поэтому требующий для удержания в электромагнитном поле ускорителя и последующего разгона меньшего расхода энергии. (В настоящее время планируются исследования с пучками более тяжелых частиц, таких как атомы гелия и лития). Для придания ему электрического заряда нужно вначале искусственно ввести в структуру атома дополнительный электрон. Далее полученный отрицательный ион водорода Н разгоняется в электромагнитном поле ускорителя. На выходе из ускорителя лишний электрон необходимо "снять" с каждого иона, иначе пучок рассыплется в космосе по понятным причинам. Для этого применяют нейтрализаторы заряда, например, в виде специальной газовой мишени. При взаимодействии с газом лишний электрон, слабо связанный в структуре атома ввиду неуравновешенности положительных и отрицательных зарядов, быстро "слетает" со своей орбиты и на выходе ускорителя снова получается нейтральный атом водорода Ho. Следует отметить, что эффективность данного процесса перезарядки близка к 100%.

К счастью, этот метод нейтрализации нельзя применять в космосе газ сразу улетучится в пространство. Поэтому были разработаны специальные нейтрализаторы из фольги, однако их КПД недостаточно высок, что существенно влияет на расходимость не совсем нейтральных атомов в пучке. Расчеты некоторых ученых показывают, что пучковое оружие пригодно для поражения целей на расстояниях не более 1000 км.

Эксплуатация ускорителя в Лос-Аламосе началась в 1982 г., а к середине 1983 г. импульсный источник ионов водорода уже обеспечивал 80% расчетной силы и плотности тока в импульсе, определяющих мощность и качество пучка. Ионы водорода вначале разгоняются линейным ускорителем с клистронами при импульсной мощности 1,25 МВт. Затем пучок заряженных ионов проходит через нейтрализатор из фольги. Достигнуты КПД нейтрализации 15% (максимальный уровень нейтрализации для ионов водорода составляет 60%) и расходимость пучка 1 мкрад. Однако неполная нейтрализация придает пучку свойства электрического тока и неизбежное взаимодействие с электромагнитным полем Земли, которое само по себе нестационарно и подвержено нерегулярным изменениям. Это обстоятельство ставит под сомнение высокую точность наведения пучка.

Рис. 3.49

На ускорителе пучкового оружия, созданного по программе "Уайт Хорс" (рис. 3.49), продемонстрированы уровни плотности энергии пучка 1018 Дж/стерад.с при энергии частиц 800 МэВ (импульсный ток в ускорителе доходил до 1 МА). При указанном значении расходимости пучка считается, что для вывода из строя электронного оборудования МБР на дальности 3000 км необходима плотность энергии пучка 10Е16-10Е19 Дж/с, а для разрушения ее конструкции на этой дальности - 10Е20-10Е21 Дж/с. Конечно, надеяться на вывод в космос более чем 100-тонной установки не приходится, поэтому в настоящее время остро стоит проблема миниатюризации новых комплексов оружия. По расчетам некоторых специалистов, для обеспечения задач ПРО на низких околоземных орбитах необходимо развернуть 10-40 боевых космических станций с пучковым оружием, каждая из которых будет иметь массу около 60 т.

Безусловно, энергия пучка частиц огромна. Она зависит от скорости, до которой удалось разогнать частицы в ускорителе. Так, скорость атомов водорода при энергии 300 МэВ составляет 65% от скорости света, что практически соответствует мгновенному поражению цели. Представим себе летящую ядерную боеголовку. Для гарантированного обеспечения цепной реакции деления критическая масса урановой сферы составляет 15-20 кг. При плотности урана или плутония, составляющей примерно 20 г/см3, легко подсчитать, что радиус сферы из расщепляющихся материалов составит около 6 см. (В современных ядерных боеприпасах критическая масса создается в виде полого шара. При последующем взрыве обычного взрывчатого вещества, размещенного вокруг шара, ударная волна равномерно "сплющивает" шар в плотную массу, образуя критический объем. Одновременно в дело вступает источник нейтронов, и... взрыв обеспечен). Достаточно расплавить пучком частиц только часть расщепляющегося материала ядерного заряда, и боевая головка станет просто головкой с тяжелым металлом внутри, если до этого не взорвется от нагрева обычное взрывчатое вещество и не разнесет ее на куски.

Так, по официальным американским сообщениям, в 1986 г. при проведении первого эксперимента с ускорителем пучка частиц миниатюрная боеголовка была облучена сверхинтенсивным пучком протонов. Результаты эксперимента свидетельствовали, что такие пучки могут вызвать детонацию обычного взрывчатого вещества в боеголовках МБР. (В литературе иногда энергию пучка частиц измеряют радиацией, наводимой в веществе цели. Типичный уровень радиации, приводящей к заметным повреждениям, - мегарады. Напомним, что рад - единица измерения, соответствующая поглощению 100 Эрг, а 1 Мрад - поглощению 10 Дж энергии в грамме вещества. Полупроводниковые элементы на основе арсенида галлия обладают в 10 раз большей радиационной стойкостью по сравнению с традиционными кремниевыми. Дозы порядка десятков мегарад близки к порогу теплового разрушения отдельных конструктивных элементов космических систем. Так, 200 Дж/г - доза радиации, достаточная для плавления урана и плутония).

По программе "Антигона" проводились исследования пучкового оружия в Ливерморской национальной лаборатории. В процессе экспериментов были достигнуты определенные успехи при генерации пучков заряженных частиц в канале разреженного газа, создаваемого лазерным лучом в верхней атмосфере. До 1985 г. считалось, что заряженные частицы невозможно применять в пучковом оружии из-за искривления траектории их полета в магнитном и гравитационном полях Земли.

По мнению ведущих советских ученых, опасения американцев преувеличены. Гравитационное поле Земли практически не влияет на траекторию пучков (при скорости движения пучка частиц, близкой к скорости света, отклонение частиц от прямолинейной траектории составляет доли миллиметра на расстояние 3000 км).

Однако в усовершенствованном экспериментальном ускорителе АТА пучок электронов преодолевал 60 м в самом ускорителе и еще дополнительно 30 м вне его. Полагают, что этот успешный эксперимент имеет важное значение для разработки пучкового оружия, используемого с орбиты высотой 600 км и до 85 км от поверхности Земли. Это особенно важно потому, что одно из требований заказчика (уже знакомого нам управления перспективных исследований министерства обороны - DARPA) гласило: обеспечить распространение пучка частиц через верхние слои ионосферы для поражения ракет с настильной траекторией полета в атмосфере.

Ускоритель АТА рассчитан на генерирование электронов с энергией 50 МэВ, длительностью импульса 70 нс, пиковом токе 10 кА и частоте излучения 100 имп/с. Это эквивалентно среднему выходному току 0,7 А и мощности 35 МВт, что на несколько порядков превышает мощность гражданских исследовательских ускорителей.

Неплохие результаты были показаны на ускорителе в Окриджской национальной лаборатории, где был сформирован ионный пучок с током в импульсе свыше 100 МА и длительностью 5 с. Однако наибольших успехов добилась английская фирма "Калхэм Лабораториз". Как явствует из доклада ООСОИ конгрессу, ею создан ионный источник для ускорителей нейтральных пучков "...наивысшей в мире яркости".

В настоящее время усилия зарубежных ученых и специалистов сосредоточены на нескольких ключевых задачах:

- разработка автоматического источника ионов высокой яркости (т.е. энергии) непрерывного действия (последнее необходимо для быстрого перенацеливания пучка в режиме селекции целей интерактивными датчиками);

- совершенствование магнитных оптических компонентов для формирования пучка;

- совершенствование методов и устройств нейтрализации ионов на основе фольги и разработка методов фотонейтрализации.

Остальные проблемы характерны для всех видов оружия в программе СОИ (криогенные системы охлаждения ускорителя, разработка систем обнаружения, сопровождения, наведения и удержания на цели пучка и др.).

В докладе ООСОИ конгрессу отмечается, что работа по проекту над пучковым оружием космического базирования разделена на три этапа. Планами первого этапа предусмотрена отработка технологии создания ускорителей АTS на низкие энергии. На втором этапе будет продемонстрирован экспериментальный ускоритель GTA с параметрами, соответствующими требованиям программы СОИ. Третий этап связан с демонстрацией ускорителя CWDD непрерывного действия на ионах дейтерия (которые в два раза "тяжелее" ионов водорода и по законам механики обладают в два раза большей кинетической энергией при той же скорости).

Эксперименты на ускорителе АТS идут полным ходом. По расчетам, ускоритель GTA начнет работать в Лос-Аламосе в 1991 финансовом году. Он позволит решить две основные технические задачи: возможность работы в непрерывном режиме и способность ускорять ионы дейтерия. При его конструкции будут учтены такие элементы космического варианта оружия, как изгибатель пучка на 1800 для создания компактных, легких и эффективных высокочастотных модульных источников питания, криогенное охлаждение для повышения электрического КПД и снижения массы БКС. Испытания ускорителя CWDD могут начаться в 1992 финансовом году.

В деле создания отдельных узлов и систем нового оружия имеются определенные успехи. Так, в Аргонской национальной лаборатории создан телескоп с магнитной оптикой диаметром 1 м (рис. 3.50), который работал на ускорителе с энергией 50 МэВ.

Рис. 3.50

Кульминационным моментом для принятия решения о масштабном производстве комплексов пучкового оружия являтся космические эксперименты. Первый из них (программа ВЕАР) будет включать вывод в космос пучкового оружия на ракете, совершающей суборбитальный полет с полигона Уайт-Сэндс.

В июле 1989 г. при проведении эксперимента ВЕAR на борту ракеты впервые было осуществлено испытание пучка нейтральных частиц в космосе. Установка состояла из генератора ионов (созданного в лабораториях Великобритании), электронного оборудования, радиочастотного квадруполя, нейтрализатора частиц и твердотельного источника питания.

Рис. 3.51

Следующий эксперимент по программе "Пегас" будет включать в себя отработку опытного полномасштабного образца БКС на пучках нейтральных частиц (рис. 3.51) в орбитальном полете в условиях нулевой гравитации и космической плазмы. В целом работы по созданию комплексов пучкового оружия внушают американским военным специалистам радужные перспективы в их реальную осуществимость и высокую эффективность боевого применения.

Однако совсем не о боевом применении заботятся бизнесмены Америки. Меньшие братья ускорителей нейтральных частиц, разрабатываемые по программе СОИ, начали использоваться при "просвечивании" багажа в аэропортах для обнаружения взрывчатых веществ. Известно, что взрывчатые вещества имеют высокое содержание азота, который при облучении активно поглощает нейтроны и образует характерное гамма-излучение, фиксируемое специальными датчиками. Хорошо зарекомендовали себя ускорители нейтральных частиц также в системах неразрушающего контроля ответственных узлов, деталей и конструкций различных устройств и механизмов.

Высокомощное микроволновое оружие министерство обороны США относит к третьему разрабатываемому виду оружия направленной энергии. Правда, в докладе конгрессу информация об этом виде оружия непривычно скупая, хотя известно, что из почти 500 млн долларов, ежегодно выделяемых в середине 1980-х гг. на разработку проектов оружия направленной энергии, на микроволновую технику приходилось менее 1%. Официальные представители министерства обороны считают возможным в перспективе обеспечить генерирование импульсов мощностью 1 ГВт при длине волны 10 см. По их мнению, излучение такой мощности позволит нарушить работу электронных систем военной техники.

При создании микроволновых генераторов для РЛС периода Второй мировой войны было установлено, что мощное микроволновое излучение может нагревать облучаемые объекты. Это открытие привело в дальнейшем к появлению бытовых микроволновых печей мощностью от одного до нескольких сот ватт и промышленных установок подобного типа мощностью до нескольких киловатт.

Известно, что с уменьшением длины волны (т.е. с увеличением частоты) возрастает излучаемая ею энергия. Однако опыты показали, что в диапазоне 0,1-1000 ГГц выходная мощность падает с увеличением рабочей частоты. Это несколько охладило пыл создателей оружия, основанного на сверхвысоких частотах излучения. Тем не менее работы продолжались, и в 1960 г. было обеспечено непрерывное генерирование мощностью 1 кВт на частоте 10 ГГц (длина волны 3 см). КПД установки составил 10%. К 1980 г. на этой частоте предполагалось довести мощность излучения до 100 кВт при КПД 40%. К 2000 г. намечено довести мощность генератора микроволновых излучений до 1 Мвт при КПД 85%, причем предполагается значительно увеличить мощность таких излучений, особенно в коротких импульсах на более высоких частотах.

Поражающее воздействие микроволновой энергии было продемонстрировано в ряде экспериментов. Так, тонкая стальная стружка была подожжена на расстоянии 14 м; смесь алюминиевых стружек, газовых паров и воздуха воспламенилась на расстоянии 76 м; электролампы фотовспышек были разрушены на удалении 260 м от источника излучения.

Как следует из выводов по проекту "Хай Франтир", основной интерес Пентагона в области микроволнового оружия проявлен в "...потенциальных возможностях поражения КА или "прожигании" их бортовых электронных систем на большой дальности". Из упомянутого доклада также следует, что высокомощные импульсы микроволнового излучения могут обеспечить поражение различных целей, включая крылатые ракеты и самолеты посредством теплового нагрева или микроволновых токов, повреждающих бортовые электронные схемы. Однако необходимые мощности генераторов микроволновых излучений пока не достигнуты.

Большой проблемой при использовании этого оружия являются габаритные размеры оборудования, необходимого для фокусировки и направления луча на большие расстояния. Так как микроволновое излучение полностью соответствует законам рассеяния луча лазера, то диаметр зеркала излучающей антенны будет внушительных размеров. Так, если длина волны микроволнового излучения примерно в 1000 раз больше, чем у ИК-лазера, то для получения одинакового пятна на цели диаметр антенны микроволнового источника должен быть также примерно в 1000 раз больше зеркала лазера. Поэтому для создания микроволнового луча с раствором 10-7 рад, как это предусмотрено для некоторых лазеров, работающих на частоте 30 ГГц (длина волны 1 см), диаметр антенны микроволнового оружия должен быть около 10 км (!!!).

Для микроволнового оружия ближнего действия требования к расходимости луча не столь строги. Например, теоретически совершенная антенна диаметром 1 м при излучении микроволнового луча с длиной волны 1 см после прохождения 1 км обеспечивает пятно до 12 м, что соизмеримо с длиной современного истребителя. Естественно, что на дальности 2 км диаметр пятна удваивается, а удельная плотность энергии излучения на нем уменьшается в 4 раза.

Реально оценивая возможности космического микроволнового оружия, американские специалисты приводят такой пример. Если находящаяся на стационарной орбите (высота 36.000 км) антенна диаметром 1 км (!!!) излучает микроволновые колебания с длиной волны 10 см, то на Земле получится пятно диаметром 3 км. Средняя удельная мощность излучения в пятне составит менее 0,1 Вт/см2, что опасно для людей, но слишком мало для военных объектов. Для достижения мощности в 1 кВт/см2, необходимой для быстрого нагрева, диаметр пятна должен быть уменьшен до 30 м, а это потребует перевода спутника с антенной на орбиту высотой 360 км. Однако вероятность длительного существования антенны диаметром 1 км на такой орбите слишком мала.

Генераторы микроволновых излучений в настоящее время усиленно разрабатываются в ряде лабораторий США. Среди основных задач, стоящих перед разработчиками такой техники, выделяются четыре:

- создание помех микроволновым РЛС противника (такое воздействие нового оружия получило название "лишение информации"), для чего необходима удельная мощность излучения 10Е-6 - 10Е-8 Вт/cм2;

- передача энергии на отдельные датчики и другое оборудование вместо использования бортовых источников питания или кабелей (необходимая удельная мощность излучения 0,01-0,1 Вт/см2);

- нарушение работы датчиков и электронного оборудования (необходимая удельная мощность излучения 10-100 Вт/cм2);

- нагрев цели в течение короткого времени (необходимая удельная мощность излучения 1,0-10 кВт/cм2).

Разрабатываются генераторы миллиметровых волн (так называемые гироконы) с мощностью 0,1-1 ГВт, которые позволяют создать на поверхности цели плотность потока мощности порядка 1-10 Вт/cм2. Это значительно ниже требуемого для программы СОИ значения 100 Вт/см2, но не настолько, чтобы было технически неосуществимо. Совершенствуются антенны для излучения миллиметровых электромагнитных колебаний. Так, антенна диаметром 10 м дает пучок миллиметровых волн, который на расстоянии 1000 км образует на цели пятно диаметром 100 м (что соизмеримо с размерами крупной боевой космической станции).

Есть в докладе ООСОИ конгрессу небольшой подраздел "Инновационные науки и технологии". В нем описаны достижения в реализации новых технических идей для достижения "качественных или количественных скачков", которые позволяют повысить возможности системы ПРО. Все эти "скачки" осуществляются в рамках ассигнований по программе IST. Промежуточной целью одного из направлений в этой программе была демонстрация высокомощных источников микроволнового излучения в режиме фазированной решетки. Как отмечается в докладе, этот принцип может быть применен для передачи с Земли больших потоков энергии, в том числе уровней, обеспечивающих поражение боеголовок на среднем участке траектории полета. В настоящее время уже проведены испытания двух источников излучения мощностью 1,5 ГВт. К началу 1992 г. предстоит решить проблему объединения в фазированную решетку шести и более магнетронов.

И все же думается, что микроволновое (СВЧ) оружие - миф, умело подброшенный нам американцами. Работы, начатые советскими учеными в этой области с начала 1970-х гг., к положительным результатам не привели. Но когда в ученой среде стало явно прослеживаться охлаждение к этой идее, американцы в 1984 г. "вдруг" опубликовали свой несекретный патент с приоритетом от 3 апреля 1972 г. Почему-то никого не насторожило, что его так долго держали втуне. В результате направление работ советских ученых несколько изменилось и получило новый импульс, что и выразилось в сотнях миллионах рублей затрат и без того скудного бюджета страны. Очевидно, что упомянутый патент США был опубликован отнюдь не для облегчения создания оружия ПРО против американских МБР и их боеголовок. Внешне заманчивая идея - поражать боеголовки сфокусированным сверхвысокочастотным радиолучом реально не может быть осуществима, так как энергетические мощности такой БКС должны в тысячи (!!!) раз превосходить суммарную мощность всех электростанций земного шара. Пора бы уж нам отказаться от безоговорочной веры в афоризм: "Американцы не дураки, знают, что делают" и точно просчитывать все возможные варианты. Но, обжегшись на молоке, дуют на воду - видимо, этим принципом теперь руководствуются многие, облеченные большой властью ответственные работники после грандиозных ошибок (вернее, полного отторжения и даже травли) в недавнем прошлом "западных лженаук", таких, как кибернетика, генетика и др.

Таким образом, как оружие, действующее на значительной дальности от цели, СВЧ излучение пока "нерентабельно". Тем не менее известно, что на небольших удалениях им можно создавать гигантские плотности энергии на поверхности цели. Так, упоминавшаяся ранее советская термоядерная установка "Токомак-10" послужила прообразом новой перспективной установки такого же типа - "Токомак-15". В ней для "обжатия" рабочего вещества предполагается использование мощных генераторов СВЧ излучения - гиротронов. Мощность, подводимая к плазме в вакуумной камере установки "Токомак-15", приближается к 4 МВт. Но отдача при "возгорании" термоядерной смеси превысит в тысячи раз подводимую мощность.

ЭМИ-оружие также относится к "экзотическим" видам. ЭМИ - это электромагнитный импульс, возникающий во время взрыва любого ядерного устройства в верхних слоях атмосферы или в космосе. С тех пор, как в 1962 г. были открыты высокочастотные ЭМИ во время космического взрыва, зажегшего небеса над Гаваями, военные проектировщики ломают голову над тем, как защитить чувствительные радиоэлектронные системы от его разрушающего воздействия. По их мнению, "...Советы заняты тем же".

Непосредственным результатом ядерного взрыва можно считать практически мгновенное превращение массы взорванного устройства в сгусток энергии плазмы и гамма-квантов, сосредоточенный практически в том же объеме, который занимало это устройство. Поскольку взрыв происходит в магнитном поле Земли с появлением плазмы, ее электроны и положительные ионы сразу же начинают закручиваться вокруг магнитных силовых линий, в результате чего образуется сосредоточенный в очень малом объеме кольцевой ток (магнитный диполь). В частности, на высотах до 600 км угловая скорость электронов на "спиралях" вокруг магнитных силовых линий составляет около 107 с-1, а ядер гелия - около 150 с-1. Но вследствие разлета продуктов взрыва занимаемый ими объем увеличивается, а плотность кольцевого тока соответственно уменьшается, как бы "размываясь" в пространстве.

Таким образом, эквивалентный магнитный диполь как бы включается в точке взрыва на короткий промежуток времени в момент взрыва и существует только в виде мгновенного импульса, который и возбуждает в окружающем пространстве ЭМИ.

По расчетам, при мегатонном взрыве длительность ЭМИ составляет около 10-8 c. При этом напряженность ЭМИ в радиусе 1000 км будет примерно 180 В/см. А это значит, что ЭМИ-оружие способно выделять на поверхности космического аппарата высокочастотную электромагнитную энергию интенсивностью порядка 100 Вт/см2. Такая огромная энергия пагубно влияет на внутреннюю "начинку" КА. В самом деле: поскольку при этих условиях падение потенциала на космическом объекте длиной 25 м составит 450 кВ, а электрическое сопротивление корпуса объекта на частоте 1 МГц (характерной для высокочастотной энергии ядерного взрыва) оценивается в 10 Ом, то согласно закону Ома (I = U/R) по поверхности КА протекут токи до 45 кА. Эти токи через различные индуктивные и емкостные связи (в основном вызываемые конфигурацией КА) проникают внутрь аппарата и создают там импульсные наводки напряжением от 1 до 100 В. Понятно, что за работоспособность такого аппарата в дальнейшем ручаться нельзя.

Главная задача разработчиков оружия нового поколения (первые два - ядерное и термоядерное) состоит в том, чтобы повысить КПД импульса до такого уровня, когда он сможет разрушить важнейшие коммуникации связи и различные электронные системы противника. Тогда "...взорванная непосредственно до или во время советской атаки "ЭМИ-бомба" сможет посеять панику в стане противника и спутать все планы". Конечно, говорить о направленности ЭМИ-оружия в ближайшем обозримом будущем не приходится.

В заключение данного раздела хочется рассказать еще об одном проекте оружия, не вошедшем в доклад конгрессу. Есть в Ливерморе и ветераны, стоявшие у истоков создания ядерного оружия. К ним относится Джон Наколсон. С годами творческий пыл его не угас, так как именно он высказал несколько соображений о тех направлениях, по которым в будущем будут развиваться исследования оружия третьего поколения. И связаны они со сверхнизкими колебаниями.

Большинство людей слышит звуковые колебания с частотой от 20 Гц до 20 кГц. Но есть такие звуки, которые воспринимаются не органами слуха, а организмом в целом. Это - инфразвуковые колебания частотой 1-15 Гц. Странное воздействие оказывают они на людей. Так, в одном из американских театров акустик Роберт Вуд установил генератор инфразвука и проверил его действие на зрителях. Эффект был неожиданный - зрителей охватило волнение, странное беспокойство, они стали тоскливо переглядываться, смотреть по сторонам, а некоторые поднялись с мест и покинули зал. Другой любопытный случай произошел в лаборатории Морского научно-исследовательского центра в Марселе. При испытании генератора инфразвука исследователи вдруг почувствовали себя плохо. Создалось впечатление, что внутри у них все завибрировало - сердце, легкие, желудок. В соседних лабораториях люди стали кричать от боли. После выключения генератора в течение еще нескольких часов все чувствовали себя совершенно разбитыми. Выяснилось, такие генераторы даже небольшой мощности (около 2 кВт) способны разрушить здание.

Эффект инфразвука проявляется в том случае, если частота генерируемых колебаний совпадает с собственной частотой предметов, т.е. наступает режим резонанса, описанный в школьном курсе физики, когда под шагавшей в ногу ротой солдат рухнул мост. Инфразвуковые колебания возникают при обдувании ветром зданий, деревьев, телеграфных столбов, металлических ферм, открывании и закрывании дверей... Советский ученый Н.А. Андреев доказал, что инфразвук зарождается также над поверхностью воды в результате вихреобразования за гребнями волн. Именно воздействием ультразвука объясняют множество зарегистрированных странных событий на море, когда экипажи без всяких видимых причин покидают совершенно исправные суда, наполненные едой и питьем, и отплывают в утлой шлюпке навстречу своей гибели. Установлено, что наибольшее влияние на людей оказывают инфразвуковые колебания с частотой 4-6 Гц.

Длинноволновое излучение определенной мощности, рассуждал Наколсон, вызывает у людей состояние растерянности и дезориентации. Вполне возможно, что однажды физики найдут способ направлять и концентрировать энергию ядерного оружия в эту область электромагнитного спектра. Тогда будет создана "бомба для мозгов", которая ошеломит противника, сделав его неспособным вести войну.

Наконец-то кратко описаны основные направления в создании "экзотических" видов оружия программы СОИ и ход дел у их создателей. Опасность создания такого оружия очевидна, но не для всех. Так, Лэрри Уэст, о котором уже упоминалось, охарактеризовал изобретения третьего поколения как "оружие жизни". Мотивируя это высказывание, он говорил об экономическом соревновании с Советами, о своих надеждах на то, что СССР придет в упадок из-за изматывающей гонки за первенство с Соединенными Штатами. Он отстаивал любые технические достижения, способные увеличить разрыв между Востоком и Западом: "Все, что бы мы не сделали для продвижения американского общества вперед, позволит нам одновременно укрепить оборону страны. Если мы сможем оторваться от Советского Союза, оставить его поверженным в прах в технологическом плане, наряду с Индией и Афганистаном, тогда, в сущности, мы победили".

Ракеты плюс старая "экзотика"

В рамках программы СОИ особое внимание уделяется военно-технической проблеме KEW - оружию кинетической энергии. Это объясняется не только тем, что принципы создания такого оружия достаточно хорошо изучены (начиная с камнеметательных орудий глубокой древности до ракет сегодняшнего дня), но и тем, что некоторые из них (как явствует из доклада ООСОИ конгрессу США) будут составлять основу двухэшелонной системы ПРО первого этапа развертывания.

Программа КЕW объединяет в себе ряд технических проектов: SBI создание противоракет космического базирования; GBI - разработка антиракет наземного базирования; HVG - конструирование гиперскоростной пушки, рассчитанной как на космическое, так и на наземное базирование.

SBI - это проект создания космических комплексов, оснащенных ракетами. Наиболее перспективным и реальным (на сегодняшний день) средством уничтожения межконтинентальных баллистических ракет и их боеголовок в первом и втором эшелонах ПРО американские специалисты считают систему спутников с малогабаритными ракетами-перехватчиками.

Если помните, с этой идеей в конце 1940-х гг. носился Вальтер Дорнбергер. Прорабатывалась она и по уже известной программе "Бэмби" (BAMBI). В начале 1980-х гг. американцы вновь вернулись к этой задумке в рамках программы "Хай Франтир". Проработку проекта вели ведущие корпорации Америки - "Дженерал Дайнэмикс", "Хьюз" и ТРW. Предполагалось, что 432 спутника с ракетами будут находиться на орбитах высотой 550 км. Орбиты спутников намечалось проложить в 24 плоскостях, отстоящих друг от друга по долготе на 150. В плоскости каждой орбиты планировалось развернуть 18 спутников, находящихся друг от друга на расстоянии 2250 км. Каждый cпутник с 40-45 самонаводящимися ракетами должен был иметь массу около 2,5 т.

Предварительные исследования показали, что антиракета с ИК-головкой самонаведения и шрапнельной боевой частью может иметь массу 45 кг. Для выведения на орбиты боевых спутников предполагалось использовать двигательную установку МБР "MX",стоимость которой в серийном производстве в те годы составляла 8 млн долларов (стоимость самого спутника без антиракет - 10,4 млн долларов, а стоимость каждой ракеты-перехватчика - 88 тысяч долларов). Таким образом, с учетом 1,5 млрд долларов на НИОКР по данной программе и 1,5 млрд долларов на оборудование спутников датчиками обнаружения, системами связи и управления в начале 1980-х гг. расчетная стоимость первого эшелона ПРО составляла 12,6-13,2 млрд долларов. Предусматривалось также, что при выводе на орбиты ежегодно до 150 спутников (при 100 процентной вероятности успешных запусков, что весьма сомнительно) в результате отказов через три года возникла бы необходимость в ежегодной замене около 10% спутников. Таким образом, в последующий период было бы необходимо ежегодно выводить по 45 дополнительных спутников. Поэтому ввиду высокой стоимости и сложных технических проблем в создании всего комплекса оружия работы по данной программе никогда не выходили за рамки проектирования и исследования.

В середине 1980-х гг. результаты исследований по программе "Хай Франтир" были уточнены и конкретизированы. Учитывая, что продолжительность стартового участка полета современных МБР составляет 200-300 с, военные специалисты считают, что скорость антиракеты при старте с орбиты высотой 550 км должна составлять 6 км/с.

По оценкам советских ученых, наиболее вероятной высотой орбиты таких БКС является 1000 км. Во-первых, на высоте порядка 500 км космические аппараты подвержены аэродинамическому торможению в результате столкновений с отдельными атомами и ионами космических газов. Это обстоятельство уменьшает срок активного существования БКС и требует для сохранения высоты орбиты значительных дополнительных запасов топлива. Во-вторых, применение перспективных МБР с укороченным временем разгона (около 100 с), а также МБР с настильной траекторией полета требует ускорения реагирования и как результат - увеличения скорости противоракеты до 10 км/с, что представляет несомненные трудности. И, в-третьих, обзор "поля боя" с высоты 1000 км значительно больше, а значит, расширяются и боевые возможности станции. Но и в этом случае имеется настоятельная необходимость увеличения скорости антиракеты до 10 км/с, чтобы не пропустить боеголовку. О возможности догнать ее говорить не приходится.

Только в этом случае хватит времени для гарантированного уничтожения МБР в период ее разгона. При этом для организации первого эшелона ПРО потребуется около 100 спутников.

Рис. 3.52

Каждый спутник-платформа будет представлять собой автономную систему (с пассивной ИК-системой наблюдения и лазерным локатором) массой 20 т, оснащенную 50 антиракетами (рис. 3.52). Предполагалось, что каждая антиракета будет иметь массу 150 кг и оснащаться аппаратом-перехватчиком (массой 5 кг) с системой самонаведения.

Достижения в области радиоэлектроники, создании новых ракетных топлив и материаловедении позволили к 1990 годам значительно продвинуть процесс разработки спутников-носителей и малогабаритных антиракет, объединенных рамками проекта SBI. Основная задача нового оружия уничтожение МБР и БРПЛ на активном участке, участке разведения боеголовок и поражение боеголовок на баллистическом участке траектории их полета.

Исследования, проведенные под руководством ООСОИ, установили, что спутник-носитель является главным компонентом всего проекта SBI. Первоначальные требования к БКС по данному проекту предполагали установку на них высокоэффективных дорогостоящих датчиков обнаружения, сопровождения и целеуказания, а также систем сопровождения и наведения стартовавших антиракет вплоть до столкновения их с целями. Однако результаты, полученные во время проведения НИОКР по системам BSTS и SSTS, позволили отказаться от сложной и дорогостоящей системы управления огнем на ракетных БКС. (Так, эксперимент "Дельта-181" показал, что датчики, установленные на этих спутниках, в сочетании с более усовершенствованными программами боевого управления позволяют выполнять требования управления огнем без использования аналогичных подсистем на спутниках-носителях мини-ракет). Это, в свою очередь, резко снизило требования к обеспечению боевых станций устройствами энергоснабжения, управления пространственным положением, терморегулирования и др.

Первоначально боевая космическая станция была разработана по проекту "Синглетс". В нем особые требования предъявлялись к живучести, так как предполагалось, что БКС могут быть атакованы советским противоспутниковым оружием типа АSАТ, "...чтобы создать коридор для запуска своих МБР". Согласно проекту "Синглетс" каждая БКС должна быть снабжена "контейнером жизнедеятельности", обеспечивающим "...энергоснабжение, контроль за окружающей средой, навигацию и управление пространственным положением". Впоследствии проект "Синглетс" был преобразован в новый проект "Бриллиант пеблз" (Блестящие камешки). Именно он и рассматривается сейчас в качестве основного при развертывании системы ПРО первого этапа.

Впервые этот проект был опубликован в апреле 1989 г. новым министром обороны США Р. Чейни. Как несомненное достоинство новых БКС, отмечалась их высокая эффективность и, главное, дешевизна. Конечно, дешевизна - понятие относительное: экономисты подсчитали, что партия БКС, имеющая в своем составе 20 тыс. мини-ракет, обойдется американским налогоплательщикам всего лишь в 20-25 млрд долларов - мелочь по сравнению с 1,5 триллионов долларов, запланированных на первоначальный вариант развертывания системы СОИ. Всего же планировалось вывести на орбиты БКС со 100 тыс. мини-ракетами (длина ракеты - 1 м, масса около 50 кг).

Первоначальные данные о целях БКС будут получать от спутников обнаружения систем ВSTS и SSTS. Задача самой БКС - по сигналам из Командного центра развернуть станцию в направлении МБР и "указать" каждой противоракете ее противника. Далее каждая ракета будет стартовать и наводиться на цель самостоятельно без участия временного пристанища боевой космической станции, поэтому процессоры, управляющие действиями ракеты, по своим возможностям не будут уступать мощным ЭВМ. Наведение на цель будет осуществляться по ИК-излучению от факела стартующей МБР. Все хорошо в теории, только не волнует стратегов Пентагона то обстоятельство, что суперкомпьютеры Командного центра по ошибке (а сколько ложных тревог уже было!) могут выдать команду БКС на открытие огня. В этом случае каждая антиракета будет по тепловому излучению захватывать "свою" цель (первоначальное распределение целей осуществляется в супер-ЭВМ Командного центра) и самостоятельно стартовать. Хорошо, если такой целью окажется лесной пожар. Хорошо потому, что теплозащиты у антиракеты нет и она несомненно разрушится при входе в плотные слои атмосферы. Ну а если она "отработает" по мирному маневрирующему спутнику или долговременной орбитальной станции с экипажем на борту? Вот почему во всем мире вызывает особую тревогу вывод на орбиты такого оружия. Правда, в заявлении для прессы, сделанном Р. Чейни ровно через год, сообщалось, что планы пересмотрены и таких ракет будет выведено на первом этапе немного - от 5 до 10 тыс. Можно ли после этого вздохнуть спокойно?

Боевая космическая станция проекта "Бриллиант пеблз", по данным ООСОИ, будет иметь невысокую стоимость, поскольку в ней намечено широко использовать новейшие коммерческие и военные технологии миниатюризации систем. В ее оснащение войдут суперкомпьютер с питанием от солнечных и химических батарей, система связи и РЛС с возможностью отображения и передачи информации в Командный центр, а также система двигателей с высокой тягой, работающих на однокомпонентном топливе. БКС будет обязательно оснащена "контейнером жизнедеятельности", который будет сбрасываться после получения команды на перевод в боевое состояние. Для затруднения противнику возможности поражения станции она будет иметь на борту различные ИК ложные цели-ловушки, дипольные радиоотражатели и передатчики радиопомех. Высокие требования предъявляются к навигационной системе БКС, которая в любой момент времени должна располагать данными о направлении движения станции, ее местонахождении и пространственной ориентации. Планируется, что запасы топлива для двигателей, способных к многократному включению при изменении траектории полета, позволят БКС летать в течение 10 лет.

Сами ракеты-перехватчики создаются по проекту LЕАР на основе жесткой конкуренции с последующим отбором в конструкцию наиболее перспективных узлов и элементов. Лабораторные испытания в 1988 г. прошли:

Рис. 3.53

- головка самонаведения с матричными ФПУ (64 х 64 элемента) на основе НgСdТе (рис. 3.53). В настоящее время создано и функционирует матричное ФПУ размером 128 х 128 элементов изображения;

Рис. 3.54

- процессоры на СБИС (рис. 3.54), отвечающие стандартам СОИ. Достигнута производительность процессоров ГСН в 1 млн операций в секунду (масса процессора 230 г по сравнению с 54 кг такого же процессора несколько лет назад);



Рис. 3.55

- инерциальные измерительные блоки (рис. 3.55). Они измеряют изменения в направлении и скорости, а затем передают эти данные в БЦВМ для определения пространственного положения БКС в полете и знания точного местонахождения. Разработан перспективный навигационный измерительный блок, состоящий из резонансного волоконно-оптического гироскопа и кремниевых акселерометров (приборов для измерения ускорений или перегрузок). Размеры боковой стенки измерительного блока составляют 80 см для противоракет наземного базирования и 3 см - для космических противоракет. Масса блока 400 г. Новые процессоры обеспечили боевым космическим станциям выдачу такой точной информации, что характеристики стабилизации их пространственного положения были улучшены в 100 раз по сравнению с рубежом 1970-х гг. Это внушает американским специалистам надежду, что для противоракеты SBI удастся создать инерциальный измерительный блок массой около 45 г при цене одного экземпляра 5 тысяч долларов;

Рис. 3.56

- аппаратура системы связи и сопровождения (рис. 3.56);

Рис. 3.57

- двигательные установки управления и осевого движения самой БКС и противоракеты. Первые летные испытания маршевых двигателей и двигателей системы ориентации противоракеты SBI (рис. 3.57) успешно прошли в 1991 г. на авиабазе Эдвардс (штат Калифорния). Система управления маневрированием на жидком самовоспламеняющемся висмутосодержащем топливе обеспечила скорость реагирования около 1,4 мс. Проходят испытания двигатели маневрирования и осевой тяги с добавками бериллия, которые, по мнению специалистов, позволят увеличить их тягу на 50% при уменьшении массы топлива на 25%.

По мнению составителей доклада ООСОИ конгрессу, противоракета LЕАР является образцом интеграции (объединения) совершенных датчиков, навигационного блока, процессора обработки данных и двигательной установки. Матричные ФПУ имеют в 2 раза больше ИК-датчиков, чем применяется сейчас в тактическом управляемом перехватчике. Оно объединено на одной подложке с устройством обработки данных и информации. Это комбинированное устройство по своей производительности эквивалентно суперкомпьютеру "Крей-1", о котором будет сказано ниже.

Новые технологии создания легких конструкционных материалов позволили резко улучшить тактико-технические характеристики малогабаритных противоракет. Если в середине 1980-x гг, масса такой ракеты составляла 15 кг, то в настоящее время, как отмечается в докладе ООСОИ конгрессу, "...реальным является создание самонаводящегося снаряда массой 3 кг". По-видимому, это близко к истине, так как созданный новый аппарат-перехватчик, не имеющий боевого заряда и рассчитанный на прямое попадание, помещается на ладони руки (рис. 3.58).

Рис. 3.58

В 1989 г. в модельных испытаниях (масштаб 1:4) перехватчика космического базирования в результате столкновения со ступенью разведения ее конструкция была сильно повреждена, что привело к разбросу учебных боеголовок. Эксперимент показал, что повреждение "автобуса" не позволит боеголовкам точно поразить намеченные цели. Однако не было доказано, что боеголовки в конце полета упадут без ядерного взрыва. Это же обстоятельство не позволило проверить "эффект домино" - когда подрыв обычного взрывчатого вещества порождает огромное число осколков корпуса боеголовки, которые, в свою очередь, разрушают остальные боеголовки в "автобусе". В последнем случае все боеголовки МБР могут быть поражены одним перехватчиком. Тот же эффект может вызвать взрыв ракетного топлива на борту БКС. Все эти проблемы в настоящее время интенсивно исследуются.

Высокие технические характеристики противоракет SВI по распознаванию, наведению и поражению целей позволили снять функции связи и управления огнем, дублируемые другими элементами системы обороны, со спутника-носителя. Поэтому руководство ООСОИ уверено, что БКС с противоракетами SBI будет первым экономичным космическим аппаратом, производимым серийно аналогично изготовлению авиационной или какой-либо другой военной техники.

Однако, считают американские специалисты, это далеко не предел. Зарождающиеся сегодня новые технологические программы (подобные ГСН с биоглазом и бортовой электроникой с возможностями искусственного интеллекта) значительно повысят ранее запланированный уровень разработок ракет-перехватчиков. В настоящее время полным ходом ведутся работы по созданию самонаводящегося аппарата-перехватчика ракеты космического базирования массой менее 500 г.

По утверждениям разработчиков новых противоракет, без натурных испытаний в космосе новую систему принять на вооружение невозможно. Если это произойдет, то Книга рекордов Гиннесса может пополниться новой записью - гонка вооружений благодаря стараниям США наконец-то перенесена в космическое пространство.

GBI - этот проект охватывает создание противоракет наземного базирования. Суть его подробно рассмотрена во второй главе книги, и нового здесь почти нет. Конечно, технические характеристики новых противоракет наземного базирования, разрабатываемых на смену "спартанам" и "спринтам", на голову выше.

Новые антиракеты для перехвата боеголовок в конце баллистического участка траектории их полета (т.е. за пределами атмосферы) разрабатываются по проекту ERIS (ЭРИС). Именно такие ракеты заменят противоракеты "Спартан-2". В 1990 г. состоялось первое летное испытание противоракеты ЭРИС.

В основу противоракет нового поколения американские специалисты заложили неядерную боевую часть (хотя применение ядерных боеприпасов полностью не исключается). В начале 1960-х гг. были проведены лабораторные исследования, а позже и летные испытания различных типов головных частей противоракет. В основном испытывались головные части осколочного типа, однако изучались и другие способы поражения боеголовок. Так, фирма "Ханиуэлл" предложила управляемую систему последовательного выбрасывания металлических шариков для образования концентрических зон поражения. При этом обеспечивалось насыщение большого объема пространства поражающими элементами, что исключало необходимость прямого попадания аппарата-перехватчика в цель.

Наибольших успехов американцы достигли при испытаниях антиракеты по программе НОЕ, тесно связанной с современным проектом ERIS. В рамках программы НОЕ испытывались ИК-система наведения аппарата-перехватчика на цель и неядерный механизм поражения цели. Обе эти системы монтировались в третьей ступени ракеты (рис. 3.59).

Рис. 3.59

В качестве первых двух ступеней использовалась модернизированная твердотопливная МБР "Минитмен-1". В носовой части ступени-перехватчика устанавливался механизм поражения зонтичного типа, состоящий из алюминиевых полос со стальными грузиками (рис. 3.60).

Рис. 3.60

Перед установкой на ступень-перехватчик полосы свертывались вокруг сердечника, что позволяло механизму умещаться под обтекателем головной части ракеты. За несколько секунд до встречи с целью "зонтик" разворачивался, образуя круг диаметром около 4,6 м (по некоторым источникам, 6 и даже 10 м).

Испытание нового перехватчика было проведено 7 февраля 1983 г. и окончилось неудачей. Первое успешное испытание перехватчика по программе НОЕ состоялось 10 июня 1984 г. Межконтинентальная баллистическая ракета "Минитмен-1", запущенная с авиабаэы Ванденберг (штат Калифорния), имела конечным пунктом "прибытия" атолл Кваджелейн в Тихом океане (расстояние 7800 км). Наземная РЛС "Алкор" на полигоне атолла обнаружила головную часть через 20 мин после старта МБР, определила ее траекторию и передала необходимые данные в ЭВМ системы управления пуском антиракеты НОЕ. Для облегчения работы наземных средств слежения головная часть МБР и ступень-перехватчик были оборудованы бортовыми источниками вспышек. Наземный следящий телескоп сопровождал антиракету от старта до точки перехвата головной части на дальности около 480 км от атолла Кваджелейн на высоте более 160 км. Перехват произошел через 7,5 мин после старта антиракеты. Суммарная скорость сближения цели и перехватчика составила 8,9 км/с (по некоторым данным, 10 км/с), при этом кинетическая энергия столкновения обеспечила полное разрушение головной части МБР, осколки которой рассеялись на площади примерно 207 км2.

Компоновка самой противоракеты наземного базирования и выбор механизма перехвата прошли стадии лабораторных сравнительных испытаний. Уже продемонстрированы возможности охлаждаемого матричного ФПУ, имеющего датчики головки самонаведения, регистрирующие в диапазоне от инфракрасных до ультрафиолетовых волн. Такие всеволновые датчики, по мнению американских специалистов, позволят разработать "...дешевый самонаводящийся снаряд при сокращении расходов на наземное обеспечение системы". Планируется, что БКС системы SSTS будут обнаруживать, сопровождать цели и передавать информацию о них в командный центр СОИ. Наземные компоненты системы боевого управления будут распознавать цели, распределять по ним противоракеты, передавать на противоракету данные о траектории и моменте пуска, а также скорректированную информацию о положении цели. Как уже сообщалось, противоракета будет обладать возможностью распознавать цель, что снизит требования к бортовым датчикам системы SSTS в части скорости передачи и обработки данных. В настоящее время проводятся исследования по обеспечению взаимодействия наземных РЛС Х-диапазона с противоракетой ЭРИС.

Рис. 3.61

О дальности действия новой противоракеты сведений нет. Однако полное представление о ней дает незамысловатая схема (рис. 3.61), помещенная в докладе ООСОИ конгрессу США.

В докладе ООСОИ конгрессу США нет упоминаний о разработке аппарата-перехватчика боеголовок, созданного на базе противоспутниковой системы АSАТ.

Рис. 3.62

Однако такой аппарат диаметром около 30 см и массой примерно 7 кг был разработан в рамках программы HIT (рис. 3.62). Это - уменьшенная копия аппарата-перехватчика MHV, используемого в АРПК АSАТ. Особенность нового аппарата заключается в том, что металлические трубчатые элементы с РДТТ имеют двойное назначение: они являются частью системы управления и одновременно служат механизмом уничтожения боеголовки противника. При входе аппарата в зону поражения эти элементы выстреливаются в направлении боеголовки, причиняя ей механические повреждения.

Разрабатываются новые двигательные установки противоракеты, имеющие небольщую массу и высокую тягу. Это достигается как применением новых легких материалов, так и использованием новых топлив (например, гелеобразных). Уже спланировано, что после выбора на конкурсной основе всех систем, узлов и агрегатов будет создан прототип будущей ракеты наземного базирования. Всего будет изготовлено и испытано 22 прототипа противоракеты GBI.

Рис. 3.63

Примерная компоновка будущей антиракеты приведена в докладе ООСОИ конгрессу (рис. 3.63).

Рис. 3.64

Полагают, что новейшие технологии позволят создать легкую противоракету массой около 700 кг, способную развивать в конце участка разгона скорость 5-6 км/с (рис. 3.64). Масса высокоманевренного аппарата-перехватчика такой антиракеты составит 5-10 кг, а ошибка его вывода в район нахождения цели не будет превышать 1 км (в дальнейшем ГСН аппарата-перехватчика, выдавая через бортовой процессор команды на маневрирование, снизит эту ошибку до возможного минимума). Считают, что стоимость антиракеты должна быть менее 1 миллиона долларов. Сообщается также, что отдельные элементы, узлы и устройства противоракеты ЭРИС уже прошли и проходят летные испытания.

Рис. 3.65

Одновременно на базе новых материалов (в частности, металлокомпозита Al/C) создана опытная конструкция аппарата-перехватчика, прошедшая летные испытания в рамках программы ERIS (рис. 3.65). Данная конструкция на 42% легче ранее созданного аппарата-перехватчика.

В сегодняшнем калейдоскопе бурных событий политической жизни страны, в борьбе за хлеб насущный мы уже давно отбросили на последний план какую-то программу СОИ, убежденные нашими "прозорливыми" политиками, что возможность нападения на нашу страну - это бред свихнувшихся генералов и министров военно-промышленного комплекса. К сожалению, далеко не так думают американцы. Еще в конце января 1991 г. пришло сообщение, что Пентагон успешно провел испытания внеатмосферной антиракеты ЭРИС. Стартовавшая с атолла Кваджелейн, она "...на высоте 100 миль перехватила и при столкновении уничтожила боеголовку МБР "Минитмен", запущенной с базы ВВС Ванденберг. Во время испытаний применялись ложные цели, затруднявшие обнаружение боеголовки".

Боюсь, что когда мы очнемся от политических дрязг и мало-мальски наладим экономику, вдруг выяснится, что интенсивный развал военного потенциала страны привел к необратимым результатам...

История развития человечества наглядно показала, что когда политические аргументы в споре исчерпаны, неизбежно наступает очередь аргументов силы. В том, что такие споры и разногласия будут время от времени возникать между различными странами, думаю, ни у кого не вызывает сомнений - это жизнь. Вот когда скажутся результаты нашей "уверенной" поступи в области сокращения стратегического потенциала ракетно-ядерных сил страны. Прошу читателя не воспринимать это отступление как проявление милитаристического угара. Нет, как и все нормальные люди, я за сокращение вооружений, но во всех странах равномерно, независимо от той роли, на которую они претендуют в мире. И уж совсем никак не за разработку новых систем, дающих глобальное преимущество той стороне, у которой они есть, и сводящих к нулю боевую мощь остатков ракетно-ядерного потенциала другой стороны, как это происходит сегодня с программой СОИ. Поэтому не случайно в прессе уже неоднократно муссировалось: если наша Дума не ратифицирует Договор СНВ-2 (Сокращение наступательных вооружений), то Международный валютный фонд не даст очередной крупный транш России.

Справки

1. На апрель 1998 г. Россия имела более 5500 ядерных стратегических боеприпасов (стратегическим считают заряд тротилловым эквивалентом от 150 кт и более). Это - примерно треть того, что бывший СССР произвел в годы "холодной войны". Сегодня 60% ядерных боеприпасов хранятся в РВСН, 35% - в ВМФ, 5% - в ВВС.

Если Дума ратифицирует Договор СНВ-2, то количество стратегических ядерных зарядов России сократится примерно до 3200 единиц. Если же будет подписан и Договор СНВ-3, то их останется примерно 2000-2500 единиц. Вообще говоря - разумное решение. Вот только постоянные союзники США - Англия и Франция - при этом не только не сокращают, но модернизируют и увеличивают свой ракетно-ядерный потенциал (особенно на атомных подводных ракетоносцах). Не всегда дружелюбные отношения складывались и с нашим великим соседом Китаем с его более чем полутысячным парком баллистических ракет различной дальности, оснащенных ядерными боеголовками. Видимо, это и вызывает закономерную настороженность тех депутатов Госдумы, которые знают реальное соотношение стратегических сил.

2. Особую тревогу у американцев вызывают наши тяжелые носители РС-20 (в США их называют SS-18 или "Сатана"). Их, по зарубежным данным, осталось 154 единицы. Головная часть ракеты имела 10 боеголовок типа MIRV тротилловым эквивалентом по 2 млн т каждая (в настоящее время, по иностранным источникам, их мощность не превышает 650 кт). По зарубежным данным во время летных испытаний ракет РС-20 Б и РС-20 В (Р-36М УТТХ и Р-36М2) их РГЧ оснащались 14 и 19 боевыми блоками. В печати сообщалось, что для модернезированной МБР РС-20 В ("Воевода") разрабатывались платформы разведения на 20 и 36 боевых блоков, однако международными договорами запрещалось иметь на наземных МБР более 10 боеголовок. И самое главное, мощность двигателей этой МБР такова, что ракетой можно стрелять в любую точку расположения баз НАТО, по любой траектории. В одном из японских военных журналов писалось, что "...если привязать к ней амбар, то она свободно выйдет в космос вместе с ним".

Вот почему, когда нас в марте 1998 г. коснулся своим крылом "азиатский" кризис фондового рынка и одновременно были "съедены" Черномырдин и Куликов, политическая элита Вашингтона потребовала "...определить оптимальную форму реагирования, включая стимулирование в ближайшие три месяца полномасштабного финансового кризиса в России (что "благополучно" состоялось в августе 1998 г. - авт.), новые требования по демонтажу тяжелых ракет и переводу ядерного потенциала РФ под международный контроль".

Согласно действующему в настоящее время Договору СНВ-1 Россия продлила сроки эксплуатации в шахтах своих тяжелых МБР РС-20. В американской интерпретации Договор СНВ-2 предполагает уничтожение этих и других ракет с РГЧ ИН и развертывание взамен их нескольких сот легких моноблочных МБР типа "Тополь-М". Сроки, в которые должны быть осуществлены эти манипуляции, совершенно не реальны. Да у нас и нет финансов для осуществления такой рокировки. Американцы же оставляют на дежурстве свои МБР "Минитмен-III" с одной (и возможностью "быстрой догрузки" до трех штатных единиц) боеголовкой MIRV. Т.е. американский вариант однозначно означает для нас экономическое удушение и без того ослабленной России новым витком гонки вооружений.

3. В 1988 г. на встрече в г. Хельсинки Б. Ельцин дал американцам зеленый свет на продолжение программы СОИ под маркой тактической ПРО. Но вот характеристики этой новой ПРО явно космические! МИД России рекомендовал разрешить разработку средств перехвата целей в космосе, летящих со скоростью 3 км/с. Ельцин же из каких-то только ему известных "патриотических" побуждений согласился на требуемые американцами 5 км/с.

Более того, противоракетные системы воздушного и наземного базирования теперь могут иметь скорость 5,5 км/с, а морского базирования 4,5 км/с.

Известно, что самый мощный Северный флот России как правило (и это оптимально) располагал подводные ракетоносцы в прямоугольнике 1000 на 500 км (район архипелага Земля Франца-Иосифа и островов Новая Земля), в котором корабли Советского ВМФ отрабатывали учебно-боевые задачи, одновременно охраняя от вторжения нежелательных гостей заданную акваторию Северного Ледовитого океана. Увы, это было в прошлом. Сегодня, в условиях постоянного присутствия флота и авиации США в Баренцевом и Норвежском морях (и отсутствия там наших кораблей), наши БРПЛ и часть МБР наземного базирования попадают под прицел на начальной фазе траектории полета.

Справка в справке: 1997 г. "Пентагон приступил к созданию первого боевого лазера. По мнению начальника штаба ВВС США, новое оружие приведет к революции в стратегии и тактике военных действий. Лазер будет готов в конце 2002 г. Предположительно, он будет установлен на борту "Боинга-747" и использован для уничтожения баллистических ракет. Программа разработки лазерного оружия XXI века стоит чуть более 1 миллиарда долларов".

4. Подтверждая в Хельсинки общую приверженность к неукоснительному соблюдению бессрочного Договора по ПРО (1972 г.), президент США Б. Клинтон вдруг заявил, что его страна будет выполнять его только до 2009 г.! Далее США может в одностороннем порядке разорвать его. Надо полагать, что у Америки есть уверенность: к этому времени наши стратегические ядерные силы будут практически уничтожены. Вот и доверяй "другу" Биллу!

Проект GBI включает в себя и разработку антиракеты наземного базирования для перехвата пропущенных боеголовок на больших высотах в атмосфере (до 60 км). Создание таких ракет базируется на отработанных в 1970-х гг. технологиях разработок противоракет "Спринт".

Если быть точным, то противоракета "Спринт" к 1980-м гг. была модернизирована. Используя накопленный опыт, фирма "Мартин-Мариетта" в рамках исследований по программе ПРО LOAD создала новую антиракету "Сентри". Эта противоракета предназначалась в основном для защиты стартовых шахт МБР "MX". Однако и это было еще не все. Дальнейшее совершенство противоракет для борьбы с боеголовками в нижних слоях атмосферы проходило в рамках программы SRHIT.

Рис. 3.66

Фирмой "Воут" была сконструирована одноступенчатая, твердотопливная противоракета SRHIT (рис. 3.66) длиной 2,74 м и диаметром корпуса 0,24 м. Ракета была оборудована комбинированной системой наведения, включающей в себя инерциальный блок с лазерным гироскопом и радиолокационную активную (т.е. излучающую и принимающую отраженные от цели радиоволны) головку самонаведения. Ракета не имела боевой части и была рассчитана на прямое попадание в цель при собственной скорости сближения около 4570 м/с. Бортовая аппаратура антиракеты была связана с наземными средствами обнаружения и целеуказания. По ее данным, инерциальный блок обеспечивал выведение ракеты в определенную точку пространства, где начинала работать радиолокационная ГСН. Маневрирование ракеты осуществлялось реактивной системой фирмы "Атлантик Рисерч", использующей более 100 миниатюрных РДТТ. Сопла этих двигателей располагались по окружности в средней части корпуса ракеты в зоне ее центровки. По мнению специалистов, антиракета SRHIT могла перехватывать боеголовки МБР в диапазоне высот от 10 до 15 км, что подтвердили летные испытания. Полагали, что эта ракета обеспечит замену антиракеты "Сентри".

В начале 1984 г. фирмам "Боинг", "Локхид", "Макдоннелл-Дуглас" и "Мартин-Мариетта" были выданы контракты по 4,5 миллиона долларов на исследования по проекту HEDS (ХЕДС). Сейчас стало известно, что разрабатываемая противоракета ХЕДС рассчитана на действие в комплексе с наземной РЛС обнаружения и целеуказания и бортовым самолетным комплексом АОА аналогичного назначения.

Рис. 3.67

Предполагают, что антиракета будет иметь неядерную боевую часть шрапнельного типа (рис. 3.67) с большим числом поражающих элементов в виде металлических шариков. Промах аппарата-перехватчика не должен превышать 1 м. Скоротечность полета антиракеты предполагает, что после обнаружения и захвата цели на дальности около 60 км время работы ГСН составит всего лишь 4 с. Это предъявляет повышенные требования к маневренности аппарата-перехватчика и быстроте срабатывания его подрывных устройств. По мнению зарубежных специалистов, двухступенчатая антиракета по проекту ХЕДС будет иметь стартовую массу 5-7 т, наклонную дальность полета около 200 км и сможет перехватывать боеголовки МБР в диапазоне высот от 15 до 60 км. В 1992 г. в Израиле проведено успешное испытание противоракеты ХЕДС, которая разрабатывается в рамках программы СОИ с 1988 г.

Достижения в области науки, техники и технологии позволили к концу 1980-x гг. значительно усовершенствовать антиракету ХЕДС. В докладе ООСОИ конгрессу описана практически новая противоракета такого назначения НЕDI (ХЕДИ), только чем-то отдаленно напоминающая первоначальный вариант противоракеты начала 1980-х гг. (рис. 3.68).

Рис. 3.68

Вы уже обратили внимание на главное отличие новых ракет от "спартанов" и "спринтов"? Это - применение ГСН на заключительном этапе сближения с целью. Так же, как и противоракета ЭРИС, антиракета ХЕДИ обладает способностью распознавать в условиях верхних слоев атмосферы боеголовки среди тяжелых ложных целей. Как же это возможно, если ее полет проходит с гиперзвуковыми скоростями и образование плазмы вокруг головной части ракеты неизбежно? А ведь известно, что радиоизлучения экранируются плазмой, поэтому и ИК-датчики головки самонаведения такой ракеты работать не будут. Оказывается, будут, если создать такую форму головной части, чтобы плазма у некоторых ее поверхностей "отбрасывалась" достаточно далеко и рассеивалась в атмосфере.

Именно в таких поверхностях головной части противоракеты ХЕДИ и установлены специальные окна из сапфира, сохраняющие способность бортовых ИК-датчиков "видеть" через них, обнаруживать тепло от ядерной боеголовки и направлять на нее противоракету. Сапфировое окно было изготовлено в 1988 г. из самого большого в мире кристалла, который удалось вырастить. Испытания таких окон на воздействие тепловых нагрузок и деформаций конструкции при огромных стартовых перегрузках противоракеты прошли успешно - оптические качества сапфирового стекла не ухудшились. В январе 1990 г. проведено первое летное испытание противоракеты ХЕДИ. В процессе испытания была продемонстрирована возможность эффективного охлаждения носовой части противоракеты и окна датчика ГСН.

Резко увеличена маневренность новой противоракеты благодаря применению в двигательных установках пластинчатой технологии изготовления топлива. Как отмечается в докладе ООСОИ, для антиракеты ХЕДИ создан двигатель коррекции массой 4,1 кг, развивающий тягу 3732 кг. Это грубо сравнимо с тягой двигателя на лунном модуле "Орел" (пилотируемая программа "Аполлон"), масса которого составляла 146,2 кг. Сообщается, что достижения технологии "platelet" позволили создать миниатюрный двигатель коррекции с тягой 4760 кг.

Противоракета ХЕДИ будет получать информацию о целях от БКС системы SSTS, бортовых самолетных комплексов АОА и РЛС наземного базирования через Командный центр управления. Последний будет распределять противоракеты по каждой атакующей боеголовке, вводить данные о ее траектории в процессоры антиракеты и выдавать команду на пуск. Противоракета ХЕДИ является самонаводящейся, однако в полете она будет принимать уточненные данные о местоположении боеголовки и ее маневрах. За несколько секунд до момента перехвата аппарат-перехватчик с ГСН отделится от противоракеты. Головка самонаведения "захватит" атакующую боеголовку ИК-датчиком и наведет аппарат-перехватчик на цель. В некоторых разработках предлагается для обеспечения взрыва осколочного боеприпаса в непосредственной близости от боеголовки применять лазерный локатор - самый точный из известных в настоящее время определитель расстояний.

Уже прошли испытания некоторые элементы, узлы и системы ракеты. Так, в аэродинамической трубе успешно осуществлено отделение обтекателя противоракеты и испытано устройство теплозащиты аппарата-перехватчика; собран и испытан блок формирования сигналов изображения; успешно испытана осколочная боевая часть противоракеты. Таким образом, отмечается в докладе ООСОИ конгрессу США, противоракета ХЕДИ в настоящее время является наиболее совершенным средством оружия для СОИ. Поэтому в течение 1989-1991 финансовых годов в рамках проекта KITE планировалось провести несколько летных испытаний противоракеты. По мере уточнения технологий в процессе испытаний будет корректироваться основной проект боевого образца противоракеты ХЕДИ.

Есть такие моменты в создании противоракетной обороны США, которые обойдены молчанием в докладе бывшего министра обороны Ф. Карлуччи и директора ООСОИ генерал-лейтенанта ВВС Дж. Абрахамсона. К ним относится создание ствольных и ракетных систем залпового огня. Так, на ранних этапах проработки проектов по программе СОИ обсуждалось множество способов уничтожения атакующих боеголовок противника путем создания в пространстве своеобразной заградительной завесы из поражающих элементов. Правда, в начале 1984 г. лаборатория вооружений ВВС (авиабаза Киртленд, штат Нью-Мехико) сократила число таких программ с 65 до 10. Тем не менее исследования по оставшимся программам интенсивно продолжаются.

Особые надежды американскими специалистами возлагались на динамореактивную или безоткатную пушку фирмы "Траунд Интернэшнл". Пушка (системы Гатлинга) имеет 360 противоположно вращающихся стволов и может вести огонь очередями, используя снаряды с малоразмерными поражающими элементами. Полагали, что такое оружие может оказаться эффективным при защите стратегических целей, например, стартовых шахт МБР "МХ". Сообщалось, что при использовании такой пушки в космосе ее снаряды в течение 1 с могут сформировать на пути движения боеголовки облако длиной около 1200 м из 1,2х106 поражающих элементов. Учитывая большую скорость снаряда (орбитальная скорость платформы с пушкой плюс скорость движения снаряда в канале ствола), считают, что кинетическая энергия, доставляемая им к цели, составит 130 Мдж.

Другой интересный проект разработала фирма "Сандиа Нэшнл Лэборатри". В основе его система заградительной завесы методом залпового пуска большого числа высокоскоростных неуправляемых ракет, которые менее чем за 1,5 с должны достигать высоты 1,5-3 км. На этих высотах из каждой ракеты будует выброшено несколько сот стальных кубиков. Пусковые установки контейнерного типа будут наводиться в определенную точку пространства с помощью РЛС, совмещенной с высокоскоростной ЭВМ. По расчетам, заградительная завеса должна обеспечивать высокую вероятность поражения атакующей боеголовки на дальности не менее 1600 м от обороняемой шахты МБР (рис. 3.69).

Рис. 3.69

Подобный способ обороны прорабатывался и в рамках программы "Хай Франтир". По проекту в каждой из множества пусковых установок должно располагаться около 1000 готовых к старту малогабаритных неуправляемых ракет "Свомджет", разработанных фирмой "Трактор" (рис. 3.70).

Рис. 3.70

Ракета имеет стартовую массу 1,36 кг и снабжена РДТТ, обеспечивающим максимальную скорость полета 1500 м/с при частоте вращения вокруг продольной оси около 60 тыс. оборотов в минуту. Предусматривалось, что ракеты, запускаемые в последних залпах, будут лететь с несколько большей скоростью, поэтому все ракеты достигнут зоны перехвата почти одновременно и создадут заградительную завесу.

Заканчивая описание противоракет и способов их применения, нельзя не упомянуть разд. 5.4 доклада СОИ конгрессу - "Противоракетная оборона на театрах войны". В нем идет речь о создании оборонительных средств против ракет, угрожающих союзникам США и американским военным объектам, находящихся за рубежом. Такое оружие на двух- и многосторонней основе создается союзниками США для защиты Европы, Ближнего Востока и западной части Тихого океана. Координация вопросов создания и испытания оружия театров войны осуществляется через командование стратегической обороны армии США, находящееся в знакомом читателю городе Хантсвилл (штат Алабама). В докладе ООСОИ отмечается, что советские МБР SS-19 (имеющие, по зарубежным справочным изданиям, шесть боеголовок индивидуального наведения мощностью 550 кт каждая) в 1991 г. были нацелены на Европу. Однако, считают составители доклада, они "...могут быть перехвачены теми же средствами космического базирования, которые будут использоваться против ракет, находящихся на траекториях полета к Соединенным Штатам". Тогда какое же оружие создается США и их союзниками для театров военных действий?

Это:

- противоракета с увеличенной дальностью действия ERINT-1, проектируемая на основе экспериментальной технологии легкой самонаводящейся противоракеты FLACE. Основное назначение ракеты - поражение прямым попаданием на достаточно большой высоте маневрирующих тактических ракет противника. Непременное условие - противоракета ERINT-1 должна быть совместима и дополнять существующие системы ПВО, такие как "Пэтриот". В1992 г. проведено первое (из восьми запланированных) испытание противоракеты ERINT-1 на полигоне Уайт-Сэндс:

- противоракета "Эрроу" для борьбы с боеголовками противника на больших высотах (дальноть действия - 1000 км). Информация о ее разработке весьма скудна, однако известно, что она будет способна обеспечивать защиту определенной территории (объекта). Создание противоракеты - совместный проект США и Израиля при соответствующем финансовом долевом участии 80:20. В 1991 г. проведено первое летное испытание противоракеты "Эрроу" для системы ПРО ТВД.

Не случайно ООСОИ выделила 109,3 млн долларов на исследования технологий по борьбе с баллистическими ракетами малых дальностей. Это понятно - после уничтожения по Договору РСМД баллистических ракет средней и меньшей дальности особую тревогу США, стран НАТО, Израиля и Японии вызывает оборона от тактических баллистических ракет, "...которые представляют прямую угрозу союзникам и дружественным США странам". Вот почему командованию стратегической обороны армии США вменено в обязанность "перекачивать" новейшие достижения в рамках программы СОИ в программу АТBМ, "разрабатывающую" ПРО театров военных действий. На эти цели ООСОИ выделило 130,2 млн долларов в 1990 г. и запросило 143,6 млн долларов в 1991 финансовом году.

Однако наука сказала свое веское слово: есть более перспективные способы борьбы с боеголовками на низких высотах. Это - рельсовые электромагнитные пушки наземного базирования с самонаводящимися снарядами.

HVG - это проект создания гиперскоростной электромагнитной пушки (в некоторой отечественной и зарубежной литературе этот вид оружия называют "электродинамический ускоритель массы"). В 1990 г. утверждена программа испытаний гиперзвуковой пушки по проекту HVG. Первые испытания показали, что такие пушки наземного базирования могли бы применяться для поражения боеголовок МБР в атмосфере на средних высотах (более 30 км), а также использоваться в системах обороны от тактических ракет при сочетании таких пушет со снарядами, имеющими ГСН и систему аэродинамического маневрирования при подлете к цели.

Привлекательность давно возникшей идеи создания таких пушек состоит в том, что они могут обеспечить уничтожение боеголовок противника за счет высокой скорострельности большим числом дешевых управляемых снарядов. При этом относительно высокая стоимость каждой пушки (а все без исключения проекты СОИ проходят всесторонний квалификационный анализ, главным критерием которого является "эффективность-стоимость") компенсируется низкой стоимостью снарядов и возможностью перехвата большого числа боеголовок, особенно при отражении массированной атаки.

В пушках проекта HVG используется электромагнитный (электродинамический), электротермический и другие перспективные способы разгона снарядов до чрезвычайно высоких скоростей. Это очень важно для любого кинетического оружия, но особенно важно для оружия СОИ, где скорости полета объектов атаки доходят до 7,5 км/с. Пороховой заряд даже теоретически не может обеспечить такой скорости, так как скорость разлета молекул пороховых газов при быстром горении (взрыве) достигает только 3 км/с. (Поэтому естественно, что дульная скорость снаряда не превышает 2 км/с).

Практическое претворение в жизнь идеи использования электромагнитного поля для метания артиллерийских снарядов относится к 1916 г. На ствол орудия надевались обмотки из провода, затем по ним пропускали электрический ток. Снаряд под действием сил электромагнитного поля втягивался в катушки, получал необходимое ускорение и вылетал из ствола. В то время снаряд массой 50 г удалось разогнать только до скорости 200 м/с. Было понятно, что для разгона более тяжелого снаряда необходимо создать очень сильное электромагнитное поле (т.е. увеличить число витков в обмотке и пропустить по ним большой ток) или увеличить время его воздействия на снаряд (т.е. значительно удлинить ствол пушки). Практически осуществить все это в годы Первой и Второй мировых войн не удалось.

Национальная программа создания в США такой пушки была начата сухопутными войсками, ВВС и управлением DARPA (ДАРПА) в 1978 г. Тогда эта программа предусматривала создание тактических артиллерийских электромагнитных пушек, но в 1983 г. была переориентирована на разработку стратегических средств перехвата МБР и их боеголовок в рамках программы СОИ. Упоминавшаяся ранее комиссия во главе с Дж. Флетчером отметила, что это новое оружие для ПРО является средством ближайшей перспективы. В этом же году ряд крупнейших фирм Америки ("Дженерал Дайнэмикс", "Вестингауз", "Дженерал Электрик", "Линг-Темко-Воут", "Дженерал Атомик", "Мартин-Мариетта", "Литтон", "Рокетдайн", "Джи Эй Технолоджиз", "Дженерал Рисерч", "Физикс Интернешнл", "Аэроджет"и др.) вложили в свои собственные научные работы по этому направлению более 1 млн долларов каждая.

Наиболее перспективной по конструкции многие фирмы сочли рельсовую электромагнитную пушку ("рельсотрон"), которая, по сути дела, представляет собой линейный электродвигатель постоянного тока (рис. 3.71).

Рис. 3.71

Ток большой силы проходит по нижней рельсовой направляющей к сердечнику и возвращается по верхней рельсовой направляющей. Магнитные поля, образующиеся вокруг рельсовых направляющих, создают между ними однонаправленное (униполярное) поле. Замкнуть контур магнитного поля можно, например, поместив внутри шин подвижную металлическую тележку (сердечник). Далее в "работу" вступают силы Лоренца, действующие под прямым углом к линиям силового поля, и создают мощный выталкивающий импульс.

Помните правило "левой руки" из учебников физики: если поместить левую ладонь так, чтобы вытянутые пальцы указывали направление тока, а линии магнитного поля впивались в ладонь, то отставленный большой палец укажет направление силы, действующей на проводник. Приложите левую руку к картинке рис. 3.71 и увидите, что замкнутое электромагнитное поле будет создавать давление, которое стремится раздвинуть рельсовые направляющие. Однако массивные шины-рельсы закреплены, и единственным подвижным элементом системы является тележка.

Сердечник-тележка, используемый в качестве метательного снаряда, начнет скользить между двумя рельсовыми направляющими. Причем однонаправленное поле взаимодействует с индуцируемым в сердечнике током, создавая дополнительную силу, также действующую под прямым углом параллельно рельсовым направляющим.

В августе 1984 г. в США были проведены первые стрельбы. Скорость метания вначале составляла 680 м/с, а затем 1,7 км/с. Проблема, стоявшая перед разработчиками такой пушки: достичь скорости метания управляемых снарядов массой 2 кг, равной 2-6 км/с (для тактического применения) и более 10 км/с - для использования в рамках программы СОИ.

Полагают, что задел научно-технических работ в этой области английских и австралийских ученых позволит совместными усилиями решить поставленные задачи. По мнению некоторых зарубежных специалистов, масса штатной электромагнитной пушки космического базирования первого поколения составит 25-150 т. При скорострельности один снаряд в секунду пушка сможет метать снаряды массой 1-2 кг со скоростью 5 - 25 км/с, что позволит перехватывать МБР и их боеголовки как в космосе, так и в атмосфере.

Рассмотрим проекты электромагнитных пушек некоторых фирм. В Пикатиннском арсенале (город Денвер, штат Колорадо) разработана и построена опытная электромагнитная пушка для метания снарядов со скоростью более 4,2 км/с (рис. 3.72).

Рис. 3.72

КПД пушки составил 30%. Основываясь на практических результатах работ своего арсенала, фирма "Вестингауз" разработала проект электромагнитной пушки космического базирования, габариты которой соразмерны грузовому отсеку МТКК "Спейс Шаттл" (рис. 3.73).

Рис. 3.73

Совместная кооперация научных разработок фирмы и Техасского университета предусматривает доведение КПД боевой пушки до 50%. С помощью экспериментальной пушки, созданной в Центре электромеханики Техасского университета (г. Остин), удалось обеспечить метание частицы высокоплотной плазмы массой 0,1 г со скоростью 40 км/с (рис. 3.74).

Рис. 3.74

Ранее уже упоминалось, что в состоянии плазмы газообразная масса содержит ядра и электроны, уже ничем не связанные в веществе. Однако масса вещества при этом полностью сохраняется. Поэтому получить такой "плевок" (всего-то 0,1 г!) при скорости 40 км/с плюс встречная скорость МБР или боеголовки 7,5 км/с - не подарок. (В докладе ООСОИ конгрессу имеются отрывочные и ничем не аргументированные сообщения о том, что в 1960-х годах Советский Союз разработал экспериментальную пушку, выстреливающую поток частиц тяжелых металлов - вольфрама и молибдена. Утверждается, что скорость "пачки" таких частиц доходила до 25 км/с в атмосфере и более 60 км/с в вакууме).

Все это было достигнуто США в 1984-1985 гг., а планами на будущее предусмотрено приступить к производству электромагнитной пушки, способной выпускать 10 снарядов массой по 800 г за 0,16 с. (По некоторым сообщениям, достигнутая скорострельность составляет пять снарядов за 0,5 с). Скорость метания снарядов должна приблизиться к 2 км/с. Предполагается, что длина боевой рельсовой электромагнитной пушки составит 100 м, масса метаемого снаряда - 2 кг при скорости метания 25 км/с. (Задачей-максимум ученых Техасского университета является достижение скорости снаряда 50 км/с). Оптимальная высота орбиты, с которой будет действовать такая пушка, составит 2000 км. Считается, что для обеспечения высокой вероятности поражения одной МБР пушка должна выпустить четыре снаряда. По расчетам зарубежных специалистов, для поражения МБР РВСН потенциального противника (в 1991 г. Советский Союз имел 1398 МБР наземного базирования) на стартовом участке полета потребуется развернуть в космосе около 100 БКС с рельсовыми электромагнитными пушками, рассчитанными на 50 выстрелов каждая.

Управление ДАРПА, ВВС США и фирма "Линг-Темко-Воут" проводили эксперименты по метанию кубиков массой 2,5 г из знакомого читателю материала лексан. Опытная электромагнитная пушка для имитации условий космического пространства была установлена в вакуумной камере. Экспериментаторам удалось добиться метания кубиков со скоростью 8,6 км/с, при этом коэффициент преобразования электромагнитной энергии в кинетическую энергию кубика составил около 40%.

Рис. 3.75

Кубики свободно пробивали пластины толщиной 6,5 мм (рис. 3.75).

Рис. 3.76

Любопытный проект электромагнитной пушки космического базирования представлен фирмой "Дженерал Рисерч" (рис. 3.76). Планируется, что боевая космическая станция с такой пушкой для обеспечения электроэнергией будет иметь на своем борту ядерный реактор с турбиной. Сообщалось о результатах лабораторных испытаний экспериментального образца пушки и скорости метания ею поражающих элементов (масса неизвестна), достигшей свыше 10 км/с. В боевом варианте применения такой пушки предусматривается, что ее снаряды будут иметь ГСН, включающуюся на конечном участке полета снаряда.

Рис. 3.77а

Рис. 3.77б

Свой вариант электромагнитной пушки представила фирма "Аэроджет Техсистемз" (рис. 3.77а, рис.3.77б). По расчетам, эта гиперзвуковая пушка будет обеспечивать скорость метания снарядов, близкую к 25 км/с. Для уменьшения массы пушки масса самонаводящегося снаряда не должна превышать 1-2 кг, а его конструкция выдерживать перегрузки в 100.000 g. По-видимому, последнее условие достижимо, так как современные самонаводящиеся артиллерийские снаряды массой в несколько килограммов выдерживают перегрузки 2Е4 g.

Определенных успехов добилась корпорация "Дженерал Электрик" в деле создания снарядов для электромагнитных пушек. Техника, разработанная по совместной программе сухопутных войск и фирмы "Мартин-Мариетта" для артиллерийского управляемого снаряда "Коперхед", взята за основу в разрабатываемой системе оружия. Точность наведения снаряда на цель планируется обеспечить пассивной лазерной ГСН, зеркало которой будет раскрываться после выстрела на конечном участке траектории полета (рис. 3.78).

Рис. 3.78

Безусловно, что при такой системе наведения цель (МБР или боеголовка) должна быть "подсвечена" каким-либо низкоэнергетическим лазером космического базирования - только в этом случае отраженный от цели лазерный луч попадает в зеркало ГСН снаряда электромагнитной пушки, а его миниатюрные ракетные двигатели "довернут" снаряд на источник излучения, т.е. цель.

Имеются и другие проекты самонаводящихся снарядов. Так, по контракту с DАRРА фирмами "Дженерал Электрик" и GSD разработан телеуправляемый вариант снаряда, а корпорацией "Линг-Темко-Воут" - снаряд с инфракрасной головкой самонаведения.

Свой вклад в технику управления снарядами вносят ученые и специалисты американских фирм "Мартин-Мариетта", "Форд Аэроспейс" и "Дженерал Электрик". Ими разрабатываются почти фантастические проекты создания сверхскоростных малоразмерных управляемых снарядов массой около 10 г, изготовленных из абляционного материала, выдерживающих перегрузки 100000 g. Планируется, что при подходе к цели их скорость составит около 100 км/с. По сообщениям прессы, в качестве двигателя и средства наведения такого снаряда возможно использование средне-энергетического лазера.

Совместные усилия американских и голландских ученых не пропали даром. Изготовленная в США Электромагнитная пусковая установка была сдана в аренду (т.е. по сути дела, напрокат) и в 1988 г. испытана при стрельбах в Нидерландах. Интересно, что лицензия на ее изготовление передана также и Дании.

Ученые стараются преодолеть несколько барьеров, стоящих на пути создания боевого экземпляра электромагнитной пушки. Первый из них совместить несовместимое: добиться большой скорости снаряда при небольших размерах самой пушки. Расчеты ведущих советских физиков показывают, что при типичном времени разгона снаряда в несколько сотых долей секунды длина пушки составит около 125 м при скорости снаряда 10 км/с и 500 м - при скорости 20 км/с. (В докладе комиссии Дж. Флетчера упоминается в качестве конечной цели создания кинетического боевого оружия ускорение 105 g и скорость 20 км/с. Таким параметрам на современном этапе развития науки и техники соответствует электромагнитная пушка с длиной ствола 200 м). Добиться необходимой конечной скорости снаряда можно двумя способами: увеличить магнитное давление или уменьшить массу снаряда. Последний способ явно бесперспективен - уместить в маленьком снаряде ГСН, БЦВМ, ракетные двигатели, запасы топлива и источники питания просто невозможно. Поэтому идут по пути увеличения электромагнитного поля.

И тут на пути ученых стоит второй барьер - при давлениях примерно 1х10Е8 Па достигается предел механической прочности. Причем, если сами шины-рельсы можно сделать достаточно массивными для компенсации их распирания внутренним давлением сил Лоренца (хотя для космического базирования это крайне нежелательно из-за увеличения массы), то избавиться от их нагрева при прохождении мгновенного и огромного по силе тока - задача не из легких. Тепловой нагрев шин сильно ограничивает скорострельность пушки и так же, как и в обычных артиллерийских системах, снижает точность попадания вследствие частичной деформации ствола. Третьим барьером, стоящим на пути разработчиков электромагнитных ускорителей массы, является то, что контактная тележка при мгновенном воздействии гигантского тока расплавится, частично испарится, а частично превратится в плазму. Такое плазменное облако будет являться своеобразным поршнем для снаряда, который должен быть электрически изолирован от него. Само же облако, напротив, должно иметь хороший электрический контакт с шинами. Вот почему в печати часто упоминаются снаряды для рельсотронов из диэлектрического материала (например, лексана). Для повышения точности стрельбы снаряд должен перед выходом из ствола оторваться от облака плазмы. Сделать это, на первый взгляд, очень просто - разорвать электрическую цепь. Но при больших токах это часто приводит к большим перенапряжениям и, как следствие, пробоям обмоток. Кроме того, снаряд в момент отрыва от плазменного облака-поршня может получить случайный импульс и вылететь из ствола с некоторым угловым отклонением. На дальностях в 1000-3000 км (а именно на такие дальности рассчитано оружие в программе СОИ) оно составит такое расстояние, что не хватит никакого топлива для "доворота" снаряда до цели. Правда, в американской печати сообщалось о разгоне снарядов с помощью самой плазмы (рис. 3.79), но это ни в коей мере не решает поднятых проблем.

Рис. 3.79

Особенно сложной проблемой в новом оружии является энергетическое обеспечение. Для создания огромных токов в ограниченное время применяются униполярные генераторы.

Униполярный - это бесколлекторный генератор постоянного тока. На статоре простейшего униполярного генератора (соосно с валом) расположены две тороидальные (круговые) катушки возбуждения, создающие в кольцевом зазоре между статором и якорем постоянный магнитный поток. Собственно говоря, это своеобразные маховики. Но как раскрутить их в космосе и какая энергия должна поддерживать их момент вращения во время создания магнитного поля при выстреле, связанным с резким уменьшением оборотов, чего допустить никак нельзя - поле нужно поддерживать постоянным.

Если от пушки требуется высокая скорострельность, то энергия должна запасаться заранее. Это, по некоторым оценкам, может вызвать увеличение массы новой системы оружия до тысячи тонн, что никак неприемлемо для космического базирования. Вот почему усилия многих фирм направлены на миниатюризацию конструкций униполярных генераторов. Этим, в частности, занимается Техасский университет, разработки которого позволяют надеяться на уменьшение диаметра и массы генераторов с 1,5 м и 7 т до соответственно 0,7 м и 1,5 т при одновременном увеличении их энергии с 5 до 6,2 МДж. Сотрудники этого же университета создают импульсный генератор, обеспечивающий генерирование, накопление электроэнергии и охлаждение системы. По сообщениям, генератор будет работать на частоте 60 Гц и обеспечивать скорострельность 60 выстрелов в секунду.

Фирмы "Литтон", "Аэроджет", "Вестингауз" и "Дженерал Электрик" сконцентрировали совместные усилия в деле создания электромагнитной пушки космического базирования, система электропитания которой будет состоять из ядерного реактора (или газотурбогенератора), сопряженного с униполярным генератором мощностью 40 МВт.

Создание скорострельной электромагнитной пушки с газогенератором на жидком кислороде и турбиной для раскрутки униполярного генератора осуществляют корпорации "Рокетдайн" и "Вестингауз".

Посильный вклад в дело создания электромагнитных пушек стараются внести фирмы, ранее специализировавшиеся на разработке ядерных ускорителей "GA Текнолоджиз", "Линг-Темко-Воут", "Вестингауз", "Дженерал Электрик" и "Электромагнетик Ланч Рисерч". Они разрабатывают ускоритель с КПД преобразования электроэнергии близким к 50%. (Как считают некоторые известные ученые, с учетом электрических, механических и тепловых потерь общий КПД электромагнитных ускорителей массы составляет примерно 10%). Существенным подспорьем решения этой задачи явится создание системы охлаждения источника питания для обеспечения его многократного включения. В этом направлении проводит эксперименты фирма "Вестингауз" в содружестве с учеными ранее упомянутого Пикатиннского арсенала (принадлежащего этой фирме).

Фирма "Вестингауз" разрабатывает также технику, заимствованную из программы энергии ядерного синтеза. Эту технику планируют использовать при создании униполярных генераторов с высокой плотностью энергии. В таких генераторах предполагают применять алюминиевые роторы и титановые конструкции, охлаждаемые жидким кислородом или гелием. Уже созданные униполярные генераторы развивают ток более 1 МА при напряжении десятков вольт.

Важным моментом, влияющим как на скорострельность пушек в целом, так и на увеличение срока жизни их стволов, является начальное ускорение снарядов. Именно в первый момент прохождения огромного тока по шинам-рельсам возникает распирающий момент, который начинает выталкивать тележку-сердечник из ствола. При этом необходимо сдвинуть с места как тележку, так и снаряд, имеющие относительно большую массу покоя. Ряд фирм стараются устранить этот нежелательный эффект. В настоящее время рассматриваются способы первоначального ускорения снаряда. Первый из них связан с традиционным решением - первоначальный импульс снаряд получает от порохового заряда и далее, попадая в сильное электромагнитное поле, ускоряется до необходимого значения. Это - так называемая газоинжекционная система предварительного разгона (для предотвращения разрушения направляющих шин-рельсов при метании снаряда из неподвижного положения). Этот способ уже опробован в лабораториях города с милым названием Санта-Барбара (штат Калифорния), принадлежащих фирме "Дженерал Моторс". Метание поражающих элементов обеспечивалось газодинамической электромагнитной пушкой со скоростью 7 км/с. Результаты испытаний (рис. 3.80) оказались более чем убедительными.

Рис. 3.80

В основе второго способа (его претворяет в жизнь фирма "Вестингауз") положена электрическая система предварительного разгона снарядов. Разновидностью этого способа является создание корпорацией "Линг-Темко-Воут" совместно с Центром электро-механики при Техасском университете источников распределенной энергии, обеспечивающих подвод электроэнергии по всей длине канала ствола в пяти зонах. По этому же пути пошли ученые Лос-Аламосской лаборатории (штат Нью-Мехико), обещавшие в недалеком будущем провести демонстрационные испытания электромагнитной пушки с источником распределенной энергии. Объявлено, что снаряды пушки будут иметь массу около 1 г при скорости метания 20 км/с.

В целом многие зарубежные специалисты считают, что электромагнитные пушки в перспективе смогут обеспечить метание самонаводящихся снарядов массой 2,7-3,2 кг на дальность 3-5 тыс. км со скоростью 35 км/с. При этом длина пушки составит 45 м. Считается, что такие скорости обеспечат перехват МБР и отделившихся боеголовок на всей без исключения траектории их полета. Подчеркивается, что наиболее оптимальным будет применение таких пушек на баллистическом участке траектории полета боеголовок, а для точности наведения снарядов необходимо осуществлять подсвет целей низкоэнергетическим лазером самой БКС.

Любопытны данные анализа, проведенного американскими специалистами. Они убедительно показывают, что по сравнению с высокоэнергетическими лазерами, пучковым оружием, ядерными боевыми частями эквивалентной мощностью 25 т тротила и рентгеновскими лазерами с ядерной накачкой электромагнитные пушки обеспечивают воздействие большей энергии на единицу площади на дальности 2000 км при скоростях полета снаряда 10-20 км/с.

Читатели, видимо, обратили внимание, что фирмы ринулись участвовать в работах по проекту HVG. Удивляться этому не стоит. Бизнесмены с присущим им чутьем конъюнктуры рынка быстро оценили прогнозы ученых о том, что электромагнитные пушки могут быть использованы в многоэшелонированной системе СОИ гораздо раньше, чем оружие направленной энергии космического базирования других типов, в частности, пучковое и высокоэнергетическое лазерное. Но и на Земле такие пушки ожидают заманчивые перспективы, так как в них заинтересованы все без исключения виды вооруженных сил Америки.

Рис. 3.81

Действительно, помимо основного их применения в качестве оружия третьего эшелона ПРО (рис. 3.81) они могут быть использованы и для перехвата тактических баллистических ракет.

Из-за аэродинамического нагрева скорость полета снарядов в атмосфере не превышает 4,5 км/с. Однако технологии, полученные в результате работ в области повышения скорости входа боеголовок MБР в атмосферу, позволили избавиться от этого недостатка. И не только традиционным применением теплозащиты. Так, фирмы "Вестингауз" и "Аэроджет" работают в области систем испарительного охлаждения, основанных на введении жидкости в пограничный слой ударной волны через пористое покрытие снаряда.

Первыми приступили к исследованиям возможностей электромагнитных ускорителей массы военно-морские силы США. Программа этих работ продвинулась так далеко, что в настоящее время рассматривается возможность использования электромагнитных пушек для замены корабельных скорострельных установок "Вулкан-Фаланкс" и обеспечения защиты от противокорабельных ракет.

Сухопутные войска также рассматривают применение нового вида оружия. Большой вклад в формирование у армейского руководства позитивного отношения к электромагнитным пушкам внесла своими достижениями корпорация "Вестингауз". Работы фирмы по созданию новых импульсных источников энергии для стратегических систем привели к проектированию мощного наземного униполярного генератора массой 5,4-6,8 т, устанавливаемого на гусеничном шасси. (Ранее генераторы аналогичной мощности имели вдвое большую массу). Фирмой разработаны устройства многократного переключения тока, рассчитанные на применение в артиллерийских системах скорострельностью несколько выстрелов в минуту. Наконец, как результат описанных работ, фирмой был разработан проект противотанковой электромагнитной пушки, представляющий собой пушку калибром 155 мм на гусеничном шасси М-109. В настоящее время обсуждается возможность применения электромагнитных пушек в дальнобойной артиллерии. Предполагается, что дальность стрельбы таких пушек составит 50 км, а их снаряды будут оснащаться датчиками для наведения на конечном участке траектории полета

В декабре 1987 г. комитет по оборонным ресурсам министерства обороны СШA постановил создать комиссию JDAI как органа распространения технологий программы СОИ среди других управлений министерства обороны. В 1990 г. подведены первые впечатляющие итоги деятельности этой комиссии. Так, за три года в Сухопутные войска передано 558, в ВМС - 190 и в ВВС 1224 технологии СОИ.

Корпорации "Рокетдайн" и "Вестингауз" прочно завоевали позиции в создании скорострельных электромагнитных пушек для ВВС (и ПВО) США. Опытный образец такой пушки длиной 7,6 м и высокой скорострельностью (по некоторым источникам, 500 выстрелов в минуту) по габаритным размерам вполне удовлетворяет требованиям заказчиков. Для этой пушки фирма "Рокетдайн" модифицирует турбогенератор, ранее применявшийся на МТКК "Спейс Шаттл", а фирма "Вестингауз" будет строить униполярный генератор.

СОИ - людям. Похоже, проблемы конверсии (или значительная их часть) не вызывают у американцев особых озабоченностей. Разрабатывая программу СОИ, они уже заранее спланировали процесс передачи военных технологий в различные отрасли гражданского назначения. Именно поэтому раздел 6.8 ("Применение технологий") доклада ООСОИ конгрессу полностью посвящен этим вопросам. Мало того, для удобства гражданских пользователей ООСОИ создало информационную систему в области применения технологий СОИ (проект TAIS). К 1990 г. система TAIS содержала более 1300 несекретных непатентованных описаний технологий программы СОИ, а служба передачи технологий была представлена более чем 175 федеральными, 470 государственными и региональными учреждениями содействия деловой активности.

Вход в TAIS осуществляется посредством компьютера бесплатно для любой корпорации Америки или отдельного гражданина США, ознакомленных с требованиями министерства обороны и давших подписку об ответственности в случае передачи запрещенной информации иностранным гражданам без согласования с ведомствами США, осуществляющими контроль за экспортом. (Мы также используем, правда, на русский манер, американский опыт сохранения в секрете наиболее действенных своих военных открытий. Компьютерами для этих целей мы не разбрасываемся, однако жесткость системы обеспечения секретности довели почти до абсурда. Так, казалось бы, сданное в эксплуатацию промышленностью изделие (например, ту же боеголовку) на арсеналах и базах хранения специальными немногочисленными группами офицеров "доводят" до боевого вида (в плане ПРО) и только затем поставляют в войска без права разборки и ремонта отдельных узлов. Созданные почти кустарным способом указанные узлы снимаются с изделий при отправке последних на предприятия-изготовители в случае неполадок. Поистине не устаревает старинная русская поговорка - береженого и Бог бережет!).

Достижения, полученные в ходе НИОКР в интересах СОИ, уже нашли применение в медицине, электронике, оптике, вычислительной технике, связи, передаче энергии, материаловедении и промышленных процессах. Переданы такие достижения и из разработок электромагнитных пушек. Так, выдано разрешение на использование униполярного генератора в промышленности. В настоящее время его успешно применяют в коммерческих целях при импульсной сварке. Однако наибольшую отдачу сулит применение в бытовой технике магнитокалорического (магнитотеплового) эффекта: если в сильном магнитном поле вращать рабочее тело (или, наоборот, вокруг рабочего тела "вращать" магнитное поле) и попеременно то намагничивать, то размагничивать его, возникает интересное явление - при быстром размагничивании тело понижает свою температуру. Холодильная машина на этом принципе уже разработана для охлаждения ИК-датчиков, бортовых процессоров, опор подшипников гироскопа и других систем космического корабля и боевых космических станций (см. рис. 3.76).

Рис. 3.76

Теперь за дело взялись гражданские бизнесмены. Уникальными обещают быть новые бытовые холодильники - меньше по габаритам и массе, проще по конструкции, во много раз экономичнее в энергопотреблении. В них не будет каких-либо вращающихся частей, кроме дверей, если их не заменят, например, выдвигаемыми шкафами. Они будут экологически чистыми - ведь в них не будет фреона (или любого другого сжиженного газа), который, испаряясь, не только наносит ущерб здоровью людей, но и разрушает остатки озонового слоя над нашей головой.

Уже достаточно известная читателю направленностью работ Национальная лаборатория им. Лоуренса Ливермора (штат Калифорния) разработала по программе СОИ мощный линейный индукционный ускоритель, который можно использовать как безопасный источник облучения мяса, фруктов, овощей и другого продовольствия, после чего их можно хранить продолжительное время без потерь. Эта же технология уменьшает потребности во вредных химикатах для обработки продовольствия. Центры по обработке продуктов указанным способом предполагается построить в штатах Аляска, Флорида, Гавайи, Айова, Оклахома и Вашингтон.

В докладе ООСОИ конгрессу США четко намечены перспективы дальнейшей работы над проектами электромагнитных пушек. Среди достигнутых успехов упомянуто:

- продолжение работ по созданию электромагнитной пусковой установки Thunderbolt SUVA11 - испытательного стенда, способного выстреливать крупнокалиберные снаряды с большой скоростью;

- создание для проекта НVG самого крупного в мире импульсного источника энергии;

- ввод в действие электротермической системы на энергию 60 МДж и демонстрация материалов крупнокалиберных стволов скорострельных пушек, выдерживающих более 75 выстрелов из одного ствола без замены его материальной части;

- испытательные стрельбы однозарядных экспериментальных пушек на энергии 9 МДж;

- начало исследований в области создания других видов электро-магнитных пусковых установок.

В качестве задач на будущее, поставленных перед научно-исследовательскими организациями, в докладе отмечены следующие:

- испытания крупногабаритных скорострельных пушек и пушек, стреляющих одиночными выстрелами, с дульной энергией до 20 МДж;

- разработка космического снаряда массой 2 кг и менее;

- исследование возможности совместной работы аппаратуры снаряда (процессора, инерциального измерительного блока, головки самонаведения и ракетных двигателей) в условиях перегрузок до 100.000 g и воздействии мощных электромагнитных сил в стволе пушки;

- изучение возможности использования в качестве снаряда, разрабатываемого по проекту "Бриллиант пеблз", миниатюрного перехватчика массой менее 500 г, что позволит резко снизить массу системы электропитания и всей БКС.

В настоящее время все работы по проекту HVG находятся в стадии технологической разработки, направленной на оценку осуществимости проекта. Однако благодаря быстрому прогрессу уже созданы электромагнитные пушки с дульной энергией, уровень которой сравним с уровнем "...самых крупных пушек боевых танков".

О боевом применении нового оружия активно думают и "чисто" гражданские по профилю исследований научные учреждения. Так, Лаборатория реактивного движения НАСА предложила использовать принцип электромагнитной пушки, разработанной для СОИ, в электромагнитной пусковой установке для запуска на орбиту миниатюрных ИСЗ "... размером с банку для консервированных компотов". Ученые этой организации считают, что "... большое созвездие мини-спутников повысило бы живучесть спутниковых систем наблюдения в военное время".

Таково далеко неполное изложение положения дел в области создания систем кинетического оружия. Заканчивая описание всех систем оружия, нельзя не привести соображения руководителей ООСОИ о их месте и времени появления в противоракетной обороне.

Почему многомиллионная программа NDEW - создание лазеров космического базирования с ядерной накачкой - не упомянута ни на одном из этапов развертывания системы ПРО, остается на совести составителей доклада. По-человечески понятно это желание - незачем привлекать дополнительное внимание общественности к программе, страсти вокруг которой не утихают со дня ее появления на свет. Вполне возможно, что руководители ООСОИ посчитали: раз ракеты с такими лазерами стартуют с борта подводных лодок в момент возникновения критической ситуации, то о постоянном их присутствии на орбите не может быть речи, и они автоматически исключаются как элемент системы ПРО. Малоубедительное объяснение, тем более что система обнаружения GSTS, также размещаемая на готовых к старту ракетах, нашла свое отражение как элемент многоэшелонированной системы СОИ.

Супермозги для СОИ

Создать оружие - это совсем не значит, что оно будет самостоятельно выбирать цели и стрелять по ним. Главная задача, стоящая перед разработчиками программы "звездных войн", создать такую систему управления, чтобы она могла эффективно задействовать все имеющиеся средства противоракетного оружия для уничтожения атакующих МБР противника и их боеголовок. Решению этих проблем и посвящена четвертая из военно-технических проблем, которая объединена рамками программы "Системный анализ и боевое управление" - SA/BM.

Задачами боевого управления системой СОИ являются:

- сбор, первичная обработка и корректировка (в связи с постоянно меняющейся обстановкой) данных о стартующих баллистических ракетах противника;

- расчет траекторий ракет и отделившихся от них боеголовок;

- наведение всех комплексов космического и наземного оружия, а также самолетов-перехватчиков (оснащенных противоракетами и высокоэнергетическими лазерными установками), выбор момента поражения цели в данном эшелоне обороны, корректировка данных в соответствии со степенью поражения и повторение операций для последующих эшелонов обороны.

Эта военно-техническая проблема охватывает ряд программ, из которых наиболее важной и сложной является CC/SOIF - "Командный центр (ввод системы и интеграции функций)". Эта ключевая программа включает в себя весь спектр вопросов боевого управления оружием СОИ и состоит из пяти разделов: алгоритмов, процессоров, разработки программного обеспечения, концепций сети и средства связи.

Рассмотрим подробнее эти разделы.

Алгоритмы - это последовательность правил, применяемых при решении задач. В программе "звездных войн" разработка алгоритмов включает в себя анализы и исследования, которые обеспечивают выбор того или иного варианта построения системы ПРО с учетом "сценариев угрозы". Системный анализ (одна из частей главной военно-технической проблемы SА/ВМ) как раз и подразумевает создание архитектуры СОИ с всевозможными вариациями ее наземных и космических эшелонов. Эту задачу совместно решают ученые и генералы, которые "проигрывают" множество различных вариантов. Оперируя главным образом теми данными о советских МБР и БРПЛ, которые им предоставили агентурная и техническая разведки в лице Центрального разведывательного управления и Агентства национальной безопасности, они пытаются спланировать за нас сценарии их применения и (со своей стороны) предусмотреть действенные контрмеры нейтрализации ракетного удара с помощью оружия ПРО.

"Один из компьютерных кудесников, ракетный энтузиаст и любитель военных ядерных игр", - так охарактеризовал Энди Вайсберга американский писатель Уильям Брод, посетивший в начале 1980-х гг. Ливерморскую национальную лабораторию. Энди (конечно, стипендиат фонда Герца) занимался ключевыми проблемами в группе "О". Он проигрывал "...сценарии за "команду красных", т.е. обдумывал с помощью компьютеров те шаги, которые могут предпринять Советы, чтобы обмануть противоракетную оборону".

Вайсберг, веря, что система ПРО Америки будет лучше, чем у СССР, приветствовал сокращение стратегических вооружений, "...так как в этом случае меньшее число оружия означает, что хороший щит будет только у Америки". Тем не менее Энди сказал, что известные сомнения у людей, нажимающих красные кнопки, должны оставаться, так как "... один Бог знает, насколько эффективной будет эта оборонная система. Она никогда не может быть проверена - особенно под той нагрузкой, о которой мы говорим. В частности, система "хлопушек", которых нет на орбите, способна заставить нападающего усомниться в действенности обороны".

Понятно, что все проекты принятия решений по данному вопросу скрыты за семью печатями и огласке не подлежат.

Процессоры - главное звено всей системы СОИ. Хотят того американцы или нет, а определяют наличие угрозы (старта МБР противника) по совокупности заложенных в них признаков сами процессоры. Человек имеет только несколько секунд для решения - применять или не применять оружие ПРО. На проверку данных ЭВМ у него просто нет времени, так как быстротечность полета МБР может "сожрать" тот небольшой лимит времени, когда еще можно эффективно применять это оружие (вспомните, что основная идея всей стратегии СОИ основывается на уничтожении стартующих ракет).

Система управления оружием (и это неоднократно подчеркивалось американской печатью) - грандиозная по своим масштабам система с искусственным интеллектом, содержащая экспертные знания, многочисленные варианты военно-политической ситуации и возможных путей ее развития. Она должна обладать высокой устойчивостью перед возможными контрмерами противника, обеспечивать автоматизированное управление многочисленными элементами системы ПРО, распределять между ними боевые задачи, проверять исполнение и мгновенно учитывать изменения в обстановке.

Для решения этих еще никогда доселе не решаемых задач потребуется система компьютеров следующего, пятого поколения, устанавливаемых как в Командном центре ПРО, так и на боевых космических станциях. Их быстродействие должно составлять миллиарды операций в секунду (для сравнения - бортовая ЭВМ на МТКК "Колумбия", продаваемая и имеющаяся сейчас в ряде организаций нашей страны, имеет быстродействие 100 тыс. операций в секунду). Исключительная сложность составления программ для новых компьютеров не по силам человеку - их могут "сработать" только специальные программирующие ЭВМ.

Итак, вырисовываются две проблемы, которые необходимо решить при создании системы боевого управления действиями СОИ. Первая - создание самих компьютеров с невиданным до сих пор объемом памяти и быстродействием, умеющих, кроме того, проверять правильность решения задач и исправность собственных узлов и элементов, и вторая - правильность создания гигантских по масштабам математических программ, не имеющих ошибок.

Английское слово "компьютер" произошло от латинского "компьюто" считаю, вычисляю. Люди, не имеющие с ними "дела", иногда ошибочно думают, что компьютеры сами могут решать различные задачи. Это самое распространенное заблуждение. Не думаем же мы, глядя на обыкновенные счеты или механический арифмометр, что они решают за нас что-то. А компьютеры те же счеты, только электронные, и без головы человека они просто красиво оформленные игрушки. Учат их уму-разуму специально подготовленные математики - программисты. Как и любая учеба начинается с азов, так и машину вначале нужно обучить языку человека. Специалисты нашли наиболее простой язык общения - используя комбинации токовых и бестоковых электрических посылок, создавать из них эквиваленты букв, цифр, символов, слов, понятий и характерных признаков того или иного явления. Как прилежный ученик, запоминает такие "уроки" машина - это и будет ее "разговорный" язык. Теперь человек уже может общаться с машиной и задавать ей задачи, а машина по запросу сама выбрать из ряда пришедших на ее вход сигналов уже "знакомые и заученные" ею понятия, решить "знаковую" задачу и показать ответ (а то и сам процесс решения) на экране дисплея. Человек также может запросить машину о необходимых или недостающих сведениях, используя цифровые коды языка машины. Безусловно, запас слов в памяти машины должен состоять не из 30, как у людоедки Эллочки из романа Ильфа и Петрова, иначе машина будет отвечать вопросы приблизительно так же, как эта обворожительная кретинка.

Проблемы раздела "Процессоры" читателю уже достаточно знакомы из предыдущих глав, но нет предела совершенству. Это в очередной раз доказали молодые ученые из Леверморской национальной лаборатории, которая держит пальму первенства в разработке суперкомпьютеров для СОИ.

Немного о суперкомпьютерах. В буклете, выпущенном к 30-летию работы Ливерморской лаборатории, писалось, что группа "О" была "... занята прежде всего разработкой сверхсовременного цифрового компьютера". Уважим авторов брошюры - пусть разработка лазеров с ядерной накачкой останется лишь дополнительным творческим ответвлением научных поисков группы "О". Одно лишь неясно: если уж ведутся такие сугубо мирные разработки, то зачем нужен высший допуск секретности членам этой группы и отпочковавшейся от нее другой группы - создателей компьютеров по "Проекту S-1"?

Разные, но талантливые люди отобраны в компьютерную группу. Два ее члена, пришедшие в лабораторию в 1975 г., уже достигли статуса суперзвезд. Это Томас Маквильямс и Куртис Уинддоус-младший. Оба, конечно, стипендиаты фонда Герца. Оба окончили факультет компьютеров Стенфордского университета. Ливерморская лаборатория была одним из редких мест, где можно было работать на супер-ЭВМ: ведь из-за их дороговизны (пять и более миллионов долларов) к началу 1980-x гг. в мире насчитывалось около 70 суперкомпьютеров. Некоторые из них (и такие были установлены в Ливерморе) могли выполнять миллиарды операций в секунду. Кстати, даже Лос-Аламосская лаборатория (главный конкурент по разработке вооружений) вынуждена арендовать "память" у супер-ЭВМ Ливерморской, но... только в ночное время и по выходным.

Молодые инженеры занялись решением фантастической проблемы составить такую программу для компьютера, с помощью которой можно было бы спроектировать и построить другой компьютер. "Курта и Тома считали окончательно свихнувшимися, - говорил Лэрри Уэст (в начале 1980-х гг. Лэрри было 28 лет и он был одним из самых старых и авторитетных членов группы "О"), - ведь было хорошо известно, что большие компьютерные компании давно бы все сделали, будь это возможно". И это через четыре года адской работы им удалось. Никто, правда, им не завидовал - днями и ночами они сидели у экранов терминалов. Используя свою обучающую программу, они разработали "S-1" - компьютер, предназначенный быть отдаленным аналогом самого быстродействующего в то время суперкомпьютера в мире "Cray-1" ("Крей-1"). Завершив проект ЭВМ "S-1", они ушли из лаборатории и основали коммерческую компанию "Вычислительные системы с реальной логикой" в самом центре Силиконовой долины. Сейчас оба миллионеры, впрочем, так же как и многие другие выходцы из группы "О", основавшие компании, специализирующиеся на программах и компьютерах в области создания искусственного интеллекта.

Сконструированный компьютер "S-1" ("Марк-I" - так официально его назвали) стал "печь" свою продукцию как пироги. "Марк-II Память" - так называется новый компьютер, созданный в 1984 г. своим "папой" "S-1". Его память имеет миллиард бит. А он, в свою очередь, хочет "разродиться" сынком - компьютером "Марк-5". И помогающие ему в этом электронщики-акушеры вроде Лэрри надеются, что все схемы новорожденного суперкомпьютера будут втиснуты на пятидюймовой кремниевой пластине (дюйм равен 2,54 см).

Главное в новых суперкомпьютерах - умудриться уместить тысячи чипов (кремниевых кристаллов, на которых нанесено множество элементарных электрических схем) на одной кремниевой пластине. В этом случае информация будет передаваться с невероятной скоростью - ведь лишних проводников, где и происходят основные потери тока, не будет. Действительно, в сегодняшних ЭВМ большая часть времени уходит на ожидание, пока электрические сигналы мечутся взад-вперед по сотням километров проводов, соединяющих тысячи отдельных чипов. Маленькая пластинка на борту боевой космической станции будет являться ее мозгом. Сотни пластинок могут быть соединены вместе и превратятся в супер-ЭВМ наземного базирования невообразимой мощи. (Ранее уже описывалось, как будут действовать лазерные БКС с ядерной накачкой "хлопушки". Но ни один из существующих в мире наземных компьютеров не обладает достаточной мощностью, чтобы обеспечить их работу. По некоторым утверждениям, на обработку информации от спутников СПРН уходит примерно две минуты. Если бы "хлопушки" в сценарии Э. Теллера работали так же медленно, их бы не стоило даже создавать).

Секрет превращения обычной кремниевой пластины в компьютер заключается в умении сфокусировать лазерный луч диаметром в сотни раз тоньше человеческого волоса. В лаборатории свет от синего лазера направлялся в камеру, где и производилась операция с пластиной кремния. Укрепленная на специальной платформе пластина двигалась в нужном направлении. Движением платформы руководила программа, заложенная в память ЭВМ управления процессом. В камеру поступал газ и потом выходил через специальные трубки. Зеркала и призмы, находившиеся в камере, позволяли фокусировать не только луч лазера, но и специальную дуговую лампу, освещавшую пластину для контроля процесса создания микросхемы установленной телевизионной камерой. Луч лазера быстро пульсирует, простреливая облачко газа, содержащее металл. Он нагревает микроскопические точки на пластине, включая их в реакцию с газом - так происходит химическая реакция, в результате которой и создается миниатюрный полупроводниковый элемент.

Причем тут же, не вынимая пластины из камеры, проверяются электрические характеристики созданного полупроводника и при обнаружении дефекта исправляются повторным воздействием луча лазера. Именно проверка изделия в самой камере позволяет покрыть схемой всю пластину. Прогресс новой технологии очевиден. Ведь сегодня при изготовлении чипов окунают пластину кремния в светочувствительные растворы, а затем покрывают электропроводящим слоем, имеющим "картинку" нужной схемы. Свет, снова раствор и снова проводящая картинка - так слой за слоем накладывают на кремниевую пластину будущие микросхемы. После травления пластину разламывают на несколько сотен отдельных чипов, которые крепят на платах, подпаивают к ним электропровода и... компьютер готов. Однако проверить качество изготовления чипов можно было только после создания всей пластины, но никак не в процессе. В результате отход изготовленной продукции в брак был значительным. Причем вероятность брака увеличивалась по мере увеличения размеров чипов. Однако важен именно размер - для супер-ЭВМ необходимы гигантские чипы.

Длительное время считалось, что размер кремниевой пластины для изготовления чипов ограничен диаметром 4-5 дюймов, так как при прохождении электрического тока во время работы она выделяет почти столько же теплоты, сколько 10 электроутюгов. И, естественно, плавится. Этот недостаток был устранен Дэвидом Тукерманом, одним из членов группы "О". Нанеся на обратную поверхность пластины тысячи желобков и прокачивая по ним воду с большой скоростью, он добился снижения температуры в десятки раз больше, чем раньше считалось возможным. Теперь при работе кремниевые чипы больших размеров не плавятся, а их логические ячейки работают со скоростью, в миллиарды раз превышающей скорость реакции нейронов головного мозга человека.

Создание больших чипов, которое не могли осилить ведущие электронные фирмы Америки "Тексас инструментс", ИБМ, "Тосиба" и "Трилоджи", успешно решается небольшой группой недавних выпускников высших учебных заведений. (Что может сделать энтузиаст, когда на шею ему не дышит начальник? Нес